Были, есть! А будем?

васильев22НАДО ВОСПИТЫВАТЬ УВАЖЕНИЕ, А НЕ ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Профессор Чувашского госуниверситета культуролог Владимир Васильев съездил к родственникам в Тюменскую область и «заболел» историей родного народа. В беседе с корреспондентом «СЧ» он поделился и своими размышлениями о проблемах сохранения языка, о развитии национального самосознания.
– Владимир Александрович, расскажите, как ваши родственники оказались в Тюменской области.
– В Сибирь уехал мой дед в конце 20-­х годов. Прознав, что грядет коллективизация, распродал имущество (а он был зажиточным, имел две мельницы. Разбогател, валяя валенки) и уехал. Через год переселилась и семья. А мой отец остался, так как в это время учился в пединституте. Сибирские родственники периодически приезжали и каждый раз приглашали в гости. Но до прошлого года мне как­-то было недосуг.
– Съездили, и после поездки в республиканских СМИ стали появляться ваши рассказы о сибирских чувашах…
– Да, там со мной что­-то произошло. Побывал в чувашских деревнях, пообщался с соплеменниками. Знаете, они отличаются от нас, живущих в республике.
– Чем?
– Они чтут и берегут наши традиции, обычаи трепетнее, чем мы здесь. И мне захотелось узнать, как наши соплеменники оказались в Сибири, как им удается сохранять любовь ко всему чувашскому в условиях «чужбины».
– Желание ученого изведать непознанное понятно. Но ведь всему бывает толчок…
– Мои двоюродные сестры живут в Нижнетавдинском районе. Одна из них, Антонина Никандровна, – в селе Канаш. Она 25 лет назад стояла у истоков ансамбля чувашской песни «Танташ». К слову, в Тюменской области почти 20 чувашских коллективов художественной самодеятельности.
Сестре моей 80 лет. Как-­то сидим, она спела старинные чувашские песни, те, которые пели еще ее мама и бабушка, и говорит: «Когда мы уйдем, никто эти песни знать не будет». Вот тут­-то я и встрепенулся. Захотелось записать, запечатлеть все, что еще они знают и помнят. Не только в свой диктофон, но и для широкой общественности.
Так, я наладил контакты с телеканалом «Тюмень-Регион, с учеными-­гуманитариями, с активистами ассоциации чувашей области «Таван». В этом году летом уже поехал целенаправленно, вместе с ними удалось организовать целую экспедицию по чувашским деревням. Побывали в Канаше, Малом Хуторе, Нижней Тавде, а в Тобольске посетили места, связанные с Бичуриным, Чувашский мыс.
Кстати, глава администрации Нижнетавдинского района Владимир Семенов по национальности чуваш, его отец родом из Красноармейского района. Интересная у нас с ним была встреча. Заходим, знакомимся, спрашиваем: «Как вы тут живете?» А он в ответ: «Плохо». В кабинете воцаряется тишина – это в богатом-­то нефтью Тюменском крае! А Владимир Васильевич помолчал и продолжил: «Плохо, потому что не знаем родного языка…» Да, с языком у сибирских сородичей проблема – молодое поколение не знает языка родителей, и он, к сожалению, теряется.
– Но проблема сохранения чувашского языка актуальна не только для наших соплеменников, живущих за пределами республики, она злободневна и для самой Чувашии. Хотя в последнее время на улицах наших городов чувашская речь стала звучать чаще…
– Вы знаете, есть такое. Ехал в поезде, слышу, соседи по купе переговариваются: в Чувашии, мол, все на своем языке говорят. Конечно, это не может не радовать.
Я, к примеру, приветствую, когда студенты мне отвечают на чувашском. На лекциях сам обращаюсь к ним на чувашском, предлагаю рефераты писать на нем. Был такой случай – на занятии я заметил, что один из студентов с трудом подбирает русские слова. Говорю: переходи на чувашский. И знаете, что обрадовало? Половина группы не понимала по-­чувашски, но никакого хохота, хихиканья не последовало. Это здорово. Никогда не надо стесняться материнского языка, надо гордиться им.
– Правильно ли в вопросах сохранения языка апеллировать к аргументу: ты чуваш, а, значит, должен знать чувашский язык?
– Чтобы человек знал родной язык, у него должен быть правильно сформирован мотив.
– А какой мотив, если, допустим, папа у меня грузин, или наоборот?
– Не помешает учить оба языка. Говорят же, два языка, два ума. А мотив такой: язык – элемент культуры, который меня обогащает. Это мой родной язык, который меня выделяет среди всех остальных, и все остальные должны понимать, что каждый может выделиться через родной язык, родную культуру. Вот что нужно формировать в подрастающих поколениях.
