Вадим Бардюков: У нас пока нет избытка электроэнергии…

Чебоксарская ГЭС, отметившая в 2016 году свое 35-летие, — одна из крупнейших гидроэлектростанций России. Находясь в составе ведущего отечественного энергетического холдинга Группы «РусГидро», она продолжает оставаться надежным производителем электроэнергии.
Ровно три года назад новым директором ГЭС был назначен Вадим Бардюков. Срок достаточный, чтобы говорить о плодах работы на этом посту во благо сохранения и дальнейшего повышения репутации станции. Мы беседуем с Вадимом Григорьевичем о модернизации ГЭС, ее работе во время «большой воды», социальной миссии. А еще — … о дайвинге как об эффективном средстве релаксации после нелегкой директорской работы.

Вадим Бардюков родился в 1954 году в Иванове. По окончании в 1976 году Ивановского энергетического института им. В. И. Ленина 20 лет работал на Усть-Хантайской ГЭС в Красноярском крае. Прошел путь от электромонтера до начальника цеха технологической автоматики и связи. В 1996 году назначен главным инженером Курейской ГЭС, с 1998 по 2006 годы был ее директором. Под руководством Вадима Бардюкова были завершены строительно-монтажные работы и запущена в постоянную эксплуатацию гидроэлектростанция. Одновременно завершено строительство и благоустройство поселка энергетиков — Светлогорска.
В 2006 году Бардюкова пригласили в ОАО «РусГидро» руководителем проектов Эвенкийской и Нижне-Курейской ГЭС. Одновременно являлся генеральным директором ОАО «Нижне-Курейская ГЭС». С 2010 по 2013 год был Председателем Туруханского районного Совета депутатов Красноярского края — Главой района.
Кандидат экономических наук, дипломированный политолог. Проходил обучение по программе МВА «Управление энергетической компанией». Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, имеет звания «Заслуженный работник РАО «ЕЭС России» и «Почетный энергетик».

— В минувшем мае Чебоксарская ГЭС установила рекорд месячной выработки электроэнергии за всю свою историю — 381 миллион киловатт-часов, что, видимо, уже в зачет плодов вашей деятельности.
— Не только моей, конечно… Этому способствовала, прежде всего, надежная непрерывная работа в пик половодья всех гидроагрегатов (с незначительным отклонением от штатного режима). И, конечно, сказалось грамотное планирование водноэнергетического режима по всему Волжско-Камскому каскаду. Это позволило свести до минимума холостые сбросы, обеспечить оптимальный пропуск паводковых вод через гидроузел с высокими для весеннего периода напорами и КПД. В итоге — растянуть по времени половодье. Безусловно, и персонал станции внес свою весомую лепту в достижение рекорда. Он мог бы стать даже более впечатляющим, если бы не совпавшая с половодьем реконструкция двух агрегатов.
— Увеличение производства электроэнергии сейчас оправдано для экономики? Ведь еще не так давно ее потребление упало ввиду масштабного спада промышленности, других отраслей.
— Действительно, скептических прогнозов насчет уровня потребления электричества было достаточно и в кризис 2009 года, и позже. Однако сейчас наблюдается устойчивый рост. Активно развивается перерабатывающая промышленность, в том числе в Чувашии, увеличивается доля потребления в бытовом секторе. Еще недавно считалось достаточным 1,5—3 киловатта на домовладение, а сейчас уже 15 мало. Мне вообще непонятны рассуждения о том, будто у нас избыток электроэнергии…
Мы отстаем в несколько раз от европейских стран по ее производству на душу населения, а это показатель энерговооруженности труда и комфортности проживания. Доля гидроэнергетики в энергетическом балансе страны на сегодня поддерживается на уровне 20 процентов?— не так много при наших огромных гидроресурсах. Опять же в странах с меньшим их наличием доля водной энергетики значительно выше, потому что вся их водная система вырабатывает электричество.
— На дворе лето, но хотелось бы вспомнить нынешнее половодье, вызывавшее по весне серьезные опасения. Оправдались ли они?
— Скажу так: нам повезло. Снег таял не быстро, май выдался довольно холодным. Приток из Суры и Оки начал спадать уже в конце апреля. Так что половодье задержалось примерно на три недели. А вот если бы вся вода пришла одновременно, риски были бы довольно существенные.

