В полиции проходимцам не место

полиция22ТАМ ЗАБОТЯТСЯ О «ЧИСТОТЕ» РЯДОВ

Журналисты берут интервью у руководителей разных служб МВД по Чувашии. Но, пожалуй, самое «тяжелое» выпало на долю начальника оперативно­-розыскной части собственной безопасности Вячеслава Комарова
. Ведь ему пришлось, в частности, говорить о преступивших закон полицейских. К тому же это первое интервью представителю СМИ за все время работы Вячеслава Геннадьевича в органах внутренних дел.
КОГДА ЗАБЫВАЮТ О ДОЛГЕ И ЧЕСТИ
Начали мы разговор с того, что недавно Московский районный суд Чебоксар приговорил бывшего помощника оперативного дежурного отдела полиции № 4 УМВД России по Чебоксарам к 60­тысячному штрафу за совершение коррупционного преступления. А выявили этот нелицеприятный факт оперативники ОРЧ собственной безопасности.
– Борьба с коррупцией в органах внутренних дел – приоритетное направление в деятельности МВД по Чувашии, – напомнил Вячеслав Геннадьевич. – И одно из главных направлений деятельности нашей ОРЧ.
Касаемо осужденного сотрудника: он во время суточного дежурства получил от медработников информацию о смерти мужчины и передал ее сотруднице фирмы по оказанию ритуальных услуг. То есть разгласил сведения, ставшие ему известными по службе.
И в тот же день получил от одного из работников этой коммерческой организации за услугу взятку в две тысячи рублей. Был уволен с работы по результатам проведенной служебной проверки, которые оказались не в его пользу. А материалы мы передали в Следственное управление Следственного комитета России по Чувашии (СУ СКР) для принятия процессуального решения. Как вы знаете, именно это ведомство расследует уголовные дела, касающиеся противоправных деяний полицейских.
– Известно, что не без помощи вашей службы и управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД под уголовной статьей оказался и сам начальник отдела полиции № 4…
– Теперь уже бывший начальник. Он проходит по уголовному делу о незаконной организации и проведении азартных игр в Чебоксарах, Цивильском и Красноармейском районах. Всего фигурантами дела являются восемь человек.
А суть в том, что начальник отдела полиции, по версии следствия и нашим оперативным наработкам, получал от членов организованной преступной группы взятки за «крышевание» незаконного проведения азартных игр. В частности, он не принимал мер по пресечению деятельности незаконного игорного салона, расположенного по улице Гузовского в Чебоксарах. Следствие продолжается. И вы понимаете, что преступником человека может объявить только суд.
– В июле этого года бывший сотрудник полиции осужден к 10 годам лишения свободы за покушение на мошенничество и незаконный оборот аналога наркотического средства.
– Есть такой факт. Как установили следствие и суд, в конце прошлого года старший оперуполномоченный подразделения по выявлению преступлений по линии незаконного оборота наркотиков управления МВД России по городу Чебоксары запросил с местного предпринимателя 250 тысяч рублей. Сказал, что решается вопрос о возбуждении в отношении бизнесмена уголовного дела и если он передаст запрошенную сумму, то никакого дела не будет.
– Смошенничал?
– Мы выяснили, что никакого дела не намечается, после того, как бизнесмен, уже передавший оперативнику 85 тысяч рублей, сообразил, что его вводят в заблуждение, и обратился в полицию. Очередной денежный транш наш «коллега» получил уже под наблюдением сотрудников ОРЧ собственной безопасности и был задержан с поличным. Кроме того, он признан виновным в незаконном хранении «спайса», который безвозмездно давал курить хозяину квартиры, где жил.

«Не все, но некоторые из кандидатов на работу в полицию подвергаются исследованиям с применением полиграфа, так называемого «детектора лжи». В МВД есть подразделения, которые более, чем другие, подвержены коррупционным рискам, например, ГИБДД. Там должны работать люди с чистой репутацией».