– То есть развивать национальное самосознание. А как?
– Изучать историю народа, культуру, фольклор, пропагандировать лучшие свои традиции, обычаи. То есть в хорошем смысле провоцировать внимание людей к языку своего народа.
Возвращаясь к нашим сибирским сородичам. Тюменская областная ассоциация чувашей «Таван» как раз и ставит перед собой такую задачу: вовлечь юношей и девушек в атмосферу национальных праздников. Чего они только там не проводят – и Сурхури, и Акатуи, и Дни культуры…
Что еще удивляет в сибирских соплеменниках? Это пиетет к своему народу.
– Слово какое­-то мудреное…
– Глубокое уважение к своему народу, его истории. Активисты ассоциации Ираида Маслова, Владимир Логинов, Лилия Демина и другие – люди состоявшиеся и состоятельные. Но все они искренне интересуются историей своего народа, языка, пекутся о сохранении его культуры, традиций. Среди республиканских, скажем, успешных бизнесменов такого интереса к истории, культурным ценностям чувашского народа практически не встречал. Если и встречал, то очень и очень редко. А ведь ценность человека не только в деньгах, но и в его духовности.
– А не потеряли ли свою актуальность сейчас, в эпоху глобализации, сохранение и поддержка национальной культуры, развитие национальных традиций?
– Конечно, нет. Культура является мощнейшим фактором сплочения, единения, цементирующим общество, активно влияющим на его сознание. А что значит русская культура? Это культура народов, населяющих территорию России. Множество источников и их самобытность. Без них русскую культуру представить невозможно. Этакая радуга цветов. А каждый цветок расцветает тогда, когда его поливаешь, ухаживаешь за ним. Только тогда получится гармоничный букет России.
В Тюменской области делается все, чтобы развивать национальные культуры так, чтобы никто из народов не мог чувствовать, что они в чем­-то ущемлены, ущербны (проживают там 150 национальностей). Создан специальный комитет по делам национальностей, проводятся недели и фестивали национальных культур, издаются специальные журналы. Кстати, с их редакциями достигнута договоренность о публикации статей чувашских ученых в этих изданиях. А председатель комитета по делам национальностей Евгений Воробьев обещал помочь в издании книги о чувашских деревнях области. Их историю исследовал этнограф Георгий Матвеев. У нас же межнациональными отношениями занимается Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела, а с недавнего времени оно еще должно курировать и туризм…
Раньше говорили: национальный интернационализм…
– Сегодня модно слово «толерантность».
– Не люблю и не использую это слово. Оно пришло с Запада и разрушает нас. Посмотрите в словаре, толерантность с латинского переводится как терпение, терпеливость, добровольное перенесение страданий. Сегодня это социологический термин, обозначает терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям. То есть нас учат, чтобы мы терпели. Это несвойственно ни русскому духу, ни чувашскому менталитету. Почему я должен терпеть вас, а вы меня? Есть хорошие слова и в русском, и в чувашском – уважение и хисеп.
Почему мы в Чувашии живем хорошо? Не из­-за толерантности. Из­-за уважения. Сколько у нас в Чувашии смешанных деревень, где веками живут вместе чуваши, русские, татары, мордва и другие народы! Ни одного случая история не помнит, чтобы были между ними конфликты на национальной основе. Поэтому взаимоотношения нужно выстраивать на воспитании уважения, а не терпимости. Если на терпении, то это со временем лопнет, прорвется… А если я тебя уважаю, значит, уважаю твои обычаи, традиции.
Не понимаю тех, кто живет в Чувашии и не изучает язык, не интересуется историей, культурой титульной нации. Это как раз и говорит о неуважении…
– Согласна. Есть рецепт, как воспитывать это уважение?
– Надо начинать с наших детей. Например, в садике, куда ходила моя внучка, проводят недели чувашской культуры. Рассказывают об истории народа, читают сказки, учат стихи на чувашском. И это правильно, здесь рождается не толерантность, а воспитывается уважение. И такие дни – русской, татарской, немецкой культуры – надо проводить в школах, вузах, в масштабах республики. Сегодня в Чувашии проживают представители более ста народов. И они должны жить, повторяю, не в толерантности, а в дружбе.
Петр Хузангай говорил: «Эпир пулна, пур, пулатпар». А я добавлю: «Эпир пулна, пур, пулатпар только вместе с народами России, вместе с русскими».

