Войне хватит и искры

войнаУбийство Франца Фердинанда – лишь повод

Сегодня главным событием во всех мировых средствах массовой информации являются новости с Украины. Многие граждане выражают опасение, что военные действия могут привести к глобальному кровопролитию. А между тем можно провести параллель с событиями столетней давности…
В начале двадцатого века самая экономически развитая мировая держава боролась за гегемонию на планете. Ей не хватало источников природных ресурсов, рынков сбыта продукции, существовал дефицит продовольствия. Тогда правительством Германии было принято решение поучаствовать в урегулировании (впрочем, скорее, в разжигании) конфликта в регионе, наполненном противоречиями.
Дело в том, что Босния и Герцеговина наконец­-то объявила себя независимой, Сербия и Россия ее решение поддержали (благо, что две трети населения Боснии и Герцеговины в начале 20 века являлись сербскими славянами), а Австро­-Венгрия решила боснийцев просто так не отпускать.
Двуединая монархия решительно приступила к насильственному захвату Боснии и Герцеговины, другие крупные мировые державы предпочитали худой мир любой войне. Германия же публично заявила о всеобъемлющей поддержке Австро­-Венгрии.
Россия долго вела переговоры, призывая к мирному урегулированию конфликта и восстановлению статус­-кво. Кроме того, Россия предлагала созвать международную конференцию для урегулирования сложившейся ситуации (эта идея не нашла поддержки у Европейского концерта). Впрочем, недальновидный российский министр иностранных дел Александр Извольский оказался обманут, что позволило Австро­-Венгрии публично заявить о том, что Россия не против аннексии.
В тот момент, когда насильственный захват фактически был произведен, второстепенные мировые державы, заинтересованные в отсутствии конфликтов, приняли крайне ограниченные меры по урегулированию – они выслали телеграммы с выражением возмущения правительству Австро­Венгрии и на этом остановились.
Тогда Германия решила идти ва-­банк и потребовала от России официального ответа, признает ли она «воссоединение» Боснии и Герцеговины с Австро-­Венгрией. Премьер-­министр Столыпин выступил категорически против конфронтации с Германией – и насилие в отношении славянской страны западно-европейцами оказалось официально признанным. Сербии ничего не оставалось, кроме как принять позицию «старшего брата». Формально конфликт был исчерпан, но чувства горечи от поражения продолжали тлеть и в Белграде, и в Петербурге. Кроме того, благодаря усилиям австрийской и германской дипломатии союзники России – Сербия и Черногория – оказались в изоляции, а престижу России был нанесен чувствительный удар.
Обида таилась шесть лет. Очевидно, немцам одной Боснии и Герцеговины было мало, отношения между странами были максимально накалены, но нужна была искра. Убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда было не случайным, но само по себе не могло быть причиной войны.
Причиной стали нерешительные и недальновидные действия российского правительства, агрессия со стороны ведущей мировой сверхдержавы, прикрывающейся своими вассалами, бездействие других сильных мировых держав и неурегулированный конфликт внутри региона, наполненного славянами. Впрочем, отсутствие хотя бы одной из этих причин могло предотвратить гибель 10 миллионов человек. Интересно, что со дня убийства Франца Фердинанда прошло ровно 100 лет.
Впрочем, если спираль истории решит многое повторить, то Китай вряд ли ограничится телеграммой, а Владимир Путин мало похож на Николая II.
Чем закончила ведущая мировая держава – за сто лет никто не забыл. Впрочем, что еще важнее, от страны-­вассала, чьими руками был развязан конфликт, уже через 10 лет остались только руины и воспоминания в книгах по истории.

Иван АРТЕМЬЕВ

Опубликовано: 3 сентября 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.