Стояние на дороге

В Чебоксарах неделю тому назад произошло чрезвычайное происшествие – группа пикетчиков численностью порядка 130 человек перекрыла Президентский бульвар. Что называется, по горячим следам и оценки участникам той акции давались горячие. Теперь, спустя пусть и небольшое время, можно и нужно порассуждать о том исключительном событии, проанализировать, как говорится, причины и последствия. Тем более, как оказалось, пикетировали в Чебоксарах и жители соседних с Чувашией регионов.

Прочно укоренилось мнение, что истинно верующие люди – самая законопослушная часть нашего общества. А тут улицу перекрыла, на первый взгляд, самостийная, а на деле организованная толпа людей с хоругвями и иконами. В этом и есть исключительность события. Как считает министр внутренних дел по Чувашии Сергей Семенов, «почти всеми участниками пикета были совершены примерно по два-три нарушения закона». Речь, конечно, идет прежде всего о нарушении порядка проведения массовых акций и блокировании транспортных средств.
Как уже писала «Советская Чувашия», верующие протестовали против внедрения универсальной электронной карты. В этом протесте, безусловно, вызывающем множество серьезных и наивных вопросов, ничего противозаконного нет – люди вправе выражать свое мнение, доводить его до общества, до органов власти. Однако делать это следует, используя правовые инструменты. Так вполне законно и начался 27 ноября согласованный с властями города пикет на площади Республики перед церковью Рождества Христова. На нем свое несогласие с введением универсальной электронной карты выразили примерно две с половиной сотни человек. А вот затем часть пикетчиков то ли по незнанию, то ли осознанно пошла на нарушение закона. Как говорится в официальном сообщении МВД по Чувашии, «по окончании мероприятия в 12.40 группа граждан в количестве около 130 человек начала движение в сторону Дома правительства Чувашской Республики, расположенного по Президентскому бульвару. В 12.50 ими было осуществлено перекрытие проезжей части на пешеходном переходе. В результате проведенных переговоров в 13.20 проезжая часть была освобождена, движение транспорта восстановлено».

Впрочем, описание хронологии событий вряд ли важно – это дело правоохранительных и судебных структур. Тем более, как сообщил министр Сергей Семенов, «в отношении 37 участников составлено 72 административных протокола за нарушение порядка проведения массовых акций и блокирование транспортных средств». Сказанное выше было вполне ожидаемо – если нарушен закон, то должно последовать и наказание. Вполне возможно, в правовом государстве некоторых участников пикета подвергли бы наказанию не только за несоблюдение норм проведения массовых акций, перегораживание транспортной улицы, но и за неподчинение требованиям представителей полиции. Наблюдатели утверждают, что заместитель министра Андрей Тимофеев, его коллеги, а также чиновники из Дома правительства и просили, и увещевали, и требовали от пикетчиков не нарушать закон. Да еще, говорят, накануне акции с организаторами пикета был обстоятельный разговор в МВД – о том, что по закону можно и что нельзя. Значит, активисты протестующих не могли не знать о том, чем чревато перекрытие оживленной улицы.

Самое неожиданное, даже вежливо выражаясь, печальное здесь в другом. Совсем незадолго до пикета, 19 ноября, в Москве состоялось заседание Межрелигиозного совета России. По итогам этого почтенного собрания было принято заявление о законопослушности и соблюдении нравственных правил на дорогах. «В разных вероисповеданиях и культурных ценностях нарушение Правил дорожного движения считается грехом и правонарушением, – говорится в том заявлении. – Необходимо ужесточить ответственность за тяжкие преступления на дорогах и рецидивы без учета должностного и социального статуса нарушителя. Призываем священнослужителей всех традиционных религий России, общественных деятелей и педагогов служить примером уважения к святости жизни, а также обращать особое внимание на разъяснение гражданам России жизненной необходимости соблюдения правил поведения на дорогах».

Закон «Об универсальной электронной карте» принят в 28 субъектах России, включая пять регионов Приволжского федерального округа (Башкортостан, Удмуртия, Мордовия, Чувашия, Пензенская область). В Татарстане приняты подзаконные акты. Сегодня УЭК апробируется в пяти пилотных регионах (Астраханская, Волгоградская области, Башкортостан и Татарстан, Краснодарский край). 5 тысяч жителей данных регионов уже получили и пользуются УЭК.   

Предполагаю, кто-то из «доброжелающих» читателей упрекнет, мол, при чем тут пикет и процитированное выше заявление Межрелигиозного совета России. А при том, что человек на дороге, едет он за рулем или просто стоит на проезжей части, является участником дорожного движения. Другого толкования тут для людей без двойных правил поведения быть не может. К сожалению, наша реальность такова, что жить по закону у нас нынче, как выражаются, не трендово, даже, как убеждены многие, невыгодно. Просто так выражения наподобие «куда повернул закон, туда и вышло» не рождаются. Просто так иные о тех, кто не в ладах с законом, не говорят, дескать, жить умеет, ну а о тех, кто честен и нравственен, – мол, простачок, что с него взять… О времена, о нравы… Разве подобные проявления – не предмет для общей озабоченности власти и церкви?

