Ювелирных дел мастер

Чебоксарский художник-ювелир Владислав Николаев заперся в мастерской и отсыпался. Только что он вернулся из Москвы. Из Центрального дома художника забрал свои работы с выставки, посвященной 65-летию Победы. Возил в столицу новую серию из восьми знаков об МВД.

По отличному настроению мастера можно было догадаться о результате. «Запишите в блокноте, как всегда – блестящий, – шутливо посоветовал Владислав Владимирович. – Мои знаки интересны не только мне. Я всю жизнь собираю царские награды. Гоняюсь за ними не только ради коллекции. Потом тщательно изучаю, как и подобает уважающему себя ювелиру. Удаются работы, потому что выполнены они по образцам высокого искусства».

Из досье «СЧ»: Владислав Николаев – заслуженный художник России и Чувашии. Коллеги говорят, что «он синтезировал современное состояние изобразительного искусства с историческими, национальными традициями». Однажды сделал царский подарок Чувашскому национальному музею, безвозмездно отреставрировав ценнейший экспонат – «Дарственный ковш императрицы Елизаветы I» из серебра и позолоты. Три года назад был удостоен Государственной премии Чувашии за создание произведений декоративно-прикладного искусства – Должностного и Памятных знаков Президента Чувашии.

В Геральдическом совете при Президенте России к работам из Чувашии очень хорошо относятся. Николаев уверяет: «Какие знаки мы ни делали, они все проходили «на ура», без замечаний». Объяснение тому простое – чувашские награды имеют целевую особенность, присущую только нашим изделиям. Кстати, чувашский мастер не только для своей республики медали делает, например, для Мордовии кое-что изготовил, недавно в Татарстане выиграл конкурс на трудовую медаль.

Новый орден «За любовь и верность» уникальный и единственный в своем роде. Его будут присуждать супругам только в Чувашии. В цветовом эскизе награда разработана и утверждена во всех инстанциях, но пока не отлита в металле. Любопытно знать, в каком государевом монетном дворе – московском или петербургском она будет растиражирована? Опять вопрос «в молоко». Далеко ездить не придется. Владислав Владимирович, по его словам, «сам будет их делать». У него есть необходимое сверхточное оборудование, в том числе и итальянское. Все свои работы от идеи и эскиза до вещи в натуральную величину – его ювелирная работа. Вот ордена и медали «За заслуги перед Чувашской Республикой» он изготовил тысячу штук, и ничего. Переработал 35 килограммов серебра. У мастера производство налажено, у него отличные помощники. В тиши художественной мастерской он собирает, монтирует и доводит до идеального глянца ордена и медали. А литейное и прессовое оборудование в подвале.

Показывает новую юбилейную награду – к 90-летию республики. Говорит, всем его творческая команда занималась: от медали и красивой коробочки до удостоверения – за все в ответе. «Мне доверяют, потому что ни разу не подвел, – заметил В. Николаев. – Стараюсь все делать на профессиональном уровне. Понимаете, в геральдике каждый элемент имеет определенное значение, а не просто так. Геральдика – «сухая» наука, это вам не живопись. Стараюсь полностью освободить ответственных чиновников от рутинной работы. Готовлю описательную часть ордена или медали, юбилейного знака. Работаю плотно с сектором наград Администрации Президента, говорим на одном языке».

Знаки сейчас делают на каждом шагу. Но вечный вопрос – насколько высока планка качества. В старину ведь как было. Когда человек получал награду, он сам шел и заказывал ювелиру орден, хоть с бриллиантами. Государство тогда давало только боевые награды. Потому и ценятся среди коллекционеров царские награды, что это филигранная работа ювелиров, а не бездушная заводская штамповка.

Николаев работает в тандеме с другом Николаем Михайловичем – гравером очень высокого уровня. Ему заказывает оснастку. Тот сутками вручную готовит рисунок в металле. Кстати, новый орден за любовь состоит из шести частей. Изготовить его недолго, но при одном обязательном условии, если есть качественный штамп. «Каждый элемент награды надо отдавить, обработать, все сделать, потом монтаж начинается, клепка, – перечислял автор. – Чем наши работы отличаются? При изготовлении идет многоступенчатая, последовательная работа. Из-за этого они интересны и ценятся. Специалистам нравятся». Он работает только с драгметаллами, эмали использует лишь горячие, которые отжигаются при 800 градусах. Эмали, заметьте, не «значковые», а ювелирные. На каждом ордене есть место для порядкового номера и личного клейма мастера. Ленточки к ордену он заказал в Клину, оказывается, только в одном городе России этим занимаются. К концу месяца обещали изготовить.

Сын Алексей идет по его стопам. На живописца учится на худграфе. Один день в неделю занимается полностью «ювелиркой». Получается у него, помогает отцу. Без него, наверное, трудно было бы с заказами управляться. Спрос на ювелирные изделия нынче большой. Столица, говорят, помешалась на академических и дворянских знаках отличия. У старшего Николаева на этот счет особое мнение: «Остерегайтесь, чтобы семейной реликвией не становилась явная халтура в виде побрякушки».

Быть у мастера и не спросить о главном? Потому задаю стандартный вопрос: «Для того, чтобы стать ювелиром, какие качества нужно в себе закалять?» Не задумываясь, Владислав Владимирович ответил: «Усидчивость. Эмаль доли секунды передержал – сгорит. Полностью все переделывать приходится. Работа не для слабонервных. Психом изойдешь порой».

Родом Николаев из Цивильского района. Два года назад в райцентре купил дом поближе к монастырю. Теперь не нарадуется тамошним красотам. Изумительные места, каждые выходные пропадает на природе. Он признается: «Мое ремесло стоит того, чтобы им заниматься. Лично я без него не могу и дня. Ни на что другое времени не хватает».

Вся стена в мастерской увешана штампами, которые изготавливает его друг. А еще хоть экскурсию по закуткам проводи. Самовары в ряд, чайники и пиалы. Награды на бархатной подушке. Родовое дерево вырезано в полный рост. С фотографий много знаменитостей улыбается. А старинные чувашские одежды почему-то за стеклом. Проходя мимо них, Николаев признался: «До слез обидно, что пропадает наше старинное искусство национального костюма». Но это уже совсем другая история. Кстати, на очередной съезд художников он хочет заявиться в расшитой рубашке, в которых в старину ходили наши прадеды по праздникам.