Чебоксарская ГЭС — одна из крупнейших в России. Фото Максима Васильева

Новая турбина по-новому «метет»
— В последние два года ваша пресс-служба довольно часто информирует СМИ о техническом обновлении станции. Какова тут ситуация и насколько готова отечественная промышленность обеспечить необходимым оборудованием?
— Готова, и достаточно высоко. Не утратил своих позиций в мировом рейтинге гидростроения Петербургский холдинг «Силовые машины» — он в состоянии и новую турбину изготовить, и старую реконструировать.
У нас действует программа комплексной модернизации генерирующих объектов Группы «РусГидро», направленная на повышение безопасности и надежности работы оборудования гидростанции, сокращение ремонтных и эксплуатационных затрат. В рамках программы заменяется вспомогательное оборудование и производится реконструкция гидротехнических сооружений. В ходе реконструкции турбин возвращаем им поворотно-лопастной режим как наиболее оптимальный.
Реконструировано уже две трети турбин, еще три на подходе. На остальные также есть договоры, в итоге будет проведена полная модернизация.
Одновременно идет замена статоров гидрогенераторов — их также выпускают «Силовые машины». Есть, кстати, аналогичный завод и в Новосибирске, а турбины еще и в Сызрани делают. А вот средства релейной защиты, противоаварийной автоматики у нас «доморощенные» — чебоксарского производства.
В настоящее время особое внимание уделяется надежности ГЭС в плане вибрационного состояния. Идущая замена позволяет повысить эти параметры.
— Это радует. Но машины мертвы без высококвалифицированных, предельно ответственных специалистов, учитывая особенность объекта. Одно дело заводской инженер и несколько иное — гидроэнергетик, перед которым, образно говоря, исполинная толща воды.
— Не скрою, тут есть определенная проблема, истоки которой в утрате престижа инженерной профессии 10-15 лет назад. И восстановить его полностью за пару лет вряд ли возможно. Тем не менее, основу технического персонала нашей станции составляют достойные выпускники Чувашского университета.
Что касается обслуживания гидромехнического оборудования, здесь специалисты подготовлены в других вузах страны. В частности, в Саяно-Шушенском филиале Сибирского федерального университета, курируемом корпоративным университетом «РусГидро». Пока трудно оценить их профессиональную состоятельность непосредственно в деле, но знания при отборе они показывали хорошие — сказывается совмещение учебы с практикой.

Социальная опора города
— На сегодня ГЭС, судя по всему, остается единственной существенной социальной опорой для Новочебоксарска. Часто слышится о проводимых ГЭС разных акциях, финансовой помощи в обустройстве города.
— Здесь заслуга холдинга «РусГидро» в целом. Как социально ответственная компания мы не можем не обращать внимание на территорию своего присутствия. Поэтому должным образом подходим к решению социальных задач совместно с городской администрацией. Главные направления — медицина и детство. Оказываем помощь детским садам, перинатальному центру, школам. И не только в Новочебоксарске, но и республиканскому онкологическому центру, противотуберкулезному диспансеру, различным организациям инвалидов, ветеранов. Причем объемы помощи не снижаются.

Водному энергетику — дайвинг в руки
— Вы стали шестым за время существования ГЭС ее директором. Люди вашей профессии особого склада, психологии, темперамента. Далеко не каждому по силам нести ответственность за такой сложный и, без преувеличения, опасный объект. Как вы оказались в энергетике?
— Первую мою ГЭС — Усть-Хантайскую — я выбрал случайно. В то время там было создано новое предприятие «Каскад Таймырских ГЭС», занимавшееся строительством линий электропередачи в сторону Игарки — самого северного порта страны. Был молодой, все было интересно, мне поручали те вопросы, от которых все отказывались. Занимался энергообеспечением Игарки, где был мощный лесоперерабатывающий лесокомбинат. А вопросы были, действительно, порой сложнейшие. Пришлось, например, переносить из зоны гололедообразования 32 километра электролинии… Горжусь тем, что в Игарке до сих пор работает оборудование, которое я монтировал.
Вообще, задачи доводилось решать разные — от гидроэнергетики до строительства жилья и аэропорта, поскольку он был на нашем балансе. Три года даже поработал руководителем района, но понял, что это не мое. С моими предложениями, в частности, по энергоэффективности, в крае соглашались, но ничего не делали и мне не давали.
Чебоксарская станция — очередной этап в моей биографии. И стараюсь здесь исполнить свой профессиональный долг до конца, с полной отдачей. Да, моя работа непростая, предельно ответственная. Но стараюсь поддерживать себя в хорошей форме. Люблю путешествовать на колесах, а не так давно вот увлекся дайвингом. Получил удостоверение. Недавно нырял в Индийском океане. В ближайшее время вместе с чебоксарскими любителями дайвинга хочу обследовать марийские озера.
— Успехов вам и здоровья!
— Спасибо.

Опубликовано: 13 июля 2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.