Большая творческая школа

Известный писатель и переводчик Аристарх Дмитриев один из немногих, кто свободно пишет и на чувашском, и на русском языках, в «Советской Чувашии» работал около 10 лет. И, как сам признается, эти годы стали большой литературной школой. Накануне юбилея газеты он поделился своими воспоминаниями.

ВОВРЕМЯ СКАЗАННОЕ ПЕЧАТНОЕ СЛОВО
В «Советскую Чувашию» Аристарх Иванович пришел из книжного издательства. «Заскучал по живой работе. В издательстве она в основном сидячая — редактирование, правка рукописи… Захотелось побольше ездить. А это можно только журналистам», — объясняет он.
Начинал с должности заведующего отделом культуры, литературы и искусства (позже был назначен заместителем редактора). В отделе трудились всего два человека. На нем и Зое Григорьевой кроме материалов со всякого рода мероприятий были выпуски специальных страниц «Литература и искусство», «Подросток среди нас», «Субботние Чебоксары». Помогали нештатные авторы — клубные работники, библиотекари, писатели. «Активно откликался на просьбу Леонид Агаков, рецензии писал, даже фельетоны, — с уважением вспоминает собеседник о коллегах. — Чуть позже подключился Анатолий Емельянов. Особенно активен был Яков Ухсай». С последним связывала давняя дружба — одновременно учились в Москве, Дмитриев в Литературном институте, а Ухсай на высших литературных курсах…
«С Яковом Гавриловичем мы любили организовывать совместные командировки. В то время он писал острые публицистические статьи о природе, о земле, о необходимости ее беречь. Памятна поездка в Ибресинский район. Там три реки — Кубня, Була и Киря — берут начало в лесу в одном квартале. До Ухсая дошло, что они стали мелеть, так как в том квартале хищнически вырубают леса. «Они могут высохнуть, а ведь эти реки моют и чистят треть республики», — аргументировал он цель поездки. Поехали. Секретарь райкома сидит в кабинете. Ухсай врывается к нему: «Ты чего тут сидишь, когда там у вас такое происходит… Ты должен быть в деревне, в лесах…»
На статью под названием «Слово об источнике жизни» обратили внимание в обкоме партии, даже совместное заседание с Совмином провели, а о принятом решении сообщили в Москву. И обстановка изменилась: вырубки прекратились, леса со временем восстановили и реки снова потекли по своим руслам… Вот что значила сила печатного слова, вовремя сказанного. Тем более таким мэтром, как Яков Ухсай».
Совместные поездки были в те годы популярны. Организовывались целые рейдовые бригады из 5-6 человек, куда кроме корреспондента входили представитель профильного министерства, районный специалист по отрасли, секретарь райкома… «Так, например, проверяли, как содержатся, ремонтируются клубы, критиковали начальство, почему не обращают внимания на сельскую культуру.
Газетные публикации без внимания не оставались. После критики недели через две-три приходили ответы о принятых мерах, и их публиковали в разделе «Нам отвечают». Бывало, и постов лишались руководители…»

ТЕМЫ ПОДСКАЗЫВАЛА ЖИЗНЬ
Случались командировки и в регионы компактного проживания чувашей. Писатель и журналист рассказывал читателям о Днях культуры Чувашии в Москве, Башкирии, Хевешской области Венгрии. А про республику и говорить нечего — объездил все районы. Статьи, очерки о жизни села, о людях вызывали большой интерес. К примеру, про колхоз имени Мичурина в Урмарском районе, которым руководил Сергей Лукин, впоследствии Герой Социалистического Труда. Аристарх Дмитриев был одним из первых, кто о нем написал. «Его колхоз впервые в республике построил стационарный школьный лагерь и содержал на свои средства. А отдыхали в нем не только ребятишки из своей деревни, но и из других районов. Когда я об этом написал, пошли звонки: «Мы тоже хотим открыть такой лагерь». Раньше Интернета не было, жизнь в основном крутилась вокруг прессы».
Поездки давали толчок и для литературных произведений. «В газете был материал о том, как солдат приехал в отпуск. А тут случился разлив Цивиля. И он не смог попасть к себе в дом привычным путем, через реку. Пришлось идти в обход, 10 километров. А все это время мать стояла на берегу и ждала сына… И у меня родился рассказ «На том и этом берегу», он вошел в мою книгу «Горит звезда Вега».
Много тем подсказывали сами читатели. Письма шли мешками. В отдел культуры — много самодеятельного творчества. «Вплоть до романов присылали. И все это надо было изучать и отвечать. Отвечали на все письма, кроме анонимных. Их пересылали в район, откуда они приходили. Отвечали и на стихи. Пришлют абракадабру, плохо рифмованную, и ты сидишь, подыскиваешь слова, чтобы не обидеть автора».

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ
«Коллектив редакции был сплоченным. Более опытные всегда помогали. «Завираешь тут, убери, газета факты любит». — «Оценка фактов тоже нужна». — «Читатель оценит», — рассказ Аристарха Ивановича напоминает театр одного актера. — Настоящей творческой лабораторией были летучки. Особенно те, где разбирались публикации за неделю. Когда выступит дежурный читчик (он прочитывал все материалы и анализировал), начинается дискуссия. По косточкам друг друга разбирали, задеть не боялись. Выходили с летучки — обиды забывали, работа есть работа. В следующий раз корпишь над материалом и уже думаешь, как коллеги это оценят.
Совпадает ли их оценка с мнением читателей? В основном совпадает. Конечно, нельзя исключать «вкусовые» предпочтения, одному читателю нравится, другому нет. Но коллеги оценивают со знанием дела, как профессионалы. Поэтому и прислушивались к мнению друг друга. Особенно трепетно к мнению Володи Арсюхина. Сильный журналист был, пришел в редакцию из «Советской России» (он собкором в Нижнем работал, женился на чебоксарке), многому у него учились. Критиковал, невзирая на лица, но умел и сам сразу мириться, и других мирить.
Работать в «Советской Чувашии» было интересно. Она стала настоящей школой, которая и сегодня помогает в литературном творчестве. Ушел из газеты, потому как творчество затянуло — начал переводить роман в стихах Якова Ухсая «Тудимер» и перешел в редакцию журнала «Ялав»…

Записала Елена Зайцева

Фото: В 1983 году в Чувашии проходили Дни культуры Советского Союза. В составе делегации были Муслим Магомаев, Тамара Синявская, Полад Бюль-Бюль Оглы, артистка кино Вера Васильева. Аристарх Дмитриев (слева) берет интервью у нее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.