На всю оставшуюся жизнь

Гвардии старшина медицинской службы Анна Иванова. 9 июня 1945 г., город Бург (Германия). Фото с сайта shel-vestnik.ru«РАНЕНЫЕ БОЙЦЫ, ПЕРЕВЯЗАННЫЕ БИНТАМИ, ЛЕЖАЛИ НА ЗЕМЛЕ, КАК СНЕГ…»

«Я имею среднее медицинское образование. И сейчас, когда наши доблестные бойцы героически сражаются с презренными бандитами за честь своей родины, я хочу быть вместе с ними, помогать им в боях, а где это нужно будет, с оружием в руках буду бить гитлеровских стервятников. Прошу отправить меня на фронт». Это письмо, напечатанное в газете «Красная Чувашия» от 05.07.1941 г., написала моя мама Анна Ивановна Иванова. Тогда ей было 24 года…
Уроженка деревни Астакасы Мариинско-Посадского района Анна Иванова окончила Чебоксарский медицинский техникум и с начала войны служила в военных госпиталях, развернутых на территории Чувашии (эвакогоспитале № 3068 в городе Мариинский Посад, эвакогоспитале № 3069 в селе Шихазаны, эвакогоспитале № 3057 в городе Чебоксары). А три ее брата Максим, Павел и Иван воевали на фронте, об их судьбе ничего не было известно.
Сразу на войну маму не отправили, но она оказалась настойчивой – повторно подала заявление в военкомат и вместе с подругой по техникуму и эвакогоспиталю Верой Ивановой была направлена на фронт. С марта 1943 по октябрь 1944 года она служила в должности медицинской сестры в звании старшины медицинской службы военно-санитарной летучки № 859 (в годы войны такие летучки использовались для эвакуации тяжелораненых и больных бойцов).

Анна Ивановна Иванова прошла боевой путь от Тулы до Берлина, участвуя в боях на Курской дуге, в боях за взятие Кенигсберга, Бобруйска и других. Закончила военную службу в октябре 1945 года в Берлине. Награждена медалями «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За боевые заслуги», двумя благодарственными грамотами Верховного Главнокомандующего. Умерла 19 августа 1990 года в возрасте 73 лет.

Военно-санитарная летучка № 859 состояла из 40 товарных вагонов без окон и дверей. Внутри – двухъярусные нары с деревянными настилами и соломенными матрацами, для освещения использовались керосиновые лампы и свечи. Медицинский состав – 3–4 медицинских сестры, 36 санитарок и начальник санитарной летучки. А количество раненых могло доходить до двух тысяч и более. Перейти из вагона в вагон можно было во время остановки железнодорожного состава. А если обстоятельства ждать не позволяли, медсестры подавали сигнал машинисту, тот сбавлял скорость, и медрабоники на ходу перепрыгивали из одного вагона в другой.
В годы войны по фронтам прошло около 12 тысяч военно-санитарных поездов. Фото с сайта shel-vestnik.ruСанитарную летучку с красными крестами часто бомбили немецкие самолеты. Были случаи, когда из 40 вагонов годными к дальнейшим рейсам оставались лишь 8–10. Чтобы защитить санитарные составы, командование выделяло для их сопровождения бронепоезда. Одним из бронепоездов, сопровождавших санитарную летучку № 859 (в Воронеже, Курске, Унече, Брянске, Бобруйске), был бронепоезд «За Родину», построенный в годы войны на Канашском вагоноремонтном заводе на средства жителей города. В боях на Курской дуге, когда более 30 вражеских самолетов бомбили и атаковали из пушек и пулеметов санитарную летучку, бронепоезд «За Родину» разогнал вражеских стервятников, что позволило медицинскому составу без потерь доставить тяжелораненых до пункта назначения.
Во время налетов немецкой авиации медсестрам и санитаркам приходилось выносить из вагонов сотни раненых бойцов, а потом заносить их обратно (многие не могли ходить, были в тяжелом состоянии). Мама вспоминала, что раненые, перевязанные бинтами, лежали на земле, как снег. Во время одной из бомбежек была тяжело ранена начальник санитарной летучки и убита медицинская сестра. Тогда моя мама заменила начальника санитарной летучки. За этот героический рейд она была награждена медалью «За боевые заслуги». В 1944 году, в связи с тем, что боевые действия приобрели наступательный характер, санитарная летучка № 859 была расформирована. С октября 1944 года мама продолжила военную службу в хирургическом полевом подвижном госпитале № 196.
Как вспоминала мама, по прибытию госпиталя в пункт назначения силами медицинского состава развертывалась операционная. Часто это были неприспособленные помещения, которые тщательно вычищались, затем стены обвешивались стерильными простынями (госпиталь сопровождала передвижная дезинфекционная камера). Операции проводили три хирурга на шести операционных столах. Потом раненые долечивались в госпитале № 196, дислоцировавшемся в городе Бург до октября 1945 года.
Одним из хирургов, служивших в полевом подвижном госпитале № 196, был Ашот Михайлович Гаспарян. С ним мама встретилась через 26 лет после окончания войны, когда приехала на операцию в урологическую клинику Ленинградского государственного медицинского института. Все последующие дни до ее выписки из клиники профессор Гаспарян начинал обход с беседы и осмотра боевой подруги, дошедшей вместе с ним по дорогам войны до Берлина.
…Война принесла много горя, но даже на передовой люди не теряли оптимизма и веры в Победу. Мама вспоминала, что во время коротких остановок санитарной летучки на перроне вокзала видела, как вдруг откуда ни возьмись появлялся гармонист, звучала музыка, кто-то пускался в пляс, а потом раздавался сигнал и солдаты быстро разбегались по составам, отправлявшимся на фронт.
«На всю оставшуюся жизнь я это запомнила. Если бы я не была на фронте, я бы никогда не увидела таких смелых, отчаянных, красивых людей», – говорила моя дорогая, любимая мама.

Татьяна ИВАНОВА, Чебоксары

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.