Владимир Поляков: «Наша изюминка – самобытная чувашская культура»

поляков22Первокурсники, вчерашние школьники, сегодня вовсю знакомятся со студенческой жизнью. Но уже в следующем семестре многие из них пополнят ряды участников главного творческого молодежного фестиваля «Студенческая весна-2015».
История чувашской «Студвесны» ведется с 1992 года. Однако ее корни тянутся еще дальше, к советским комсомольским фестивалям самодеятельности студентов. В Чувашии эти фестивали стали проводиться в конце 1970­-х годов. Одним из основателей творческого движения студентов был Валерий Сапожников, секретарь обкома ВЛКСМ. А с 1982 года к движению подключился Владимир Поляков, работавший в межсоюзном Доме самодеятельного творчества. Сегодня он доцент кафедры актерского мастерства и режиссуры Чувашского государственного института культуры и искусств.
– Владимир Николаевич, давайте попробуем дать точное определение – что такое «Студвесна»?
– «Студвесна» – это показ всего спектра студенческого творчества: поэзия, дизайн, авторская песня, декоративно-­прикладное искусство, театр, цирк, пантомима, вокал, хореография, пародия, фотография, шаржи, рисунки, студенческие газеты и многое другое. Для этого в 1983 году мы разработали положение, где кроме концерта специальное жюри оценивало еще и факультетские газеты, видеоматериалы, стихи, разножанровые выставки, словом, все творчество студенческой молодежи.
– Что главное в концертах?
– Прежде всего, концерт – это зрелище. У режиссеров есть такое понятие: «Чем будем удивлять?» Нужно придумать интересный сценарный ход, а их множество, оригинальное режиссерское решение, соответствующее тематике сегодняшнего дня. В следующем году отмечается 70-­летие Победы в Великой Отечественной войне, и я уверен, что «Студвесна­-2015» будет обязательно связана с этой тематикой. И нужно, чтобы в концертах были яркие, образные, эмоциональные номера, а не просто «для галочки», для комиссии. Ведь к этой теме нужно подойти серьезно и ответственно. Трудно сегодняшней молодежи, живущей в мирное время, понять, почему те же зенитчицы, семнадцатилетние девочки, жертвовали своими жизнями ради будущей Победы.
Вообще концерт должен быть как фейерверк студенческой выдумки, с большим количеством изюминок, неожиданностей, приколов, а не как сегодня – танцы, песни, показ моделей, иногда беззубый КВН. Становится обидно за эту жанровую узость и бедность.
студвесна– Чего же не хватает в современных студенческих фестивалях?
– Кроме двух­-трех жанров хочется увидеть еще десяток. Фольклора почти нет, народных песен и танцев мало. СТЭМ – самодеятельный театр эстрадных миниатюр – почти не присутствует. Да и самих театров в вузах тоже нет. Студенты не говорят о серьезных вещах, о том, что происходит в мире, не поднимают серьезные социальные вопросы. Сегодня почему­-то наши студенты перестали быть движущей силой общества, а ведь сцена – это трибуна, где есть место и юмору, и сатире, и серьезному разговору со зрителями.
Кроме этого, я давно не видел ярких цирковых и пародийных номеров, пантомимы, зажигательных бальных танцев. Раньше каждый год было не менее пяти-­шести номеров пантомимы. Один номер до сих пор помню. Назывался «Роза и снег: юноша, цветок, зима». Цветок начал замерзать, потому что на него сыпался снег, и все это сделано в оригинальном световом и музыкальном оформлении. Юноша не знал, что делать, пытался прикрыть как-­то Розу. Потом снял с себя куртку, рубашку, накрыл цветок, а сам, раздетый, замерз… У зрителей мурашки по коже, слезы. В зале тишина, а затем шквал аплодисментов. Я не сомневаюсь, что сегодня ребята могут сделать подобное. Но почему-­то они в «импортных песнях», в техно-танцах, чаще бессмысленных, в демонстрации фантастических моделей.
– Как вы думаете, почему это происходит?
