«Визитка» старых Чебоксар + ФОТОРЕПОРТАЖ

В ОБИТЕЛИ ОБНОВЛЯЮТ ДРЕВНИЕ СТЕНЫ

монастырьВ Чебоксарском Свято-Троицком мужском монастыре приступили к очередному этапу реставрации. Восстанавливают и красят монастырские стены, которые уже к середине месяца будут сиять свежими охрой и белилами – традиционными красками обители, которой скоро исполнится 450 лет.
Работы здесь проводят на собственные средства и собираются в дальнейшем восстановить древние ворота и надвратный храм, поставить памятный знак на месте входившей в монастырский комплекс церкви Вознесения. Бригада строителей сейчас обновляет фасад. Уже снята старая краска, стены расчищены до кирпича и укрепляются специальным грунтом.
Монастырь этот был основан по указу Ивана Грозного. Его храмы поначалу были деревянными, колокольни находились с северной стороны, со стороны Волги. А упоминание о каменных храмах можно найти лишь с 1763 года. Их было четыре, в том числе Троицкий и Толгской Иконы Божией Матери. Наверное, все слышали, что императрица Екатерина II во время путешествия по Волге останавливалась в Чебоксарах. Но не все знают, что знакомство с городом она начала именно с посещения Свято-Троицкого монастыря. И заходила туда через ворота, которые в монастыре мечтают восстановить в следующем году.
Ворота, а скорее каменная арка, словно соединяли два мира – светский и церковный, людную улицу и тихий двор обители. Это был когда-то главный вход в монастырь. Основной проблемой восстановления может стать то, что монастырь и «внешний мир» располагаются сейчас на разных уровнях, высота культурного слоя улицы почти на метр больше, и стены монастыря оказались в своеобразной воронке. Хотя исторически стояли, наоборот, на холме.
Поэтому сейчас в этой части строений застаивается вода, подтачивающая стены. Это опасно, и срочно требуется система водоотвода. Самостоятельно потянуть сложное инженерное решение монахам не удастся. Здесь требуется помощь города. Сейчас монастырь все делает исключительно на свои средства. В идеале вход надо и расписать, как всегда делали в крупных монастырях.
Весь этот монастырский комплекс перешел к епархии и начал восстанавливаться немногим более 20 лет назад. Первым наместником после начала новой жизни монастыря здесь был архиепископ Савватий (Антонов), теперь таковым является архимандрит Василий (Паскье). Он продолжил дело восстановления монастырского комплекса. И за четыре с половиной года ему удалось сделать немало. Хотя главным он считает не восстановление стен, а жизнь в монастыре в целом. «Камни восстановить легче, чем внутреннюю сущность монастыря», – говорит наместник.
Однако и собирание камней – процесс долгий и кропотливый. Еще несколько лет назад были сделаны восхитительные эскизы вариантов реставрации обители, предусматривающие даже возведение внешних веранд и лестниц. Сегодня отец Василий называет их грандиозными, но, увы, неосуществимыми. Здания находятся в федеральной собственности как памятники архитектуры, и менять что-либо в их облике запрещено. Только содержать в порядке и реставрировать возможно ближе к оригиналу.
Дальнейшей реставрации требует и надвратный храм в честь великомученика Феодора Стратилата. Здесь уже отреставрирован купол, который под слоем краски оказался медным. Но если подняться по крутой лестнице в часовню храма, то можно увидеть лишь голые цементные стены. Хотя проект уже запущен. По словам отца Василия, расписывать часовню будут художники из Чувашии, занятые пока на работах в церквах Канаша и Урмар. Правда, воссоздать росписи, существовавшие здесь несколько веков назад, не удастся. Никаких свидетельств, как выглядела эта часовня изнутри, не сохранилось.
– Каждый год мы что-то скапливаем, намечаем бюджет на очередной этап реставрации, – делится финансовыми секретами наместник. – Сейчас это внешние работы. Но надо иметь перспективы. Потому что если даже удастся взяться за проект с верандами и лестницами, сначала все равно нужно думать не об архитектуре, а ландшафте. Здесь, у Волги, такой грунт, что постоянно идет большая осадка. Нужны неординарные решения.
Еще наместника очень огорчают закатанные в асфальт монастырский двор и окружающая территория. Монастырь на берегу обязан утопать в зелени. Необходимо сажать больше цветов и деревьев. А для дорожек лучше использовать не асфальт, а брусчатку. Даже для машин можно оставить асфальт по минимуму. В монастырь неплохо пешком ходить, в церковь – тоже.
В планах обители – установка памятного знака на месте храма Вознесения, где крестился Василий Чапаев. Храм был большой. Колокольня стояла на месте нынешней боковой башни. Дорога пролегает на месте трапезной, а там, где был алтарь, сейчас дамба. «Просто хотелось бы, чтобы люди знали, что здесь стоял храм», – говорит архимандрит Василий. – А то многие тут проезжают и не знают об этом. Кто-то к тому же курит на этом месте, пьет. Храма, конечно, давно нет, но место освященное.
В прошлом году в монастыре полностью отремонтировали храм Толгской Иконы Божией Матери. Сейчас уже заканчивают новый резной иконостас. Резьбой занимаются мастера из Мордовии. Отец Василий познакомился с ними, когда был приходским священником в алатырской церкви Иверской Иконы Божией Матери. Иконы для монастырских церквей пишут две чебоксарские художницы.
С творческими людьми нынешний наместник всегда быстро находит общий язык и мастера всегда сразу же отличит от обычного ремесленника. Так, он долгое время дружил с художником Сергеем Кадикиным, одной из последних работ которого была скульптурная икона Святителя Николая Чудотворца, стоящая сейчас в часовне Никольской церкви. Копию иконы XVI века, хранящейся в монастыре, отец Василий считает даже лучше оригинала, признанного шедевром церковного искусства. Сама часовня, кстати, появилась совсем недавно, когда расширялся монастырь, и для нее появилось место.
Большинство монастырских окон смотрит на Волгу. С реки монастырь тоже просматривается очень хорошо. И он все больше походит на символ гармонии и покоя самого города. Недаром когда-то вся улица, где сейчас проходит набережная, называлась Соборной. Вся она состояла из соборов и церквей, издалека сияющих куполами и встречающих жителей города и путешественников колокольным звоном (на месте Дома крестьянина, ныне духовного училища, тоже был храм – Петра и Павла).
Сейчас уже много лет «духовная» зона здесь соседствует с пляжем и развлекательными, питейными заведениями. Соседство это сложилось в годы перестройки, и компромиссы неизбежны. Однако «русскому французу» отцу Василию непонятно, почему в охранной зоне, где нельзя «неправильно украсить» древние строения монастыря, можно, например, строить основательный пивной бар, который сейчас возводится на набережной вместо прежних легких павильонов. Тоже – в охранной зоне. Причем в непосредственной близости с духовным и художественным училищами. А ведь рядом с учебными заведениями по закону строить бары нельзя.
…А пока работа по обновлению монастырских стен продолжается. И если внутренние росписи видят лишь сама монастырская братия да прихожане здешних храмов, то внешний облик Чебоксарского Свято-Троицкого мужского православного монастыря – давно уже визитная карточка города с многовековой историей.

Фоторепортаж Олега МАЛЬЦЕВА:

navigate_before
navigate_next

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.