Опубликовано: 2 декабря 2014

13 Responses

  1. Очень интересно узнавать, что то новое о своем родном языке, особенно из уст Васильева Владимира Александровича.

  2. Приятно осозновать, что даже за пределами Чувашии говорят на чувашском языке, чтут и сохраняют наши традиции и обычаи. Очень интересное интервью.

  3. В 20-е годы прошлого столетия и мои родные по бабушке уехали в далёкую Сибирь, обосновались в Свердловской области. Поэтому с интересом всегда слежу за рассказами о чувашах, живущих на стороне. Большая благодарность автору за столь интересное ин тервью, а Владимиру Александровичу хочется пожелать дальнейших творческих успехов в работе, помогающей сохранять «любовь ко всему чувашскому в условиях «чужбины».

  4. Профессор такой хииииитрый!Он прекрасно понимает, что в нас,чувашах, «толерантности — терпеливости» и так выше крыши. Он и свою толерантность пытается приукрасить баснями про садики с чувашским или интернациональным уклоном. А вот проблему исчезновения языка, понимай -народа,ПРОФЕССОР пытается решить сабантуями и акатуями.

  5. На мой взгляд в языках хранится все то что нация вкладывала за всю свою историю существования.Язык-это как живая история, только ее нужно уметь видеть.На мой взгляд настоящий чуваш лишь тот кто знает свой язык,историю и культуру Чувашии.Я благодарен профессору Васильеву Владимиру Александровичу за его очень интересное интервью.

  6. Я считаю что данная проблема очень актуальна в настоящее время,но чтобы её решить надо чтобы правительство задумывалось об этом ведь всё начинается сверху…Ведь был недавно конфликт насчет чувашских названий остановок и кто же в этом виноват..
    ведь человек который ценит свою культуру никогда на это не пойдет это может сделать тот кому безразлична судьба чувашского народа но я считаю что что это неправильно и не при каких обстоятельствах не надо ущемлять права чувашского народа одного из самых великих и древних народов.

  7. Правильно говорит профессор, знания чувашского языка не раз меня выручало, когда приходилось «посекретничать» с другом :)

  8. Чуваш он и есть чуваш! Работяга-по
    приказу.

  9. Нация из одного человека…

  10. Я чуваш! Это означает, что я знаю историю своего народа, своего рода и своей семьи. Это значит, что я свободно общаюсь на своем родном языке с такими же как и я чувашами и с теми, кто знает и любит этот народ и его язык. Это значит, что мои дети и внуки будут такими же как и я! И еще, если я хотел, чтобы и внуки мои так же оставались чувашами, я женился на чувашке и родил с нею и воспитываю четырех детей-чувашей!

  11. Женитесь вы на чувашке, родите детей, а дети будут разговаривать по-русски. Сейчас даже в деревенских садиках звучит русская речь. Представляете, сами плохо говорим по-русски,с чувашской интонацией, а с детьми даже в деревнях говорим по-русски. Я тоже пока не могу научить внучку общаться на чувашском языке, приезжают редко, на улицу выходят, там тоже все приезжие городские дети по-русски разговаривают.На днях проезжала по республике, в Вурнарском, Яльчикском районах остановки на двух языках написаны, больше этого нигде не встретила.

  12. Новогодняя елка в школе у ребенка была полностью на чувашском языке. Долго учили три длинных песни, два стишка. Хоть сам и чуваш, но непонимаю, зачем все это. Чисто прагматически. Когда отдавали ребенка в класс с лингвистическим уклоном, почему-то подразумевали английский язык, а не чувашский.

  13. Слишком много букв, мы были есть и будем есть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.