Купец, помощник просветителя

Первая национальная школа чувашей в Симбирске, основанная И.Яковлевым в октябре 1868 года, первое время содержалась на средства ее основателя и на пожертвования симбирцев. Позднее школа была признана Министерством народного просвещения, но финансирование все равно было крайне недостаточным, и Ивану Яковлевичу приходилось обращаться за поддержкой к состоятельным людям. В своих воспоминаниях Яковлев в качестве благотворителей упоминал симбирских коммерсантов и предпринимателей А. Стрелкова, Н. Шатрова, П. Пастухова и других.
Наиболее значительным из них был Николай Яковлевич Шатров, крупный симбирский купец и фабрикант, пожертвовавший на развитие школы свыше 120 тысяч рублей. Старший сын просветителя, доктор исторических наук Алексей Иванович Яковлев в своих воспоминаниях назвал Шатрова «одним из промышленно-финансовых гениев, которые родятся сами собой и работают без школы и обучения». «Он был мальчиком в какой-то торговой фирме, – писал Алексей Иванович, – сколотил небольшую сумму и смекнул те выгоды, которые сулило в будущем фабрично-суконное дело. Женился он на бедной, изящной красавице, дочери местного парикмахера, бесприданнице. Еще до 30 лет успел перехватить рушившуюся суконную фабрику местных дворян-затейников Прибыловских. В руках Н.Я. Шатрова она превратилась в «золотое дно». Удачливый фабрикант стал главным поставщиком сукна для российской армии».
Предпринимательское дело Шатрова развивалось параллельно с просветительской деятельностью Яковлева. Но их отношения складывались непросто. Иван Яковлевич вспоминал, что «у Шатрова можно было вырвать помощь, лишь заманив его в доброе дело перспективой чинов, наград и т.п. У него главным двигателем при благотворительности являлось честолюбие…» Но так или иначе, по словам сына просветителя, со временем Шатров стал «верным союзником отца». И в честолюбивых планах фабрикант пре-успел – благотворительная деятельность помогла Шатрову получить высокий чин статского советника.
На торжественном собрании, посвященном 40-летию Симбирской чувашской учительской школы, Иван Яковлевич вручил ее почетному попечителю Шатрову приветственный адрес. В нем говорилось: «Вы были попечителем не по имени только, но и на деле. Идя навстречу духовному развитию школы, вы расширили и устроили домовую при школе церковь и выстроили при ней обширное классное помещение. Вы принесли в дар школе и свое усадебное место, находящееся рядом с нею. Еще раньше на ваши средства школа приобрела участок земли… День сорокалетней годовщины школы вы ознаменовали новым благодеянием – пожелали на свои средства построить каменное двухэтажное здание, необходимое для приходского двухклассного мужского при школе училища (здание было оценено в 58783 руб. – Авт.)… Этим самым вы оказываете великую услугу делу просвещения миллионного темного народа… Вам будет воздана должная дань благодарности будущим поколением чуваш…»
После революции Н. Шатров передал новой власти «свою фабрику на полном ходу и в блестящем состоянии – всего на сумму от 50 до 60 млн. рублей». Но тем не менее репрессий не избежал: в июле 1919 года был арестован. Иван Яковлевич отважно кинулся его выручать, несколько раз обращался к властям, пытаясь добиться свидания с заключенным. Жена Яковлева Екатерина Алексеевна в письмах к сыну и снохе сообщала о его визитах в ЧК: «Папа очень озабочен судьбой Шатрова, который второй месяц сидит в арестантских ротах. Обвинений ему никаких не предъявляют, но и свиданий не разрешают. Спросили, почему папа о нем хочет хлопотать. Папа сказал, что Шатров много сделал для развития школы, когда она только начиналась. Комиссар сказал, что неудивительно было поделиться от 12 миллионов. На это папа ему ответил, что он не знает, сколько сейчас у Шатрова капитала, но тогда ничего подобного не было, и Шатров сам только что начинал свое дело. Но все равно Бокий (председатель Симбирской ЧК. – Авт.) отнесся к нему очень сухо… Говорят, для Шатрова дело может кончиться совсем худо…»
В конце октября 1919 года Н.Шатров был освобожден. Некоторое время в очень стесненном положении он жил с женою в Москве, а потом уехал за границу. По одним сведениям, жил в Австрии и занимался разведением птицы, по другим – во Франции. Дата его смерти не установлена.

В. ПИТЕРНОВА,
главный специалист Государственного исторического архива Чувашской Республики.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.