И ПОЛИЦЕЙСКИЕ НУЖДАЮТСЯ В ЗАЩИТЕ
– Вячеслав Геннадьевич, сколько уголовных дел в отношении полицейских возбуждено в этом году?
– За десять месяцев возбуждено двадцать три уголовных дела в отношении тринадцати сотрудников. Из них одиннадцать по фактам должностных преступлений, в том числе десять дел коррупционной направленности, остальные – общеуголовной. Все уголовные дела по должностным преступлениям возбуждены по материалам, собранным нашей ОРЧ.
– А вообще сколь широки полномочия вашей службы?
– Основные задачи – не допускать проникновения в органы внутренних дел лиц, преследующих противоправные цели, выявление и пресечение всех видов уголовных преступлений и административных правонарушений, совершаемых сотрудниками. МВД само заинтересовано в наведении порядка в сфере укрепления законности в органах внутренних дел. Поэтому борьбу с преступлениями и правонарушениями, которые совершаются сотрудниками полиции, министерство ведет собственными силами. Отмечу, что из всех должностных преступлений, совершенных сотрудниками, львиная доля выявляется службой собственной безопасности.
– Сотрудникам вашего ведомства приходится работать и с обращениями граждан, недовольных действиями полицейских, много ли обоснованных жалоб?
– Процентов 10–15 от общего числа поступивших. В основном граждане жалуются на сотрудников наружных служб полиции, к примеру, на инспекторов ГАИ. В ходе проверки выявляем все обстоятельства правонарушения, в котором винят сотрудника. Если он грубо нарушает дисциплину, закон, права граждан, такого сразу увольняем.
– Ежегодно регистрируются факты противоправного поведения граждан в отношении полицейских при исполнении ими служебного долга. Этот год не стал исключением?
– К сожалению, нет. За минувшие месяцы за неповиновение законному требованию сотрудников ОВД при выполнении ими служебных обязанностей к административной ответственности привлечены 873 человека. 167 граждан привлечены к уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении полицейских, в основном это побои, нанесенные им при исполнении служебных обязанностей.
– Люди недопонимают всей меры ответственности за нападение на представителей власти или надеются на свою безнаказанность?
– Думаю, присутствует и то и другое. Потому что в конфликты с полицией вступают в основном нетрезвые граждане. А пьяному, как говорят в народе, и море по колено…
ЕСЛИ УГРОЗА РЕАЛЬНА
– Для МВД, и в первую очередь для ОРЧ СБ, по­-прежнему важной задачей остается обеспечение государственной защиты полицейских и их семей. То есть они могут пострадать от произвола тех, кого, например, подвели под уголовную статью?
– Если угрозы и исходят, то в первую очередь от лиц, в отношении которых велось или ведется уголовное преследование. Слава богу, таких случаев у нас относительно немного. Например, в этом году за десять месяцев ОРЧ собственной безопасности приняты меры государственной защиты в отношении семи сотрудников.
– С чего начинается работа по госзащите полицейских?
– Проводим все оперативно­-розыскные мероприятия по документированию фактов угрозы. Если меры профилактического характера с теми, кто решился на угрозу, действенные, этим и ограничиваемся. К примеру, сотрудник­-дознаватель расследовал дело, где фигурантом проходил гражданин, до этого уже не раз привлекавшийся к уголовной ответственности. По последнему делу он находился под подпиской о невыезде, и в ходе расследования от него начали поступать угрозы дознавателю. Сотруднику была выделена личная охрана, спецсредства в целях самозащиты. С «угрозоносителем» провели профилактическую беседу на предмет возможных последствий его противоправного поведения, может еще под одну уголовную статью угодить. И звонки с его стороны прекратились.
– Защита семей сотрудников – реальная необходимость?
– Как правило, когда угрожают сотруднику, бьют по самому уязвимому – по семье. Поэтому мы защищаем не только полицейских, но и их родных. Такие примеры у нас есть. К примеру, по материалам участкового уполномоченного полиции Вурнарского района за совершение преступления были привлечены к уголовной ответственности несколько лиц. И от них поступили угрозы в его адрес: мы знаем, где вы живете, сколько у вас детей, знаем других родственников…
Профилактическая работа тоже имеет немаловажное значение. Заботимся о сохранности персональных данных сотрудников, чтобы они не стали достоянием криминальных структур. При расследовании серьезных уголовных дел не исключены попытки подкупа или давления на следователя. Их нужно пресекать, мы обязаны создать условия для нормального ведения следствия.
СИТО ДЛЯ КАНДИДАТОВ
– Авторитет полиции, как правило, подрывают люди, случайно попавшие в ее ряды или, к примеру, преследующие корыстные цели. Какие мотивы могут послужить для отказа кандидату в полицейские?
– Склонность кандидата к правонарушениям, контакты с лицами из криминальной среды, нелады с законом в прошлом и другие негативные моменты. Занимаемся сбором оперативной информации по каждому кандидату, беседуем с ними лично. Кроме того, работаем над формированием в среде сотрудников атмосферы нетерпимости к нарушителям законности и дисциплины, оказываем помощь руководителям подразделений в очищении от сотрудников, преступивших закон.
– Слышала, что кандидатов на работу в полицию могут проверить и на полиграфе…
– Не всех, но некоторые подвергаются исследованиям с применением полиграфа, так называемого «детектора лжи». В МВД есть подразделения, которые более, чем другие, подвержены коррупционным рискам, например, ГИБДД. Там должны работать люди с чистой репутацией.
– Кандидатов в ОРЧ СБ, наверное, еще жестче проверяют…
– В службу собственной безопасности берут только тех, кто не менее пяти лет проработал в следственных и оперативных подразделениях. На сегодняшний день в ОРЧ СБ работают более десяти человек, все опытные профессионалы с высшим юридическим образованием.
ИЗ РОДА ГРЕНАДЕРОВ
– Работа в ОРЧ СБ сложная, ведь против своих коллег приходится действовать. Наверное, сотрудники полиции изначально видят в вас и в ваших подчиненных потенциальных врагов…
– Сотрудники, которые добросовестно исполняют свои должностные обязанности, в нас врагов не видят, – улыбается полковник. – Те, кто злоупотребляет ими, возможно, и недолюбливают. Но вы правы, ощущение тяжести на душе есть, когда выявляешь противоправные деяния своих коллег. А обижаться или нет на то, что мы честно и объективно сделали свою работу, это уже их проблемы.
– Как давно вы возглавляете службу собственной безопасности?
– В этом подразделении я работаю десять лет. А вообще в органы внутренних дел устроился когда­-то по линии ОБХСС (ныне управление экономической безопасности и противодействия корруп­ции). Потом долгое время работал в отделе по борьбе с организованной преступностью и уже оттуда пришел в ОРЧ собственной безопасности.
– Время на отдых остается?
– Вне основной работы (а у нас ненормированный рабочий день) занимаюсь спортом: футбол, волейбол, зимой хоккей.
– Семья не переживает по поводу вашей непростой работы? Супруга не из «органов»?
– Семья понимает, сколько уж лет вместе. А супруга Алина работает в медицине. Сын Евгений учится в ЧГУ на юридическом факультете.
– Вы не потомственный полицейский?
– Нет. Хотя по дальнему родству, со слов родственников, наши прадеды служили гренадерами, потомкам остались фотографии.
– Откуда вы родом?
– Из Батыревского района.
– Если земляк преступит закон…
– Я очень принципиальный человек. Если наступил на криминальные «грабли» – пожинай плоды…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.