Возводили колхозники дзоты

В краеведческом музее Янтикова невольно обращаешь внимание на одну из картин. Сюжет ее вроде бы военный, но взят из жизни.
Местный краевед В. Чайкин уточнил, что полотно музею подарил Павел Меркурьев незадолго до своей кончины, хотя он написал его еще четверть века назад. Художник изобразил рытье противотанкового рва. Те события он воссоздал по воспоминаниям очевидцев. Рассказывают, неделями живописец пропадал на склонах, где до сих пор видны следы оборонительного рубежа. Кстати, и некоторые участники той народной эпопеи еще живы – Матрена Михайловна Котякова, Любовь Иванова, Алексеева и другие. Иногда их приглашают в музей, дети заслушиваются рассказами.
Хотя директор музея С.Сергеева в штате в единственном числе, она администратор с творческими задатками. Всей нужной информацией свободно владеет. Охотно рассказывает о земляке, талантливом художнике Меркурьеве. Павел Меркурьевич родом из села Яншихово-Норваши. В годы Великой Отечественной войны с боями прошел от Сталинграда до Берлина, где расписался на стене Рейхстага. Потом Меркурьев преподавал еще целых 33 года. А вот профессионально живописью он занялся лишь после выхода на пенсию.
Говорят, что у него не случайные сюжеты – все они выстраданы сердцем, выхвачены из реальности. Искусствоведы отмечали: «каждая линия, цветовое пятно несут смысловую нагрузку, наполнены ритмом труда, цветом и звоном жизни».
А вот рытье окопов на окраине Янтикова показано очень уж красиво и, да простят очевидцы, чуть ли не празднично. А ведь в ту суровую осень 1941 года фашисты рвались к Москве. Видно, только большим жизнелюбием Меркурьева можно объяснить такие яркие краски. Наверное, фронтовику Павлу Меркурьевичу хотелось видеть именно в таком свете строительство оборонительных сооружений на Сурско-Казанском рубеже. Он бил врага и не знал, что происходило в тылу. Да и документы в 1985-м, в год написания картины, еще не были рассекречены. Это сейчас в Госархиве современной истории Чувашской Республики открыты письменные свидетельства, которые несколько иначе трактуют происходившее в начале войны.
В подборке, подготовленной начальником отдела Н. Григорьевой и размещенной в Интернете, например, сообщается, что мобилизация населения началась с 28 октября 1941 года. На работы направляли физически здоровых людей, не моложе 17 лет.
Было организовано шесть военно-полевых сооружений (ВПС). По Сурскому рубежу с центрами в Ядрине, Шумерле, Порецком, Алатыре и два на Казанском направлении: в Октябрьском и Янтикове. В бригадах было по 50 человек. Колхозы обязали организовать поставку продуктов и фуража. Каждый район республики обеспечивал своих рабочих лопатами, кирками, ломами, кувалдами, пилами, тачками, носилками и прочим инвентарем.
Особенно быстро изнашивалась обувь. Для решения проблемы была организована торговля лыком и лаптями. Ежедневно на строительстве в среднем участвовали 85 тысяч человек, а в отдельные периоды эта цифра поднималась до 110 тысяч. Работа велась без единого выходного дня, не прерываясь и в 40-градусные морозы. За период строительства выполнен огромный объем работы на протяжении 380 километров: вынуто 4897 кубометров земли, построено 1480 землянок, 2347 огневых точек и пр. Строительство на Сурском рубеже закончено 20 января 1942 года, а на Казанском – пятью днями позже. Кстати, строители участка возле Янтикова отрапортовали досрочно.
В архивах Татарстана и Нижегородской области, где возле Горького тоже возводили оборонный рубеж, есть свидетельства, что осень 1941 года наступила очень рано. Шли бесконечные дожди, стояла непролазная грязь, затем ударили морозы. Грунт промерзал до полутора метров. А ведь среди работающих две трети были женщины.
Напомним, Казанский рубеж начинался от Звениговского затона, пролегал мимо урмарских деревень Шоркистры и Арабоси, села Можарки Янтиковского района до границы с Татарской АССР. К счастью, все эти доты и траншеи не понадобились: враг был остановлен под Москвой. Однако на всякий случай для охраны линии обороны на территории Чувашии были образованы 3 комендатуры. В первое время использовали конно-велосипедные войска, позднее участки были закреплены за сельсоветами и колхозами. И только в марте 1944 года дальнейшая охрана и работы по поддержанию порядка в тыловых оборонительных сооружениях на территории республики были прекращены. Дзоты, убежища, бараки и землянки, пригодные под овощехранилища или полевые станы, были переданы колхозам, остальные разобрали.
Окопы долго напоминали о войне. Только к 1955 году их на большинстве участков заровняли. Потом они обвалились и заросли травой, образуя ложбины. Время стирает следы, судя по всему, и в людской памяти. Сейчас трудно назвать хоть один участок оборонительного рубежа, который превратили в музей и сохранили для потомков. В 2007-м поговаривали об установке памятных знаков в райцентрах, о создании музея Доблести и Славы…
Рвы с той войны до сих пор видны как шрамы. СХПК «Новый путь» под Янтиковом якобы закладывает сенаж в один из тех оборонительных объектов. Да есть в краеведческом музее картина фронтовика П. Меркурьева о народном подвиге. На ней еще светило октябрьское солнце и не было лютых морозов. Согласитесь, хоть что-то…

Опубликовано: 19 января 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.