– Не хочу обидеть сегодняшнюю «интернетную» молодежь, но у них какая­-то ограниченность творческой мысли. Ведь каждое мероприятие, а особенно молодежное, нужно организовать так, чтобы была «идеологическая» составляющая, чтобы зритель о чем­-то задумался, постарался по-­другому взглянуть на жизнь, на себя.
Но я думаю, что это даже не вина студентов. Раньше директора студенческих клубов и организаторы весеннего студенческого творческого отчета уже в октябре проводили учебу с активом, приглашали на мастер-­классы специалистов разных жанров для помощи в подготовке «Студвесны». Студенты приходили со своими идеями, и мы пытались привести эти идеи в нормальный постановочный вид, причем в простых условиях. Привязывали к конкретной сцене, техническим средствам. И так ребята постепенно ушли от простых сборных концертов к театрализованным концертам и даже представлениям. Ведь именно режиссура должна помочь молодежи творчески выразиться.
– Кстати, о спецэффектах. Сегодня ребята делают довольно интересные номера с использованием светодиодных ламп и прочих «чудес». Но студенты высказывают мнение, что нужно бы поставить факультеты в равные условия в финансовом плане, ведь не все могут позволить себе эти «чудеса». Вы их поддерживаете?
– Раньше ребята имели мало денежных средств, больше работали головой и придумывали такие оригинальные, эксклюзивные вещи, что даже профессионалы удивлялись. Как говорится, «голь на выдумку хитра». Но ограничивать все факультеты определенной суммой, считаю, неверно. Другой «вопрос, что, надеясь на деньги, ребята просто отключают мозги, и многих это развращает. Используются «интернетные» аналоги, находки других коллективов, вузов и другое. А есть студенты, которые из ничего делают шедевр (таких примеров много). Вот что такое театр в классическом понимании? Это коврик и актер на нем. И мы, забывая обо всем, с восторгом смотрим на то, что происходит на этом коврике.
Что же касается жюри, то мы видим готовое произведение искусства, и все эти финансовые прелюдии рассказывать нам не надо. Мы судим то, что видим.
– Владимир Николаевич, вы много лет были председателем жюри на «Студенческих веснах». Как нужно подходить к оценке номеров?
– Прежде всего, я всегда старался приглашать в члены жюри именно профессионалов разных жанров, а не любителей. И ставил задачу членам жюри не показать, что мы умные, а студенты – непрофессионалы. А дать ребятам понять, что у них получилось и что нужно сделать, чтобы расти дальше. Ведь цель наша всегда воспитательная.
Хотя ситуации разные бывали. Были слабые программы, подготовленные «за ночь», их сразу видно, и при разборе был крупный разговор. Не умеете – учитесь, а если не хотите, то не позорьте свой факультет и свой вуз.
Раньше между факультетами шла борьба по нескольким критериям: учеба, культура, спорт, общественная работа. И по всем этим критериям ставились баллы и распределялись места, подводились итоги и поощрялись лучшие. Подобное соревнование было и в вузах, и, что важно, между вузами. А что сейчас, я не знаю.
– Как можно оценить уровень «Студвесны» в Чувашии по сравнению с другими регионами?
– Про уровень однозначно ответить сложно. Хотя во всероссийском этапе наши вузы участвуют, занимают места, и это о чем-­то говорит. Но ни в коем случае нельзя замыкаться в трех-четырех жанрах. Обычными танцами и песнями сегодня сложно кого-­то удивить. Наша изюминка должна быть в национальной, самобытной, ни на кого не похожей чувашской культуре.
Вообще студенчество – самая яркая часть жизни человека. А если кроме получения профессии вы раскрываете себя как творческую личность, это останется в памяти навсегда. И вы с гордостью сможете сказать, что вуз дал вам профессию и помог поверить в себя как в творца! Что вы – часть истории чувашской «Студенческой весны»!

Опубликовано: 13 ноября 2014

Один Ответ

  1. «Сегодня он доцент кафедры актерского мастерства и режиссуры Чувашского государственного института культуры и искусств.»

    Боже мой!.. Бедные студенты!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.