Поиски пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны продолжаются

Вернуть герою имя

В начале мая поисковый отряд «ВЕДА» из Чебоксар находился в экспедиции возле урочища Бельково в Ржевском районе Тверской области. В августе 1942 года здесь вела ожесточенные бои 220 стрелковая дивизия.
Вот что рассказал о результатах полевых работ Павел Просуков, командир отряда «ВЕДА»:
— Вместе со мной в экспедиции приняли участие Сергей Львов, Сергей Матюгин и Руслан Никифоров. 1 мая мы обнаружили останки двух красноармейцев, к сожалению, без предметов идентификации. После полудня 2 мая металлоискатель уловил четкий мощный сигнал. Немного углубившись, лопата издала характерный хруст железа о железо. Вскоре мы обнаружили каску, увидели часть черепа.
Стали расширяться и углубляться. Грунт здесь сухой, твердый, суглинок. Орудовали в основном совком и ножом. Через час-полтора работы перед нами лежали останки бойца Красной Армии. Это было видно по каске, шомполу и ключу от пулемета Дегтярева. У пояса был обнаружен портмоне, в котором оказались бритвенный станок, химический карандаш с гильзой от браунинга, латунная гильза от охотничьего патрона 16-го калибра и ржавая винтовочная гильза 7,62 мм. Когда-то она была обмотана тряпкой — на ржавчине остались характерные следы. Внутри гильзы — медальон с запиской. Боец оставил послание!
Гильза была настолько ржавая, что казалось, ее можно переломить, сжав пальцами. Что делать? Вспомнились сообщения Московского поискового отряда «Пионер» об удачном вскрытии подобных медальонов. В итоге драгоценный артефакт был аккуратно упакован в контейнер и передан командиру этого отряда Михаилу Богданову. Через неделю медальон лежал на столе у столичного специалиста Игоря Михайлюка.

По этим находкам поисковики сумели узнать имя бойца и отыскать его родных.

Сказать, что Игорь сделал невероятное, — не сказать ничего! Он оказался просто гением! Медальон был тщательно очищен от ржавчины и помещен в специальный раствор на неделю. Мы с волнением ждали результатов. И вот Игорь сообщил, что он развернул записку, но текста осталось очень мало — практически ничего.
Получив скан-копию записки, мы расстроились — там, на первый взгляд, действительно ничего не было. Какие-то обрывки слов, все кусочки перепутаны. Казалось, все тщетно…
В течение нескольких дней я вновь и вновь возвращался к изучению остатков послания. И однажды передо мной появился текст. Конечно!

«Тур…» — это Туркмения.
«гор. Ч…» — Чарджоу (?), ныне Туркменабад.
«Ха(и)ва(и)нс…» — оставалось не совсем понятно, что это: улица, район?
«Крас…» — это красноармеец.
«О…» — первая буква фамилии бойца.
Решил попытаться найти хоть что-нибудь в ОБД-мемориал. Наудачу ввел в полях базы такие сведения: место рождения «Туркмения», дата выбытия «08.1942», место выбытия «Бельково»… База данных выдала одного бойца: «Оловянин Кирилл Егорович, 1908 г.р., уроженец Туркменской ССР, г. Баржай». Но такого города никогда не существовало. Ошибка писаря? Посмотрел источник информации — копию боевого донесения и документы военного комиссариата. Выяснилось, что имя бойца Оловягин Кирилл Егорович, уроженец Оренбургской области. В 1946 году его разыскивала супруга Оловягина Любовь Тимофеевна, указан адрес: г. Чарджай, ул. Хаванка. Что-то начинает сходиться!
Поисковики решили найти родственников и запросить письма, если такие сохранились, для сличения почерка. (Забегая вперед, скажем, что этого не потребовалось). Но как искать? Туркмения — уже другое государство. Для начала обратились к социальным сетям.

По центру Любовь Тимофеевна Оловягина, первая и вторая — дочери, крайняя справа — родственница.

