Птахам помогает полиглот

Каждое утро к дому Гыльзыган Першиковой, что на улице Салтыкова-Щедрина, слетаются птицы со всей округи. Голуби, сороки, синицы, воробьи знают, что здесь их ждет обильный завтрак.
Появление хозяйки с полным лукошком зерна, крупы, толченой картошки и крошек хлеба пернатые встречают веселым гвалтом. Посмотреть на птичье пиршество останавливаются многие прохожие, некоторые благодарят за доброе сердце и, бывает, даже дают деньги на следующий завтрак пташкам. Однажды подошел и я.
– Птицы и животные – моя отрада, – улыбнулась Гыльзыган Гамалиевна. – У меня во дворе три собаки и пять кошек. Иду в магазин или к участковому врачу, а бездомные да выкинутые животинки за мной бегут, будто чуют, что я их не прогоню. Ведь на самом деле кошки прекрасно чувствуют доброе к ним отношение. Даже в сильные морозы на улицу просятся, в доме не пачкают.
Собеседницей баба Галя (так зовут ее жители улицы) оказалась интересной. Да и судьба ее удивительна. Сама она татарка, свободно разговаривает на девяти языках, среди которых башкирский, узбекский, азербайджанский, удмуртский, казахский и даже турецкий. Их Гыльзыган Гамалиевна выучила в поселке Гниловка Кировской области, куда попала вместе с репрессированными родителями. “Со всей страны согнали людей, говорили они на разных языках. Пока взрослые валили лес да строили, мы со сверстниками купались в речке, собирали в лесу грибы. Общаться-то нам надо было. А язык выучишь один, другой уж легко поддается». Но жизнь детей неблагонадежных граждан страны беззаботной не была. Едва они достигали школьного возраста, их тут же определяли на работу. Так, Гыльзыган возила на быке дрова, сено. “Порой с ног от усталости валились, – вспоминает полиглот, – а вечерами все равно собирались на опушке да задорно пели: “Эй, куда мы залетели, бойкие девчоночки? Только выйдем из барака, зеленеют елочки”.
Здесь же, в Гниловке, Гыльзыган встретила свою судьбу – вышла замуж за вальщика леса Михаила Першикова, с которым полвека прожила душа в душу. По ее словам, того поселка теперь уже нет, сохранилось только огромное кладбище… После реабилитации репрессированные разъехались по родным местам. В Чувашию Першиковы перебрались вслед за дочерью с зятем, которые приехали строить Чебоксарскую ГЭС. Осели в Мариинском Посаде, купив там дом. “А род наш большой, интернациональный, – продолжает баба Галя. – Я как-то посчитала – семь национальностей в родстве набирается. Есть немцы, латыши, удмурты, украинцы. У дочерей мужья – чуваши. И всех нас объединяет великий, могучий русский язык”.

Л. КУЗЬМИН, Мариинский Посад.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.