Еще одна, скорее, более настораживающая неожиданность – это участие в пикете в Чебоксарах не только жителей чувашской столицы. По сообщению МВД по республике, «подавляющее большинство участников пикета, а это примерно 90 человек, прибыло в Чебоксары из районов республики. Кроме того, среди протестующих оказались жители Нижегородской области и Марий Эл». И после этого кто-то пытается утверждать, дескать, мы тут ни при чем, что никто из них организацией протеста не занимается? Нет, вопрос ставить надо не так. Пикет, митинг, шествие или еще что-то в рамках закона организовать есть право у каждого. Но почему тогда организаторы не удержали иных участников пикета от очевидного нарушения закона? Сетования на то, дескать, что возьмешь с бедных старушек, не ведающих, что творят, – лишь наивное прикрытие для организаторов. Хотя доля истины в этом есть – бабушки, которых за непринятие электронной карты язык не поворачивается осуждать, стали, скорее всего, просто жертвами остающихся в тени подстрекателей перекрытия дороги.

На днях в редакцию «Советской Чувашии» зашла одна из приехавших из деревни пикетчиц. Она знает, что универсальную электронную карту в России начнут бесплатно выдавать только по заявлениям граждан с января будущего года. Гражданин имеет право отказаться от использования карты в любое время после ее получения, и карта будет аннулирована в установленном порядке. И все равно бабушка против карты. «Обманут, – уверена она, – заставят брать, а если не возьмешь, не будут лечить в больницах, не дадут пенсию…»
Но как бабушку убедить, что не заставят получать карту, что и лечить будут, и пенсии не лишат? Этот вопрос, для иных чиновников кажущийся пустяковым, возможно, остается краеугольным. Ведь наши предки слышали столько обещаний от властей, столько раз они жертвовали собой ради веры в эти обещания! Призывали их в кооперативы – раскулачили, записывали в колхозы – лишили лошади и коровы, обещали накормить – обложили каждый кустарник налогом, наметили коммунизм – носки и махорку по талонам начали продавать… Да и в новой России многие ожидания оказались несбыточными. А бабушки-то все помнят… Потому наряду с озабоченностью протестом незначительной части верующих против УЭК каждому из нас, может быть, и иным неприкасаемым многоуважаемым священнослужителям тоже стоит задуматься: а праведно ли мы живем, совпадают ли наши мысли, слова и поступки…
Есть повод для раздумий и для наших не менее многоуважаемых законодателей и нормотворцев. Прежде чем принять какой-либо документ, касающийся значительной части людей, все-таки надо бы поизучать общественное мнение не формально, а так, как прописано в сочиняемых ими же положениях. Если надо, не жалеть ни сил, ни средств на то, чтобы убеждать людей в необходимости внедрять новое, непривычное. Из чего черпают информацию наши граждане, тем более пожилые? Основной источник для них – телевизор, где в нормальное смотрибельное время для нормальных людей можно видеть или развлекательные передачи, или криминальные истории. Чтение газет для большинства стало забытой привычкой.

Да, непросто нынче, когда совпартприемы агитации и пропаганды дают только обратный эффект, доверительно разговаривать с людьми, убеждать их. Но разговаривать и убеждать надо – словами и поступками. И деньги надо вкладывать в те каналы массовой коммуникации, которые никому не дают отрываться от реалий жизни, где главенствуют неприукрашенные отчеты. Сегодня успех там, где средства закатывают не только в асфальт и бетон, но и используют их для сохранения в человеке души и сердца, чести и долга, где людьми не командуют, а общаются, беседуют, в том числе через СМИ. Для поступающих так едва ли будет возникать повод переживать по поводу промокших на грязном и мокром асфальте колен протестующих бабушек. Слышащие друг друга, стремящиеся понять ближнего точно застрахованы от греха.

2 Ответы

  1. Какая то дремучая ситуация-причём тут церковь и прогресс.И мы хотим с такими взглядами быть впереди технического прогресса и жить богато и счастливо.

  2. «чтобы разрядить обстановку, спикер Госсовета Ю. Попов предложил депутатам выслушать представителя верующих – некую А. Васильеву. Народные избранники услышали много интересного о карах небесных, которые якобы ожидают нас всех в том случае, если закон об УЭК, по мнению некоторых верующих, начнет действовать.»

    Собственно, этим все сказано, вам так не кажется?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.