— И снова удача! — продолжает свой рассказ Павел Просуков. — Вышли на человека, у которого совпадают фамилия и город, — им оказался внучатый племянник нашего героя. Проживает он уже в России, из Туркмении уехал много лет назад. Мужчина связал нас со своей двоюродной сестрой Галиной, которая занималась историей семьи.
Галина действительно оказалась хорошо осведомлена. Увидев записку, она сразу прочитала то, что мы не могли. Спокойным и уверенным голосом женщина сказала, что это записка Кирилла Егоровича, это его почерк — копия почерка ее деда, брата Кирилла. А то, что было прочитано как «ул. Хаванка» — это «Хивинский район». Но, даже при всей уверенности родственников нас все равно не покидал скептицизм.
Оставался еще вопрос: почему с бойцом были гильза от охотничьего патрона, где он хранил трут, и гильза от патрона пистолета браунинг. Ведь проще было использовать гильзу от патрона противотанкового ружья, а гильзы от браунинга на дороге не валяются. Возникла версия, что боец взял их из дома в качестве оберега или талисмана. Галина и тут все подробно разъяснила. Оловягины были казаками, и оружие до тридцатых годов прошлого века в семье имелось всегда. После этого и у нас отпали все сомнения — мы действительно обнаружили останки пропавшего без вести красноармейца Оловягина Кирилла Егоровича, 1908 г.р., уроженца Оренбургской области.

По словам Галины, внучатой племянницы Кирилла Егоровича, все родственники очень рады этому событию, но, к сожалению, информации о нем практически нет. Галина еще при жизни отца Никифора Егоровича узнала, что был у него дядя — Кирилл Егорович, который в войну пропал без вести. В те советские времена с ними в городе жила его жена тетя Люба с дочкой Валентиной Кирилловной. Но в 90-е годы они умерли и похоронены в Чарджоу.
Пять или шесть братьев Оловягиных (уральские казаки) разделились на два лагеря: одни служили в рядах Красной Армии, другие — в царской и не вступили в колхоз. Вот и пришла в семью беда, брат на брата пошел, как у Шолохова в романе «Тихий Дон». Одни братья с семьями были раскулачены и высланы в Среднюю Азию, другие остались в родном селе, их потомки до сих пор там живут. У Кирилла и его жены Любы на момент выселения в Туркмению было два маленьких сына: одному — три, другому — годик. Дети умерли по дороге. В Чарджоу родились дочки, одна умерла молодой, а вторая, Валентина, стала учителем высшей категории, заслуженным учителем Туркменистана. Она работала в школе, затем инспектором гороно.
Поисковикам удалось в общих чертах восстановить события 2 августа 1942 года, когда погиб красноармеец Кирилл Оловягин:
— В тот день 220-я стрелковая дивизия получила пополнение — 485 человек. В 13.00 после артподготовки полки перешли в наступление на деревню Бельково, однако несколько атак в этот день также не принесли успеха. Из-за сильного огня пехота залегала перед позициями противника и продвинуться в деревню не могла. Наши потери ко 2 августа составили 887 убитыми и 2434 ранеными. В последующие дни дивизия так же безуспешно атаковала Бельково, но уже поредевшие полки не могли преодолеть оборону противника и ворваться в деревню… Деревня была полностью очищена от врага только к исходу 12 августа.
Торжественное захоронение останков красноармейца Оловягина Кирилла Егоровича планируется 22 июня на мемориальном кладбище города Ржева. Родственники Кирилла Егоровича собираются приехать, чтобы почтить память бойца, героически павшего во имя свободы и независимости нашей Родины.

Справка «СЧ»

Чувашская республиканская общественная организация «Поисковый отряд «ВЕДА» основана 28 мая 2015 года пограничниками запаса. «ВЕДА» — это аббревиатура «Война Есть Дело Адское».
В отряде 12 постоянных активистов, всего участниками экспедиций были более 50 человек в возрасте от 18 до 73 лет. География участников: Чувашия, Татарстан, Москва. Членами отряда проводились поиски в Тверской и Ленинградской областях, Краснодарском крае, Крыму и Севастополе. Всего было обнаружено более 500 останков бойцов Красной Армии, установлено более десяти памятников и памятных знаков в Чувашии и Тверской области. 

 

Публикуется в рамках проекта «Главное слово — Родина», выходящего при поддержке Минцифры Чувашии

Опубликовано: 18 июня 2024 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.