Ольга РЕЗЮКОВА: «На работе дневали и ночевали (в прямом смысле)»

«Советская Чувашия» не была моим первым местом работы (после школы я устроилась на Чебоксарскую студию ТВ, помощником режиссера), но именно в этой газете начала профессионально работать со словом. Сначала студенткой приезжала сюда на практику, потом, после окончания журфака МГУ, вместе с однокурсницей Ириной Ётовой получила распределение в «Советскую Чувашию». То время, а это были 80-е годы прошлого столетия, считается золотой эпохой чувашской журналистики. Город Чебоксары быстро рос и развивался, а главная республиканская газета на русском языке находилась в самой гуще событий.
В разные годы наш отдел информации возглавляли поочередно Лариса Буланкина, Николай Пейков, Александр Белов. В отделе, кроме заведующего, обычно работали два корреспондента (а то и один оставался), при этом ежедневно мы закрывали практически всю 4-ю страницу газеты (рекламы тогда еще не было). Помню, Николай Константинович шутил по этому поводу: восемь отделов в газете работают на три полосы, а наш отдел информации – на одну, четвертую. В общем, нагрузки были – «мама, не горюй!». Правда, и оплачивался наш труд достойно. При зарплате молодого специалиста 100-110 рублей мы почти столько же зарабатывали еще и гонорарами.
Но самое главное – нам было интересно: каждый день – новые события, знакомство с новыми людьми… На работе, как говорится, дневали и ночевали (причем в прямом смысле). Нередко нужно было идти на какое-нибудь мероприятие уже ближе к вечеру, а утром – положить рукопись «на машинку», то есть отдать в машбюро. Было жалко терять время на разъезды (сначала нас поселили в гостиницу обкома КПСС, на улице Урукова), поэтому мы ночевали в редакции – писали свои материалы, а если оставалось время – спали прямо на столах. Потом нам с Ириной, как молодым специалистам, дали двухкомнатную квартиру (одну на двоих) на улице Хевешской, недалеко от Дома печати. После этого в редакции мы уже не ночевали, но домой частенько приходили с работы в 2-3 часа ночи. Ну а в 9 утра, само собой, мы были обязаны сидеть в редакторском кабинете на планерке.
Из-за такого графика, помню, постоянно хотелось спать – недосып был катастрофический. И страх – опоздать утром на планерку. Помню, как первый раз меня назначили дежурным обозревателем на летучке. Полночи я готовилась – изучала материалы коллег, делала пометки. Под утро решила немного вздремнуть, а когда проснулась – поняла, что проспала. На работу прибежала где-то на полчаса позже. Очень надеялась, что летучку начнут без меня, и я успею со своим обзором. Но нет – в редакторском кабинете сидел только его хозяин, Михаил Иванов. Михаил Иванович строго посмотрел на меня и сказал: «Всякое бывало, но чтобы на летучку не явился обозреватель…» Конечно, мне было очень стыдно.
Часто мы ездили и в командировки. Одна из первых поездок была в Шумерлинский район. Ирина получила задание написать о сельской больнице то ли в Ходарах, то ли в Торханах (уже не помню), а я должна была встретиться с автором известной в СССР книги «Грибы» Федором Федоровым (он жил в Шумерле) и подготовить очерк об этом человеке. Была зима и мы, хоть и ехали в редакторской «Волге», а не в автобусе, все-таки замерзли. Федор Владимирович очень радушно встретил нас с фотокором (по-моему, это был Боря Иванов): заставил надеть валенки и усадил поближе к теплой беленой печи, чтобы мы согрелись. Собственно, с этой печки, как я помню, и начинался потом мой очерк о знаменитом грибнике. Федоров, кстати, подарил мне тогда свою книгу с автографом.

Тиражи газеты в те годы доходили до сотни тысяч экземпляров, а поскольку мы писали много (и, может, даже не так уж плохо – не мне судить), вскоре нас накрыла слава. Помню, как-то в кабинет заглянули незнакомые люди. Долго нас разглядывали молча, а потом спросили, кто из нас Ётова, а кто Резюкова. В ответ на вопрос, что они хотели, мы услышали: «Просто на вас посмотреть».

Теперь уже могу признаться: в какой-то момент меня зацепила «звездная болезнь». А как же, ведь читатели звонили, хвалили!.. Неудивительно, что от такого успеха голова моя слегка закружилась. К счастью, я очень быстро «выздоровела» – спасибо нашему редактору Михаилу Ивановичу. А дело было так: как-то вечером начала вычитывать свой материал, увидела, что его не только сократили, но еще и правки внесли (совершенно неуместные, как мне показалось). Попыталась убедить «свежеголового» (дежурного по номеру) восстановить мой текст, но он наотрез отказался. И тогда я пошла к редактору.
Хорошо помню эту картину: Михаил Иванович сидит в своем кабинете перед ворохом правленных полос и гранок. Тут врываюсь я и с порога начинаю возмущаться: «Михал Иваныч, мой материал кто-то поправил так безобразно, что нарушил мой стиль!». Редактор медленно поднял голову от своего стола и, глядя на меня поверх очков, удивленно спросил: «А что, у тебя есть стиль?!!» И все – мою «звездность» как рукой сняло.
Кстати, редакторов в «Советской Чувашии» на моем веку было два. Сначала – Михаил Иванов, а потом – Исаак Кириллов. Они были разные. Исаак Пантелеймонович – очень демократичный и, как сейчас говорят, «продвинутый» руководитель. Михаил Иванович был более консервативен, но зато умел собрать в редакции самые лучшие кадры и старался о них заботиться.

СПРАВКА «СЧ»
Ольга Резюкова работала в разных СМИ России – от Калининградской области до Камчатки, не только в печатных изданиях, но и на телевидении. Почти десять лет из сорокалетнего трудового стажа посвятила «Советской Чувашии». Ныне живет в Москве, работает на «Радио России», в социальном проекте «Детский вопрос». Заслуженный работник культуры Чувашии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.