Сдано на экспертизу

Чебоксарская семья решила заказать себе ювелирное изделие в Турции. Горожане отдали тамошнему мастеру золото и пару тысяч долларов за работу. А по приезде домой вдруг с потрясением увидели, как с драгоценного металла начинает слезать покрытие… Под дешевой позолотой оказался не менее дешевый сплав.
Таково было заключение экспертов. Как будут искать правду на международной арене ценители украшений — другой вопрос. В этом ведомстве об исходе событий редко задумываются и зачастую даже не знают, какое судебное решение принято по результатам их исследований.
Лаборатория судебной экспертизы работает по заданию следственных органов, судов и других уполномоченных структур. Впрочем, горожане могут обращаться сюда и самостоятельно (как в случае с ювелирным изделием), но подобные услуги уже платные.
В последнее время участились случаи экспертиз последствий ДТП. Страховые фирмы занижают стоимость ущерба, чтобы суммы выплат были меньше. И горожанам ничего не остается, кроме как обращаться в суд. Огромный поток всевозможных сотовых телефонов — как проходящих по уголовному делу, так и с дефектами, обнаруженными после покупки. «Больше стало почерковедческих экспертиз — мошенники всех мастей пустились в пляс», — говорит «ЧН» руководитель экспертного учреждения Леонид Морозов.
Экспертиза на глазок
Определить, принадлежат ли две похожие друг на друга подписи одному лицу, никакой хитроумный прибор не поможет. «Это в состоянии сделать только специалист», — рассказал об особенностях своей работы старший эксперт-почерковед Владимир Денисов.
Приходится иметь дело с долговыми расписками, кредитными договорами и прочей бумажной обыденностью. Но бывают и исключения. Так, несколько человек, приехавших с Кавказа, открыли бизнес по оформлению незаконной регистрации для своих соотечественников. Чтобы доказать подделку, пришлось сверять не только оттиски со штампов. По дате выдачи документов определяли, какие паспортистки в какой день работали, и брали у них образцы почерка.
Случается и так, что необходимо установить автора текста. Это печальное происшествие довольно известно в нашей республике: мать выбросила младенца в мусорный контейнер в районе автовокзала. Новорожденный был завернут в бумагу с рукописным текстом. Тогда создали целую бригаду экспертов, которые по буквам определили пол написавшего, примерный возраст и уровень образования. Когда женщину, молодую работницу детсада, задержали, оказалось, что результаты экспертизы полностью совпадают с реальным положением дел.
Автомобильная арифметика
В распоряжение автоэкспертов поступил толщиномер покрытий для выявления, подвергались ли кузовные детали ремонту и восстановлению ЛКП в результате ДТП. Чтобы наглядно показать торопливость некоторых водителей, старший эксперт отдела автотехнических исследований Валерий Власов достает свое самое последнее дело.
Фабула: пожарная машина отправилась по вызову. При выезде с территории части водитель неверно оценил скорость и дальность едущего по основной дороге автомобиля. Решил проскочить. Произошла авария. Дом так и сгорел, не дождавшись огнеборцев.
Говорят, лежачих не бьют. Однако, как показывает практика автоэкспертиз, иногда их не только бьют, но и давят. ДТП произошло в Пихтулино. Пьяный пешеход переходил трассу в неположенном месте, автомобилист попытался уйти в сторону от неизбежного столкновения. Однако горожанин налетел на зеркало и упал. Через шесть метров водитель-участник ДТП остановился. На соседней полосе также встал, включив «аварийку», проезжавший мимо «Форд». Пока мужчины вызывали «скорую», шофер «Газели» решил объехать место аварии и… промчался аккурат по ногам лежащего на дороге пешехода. Тот, к счастью, остался жив.
«Если бы сразу, на месте, провели экспертизу на видимость, было бы проще понять, с какого расстояния мог увидеть водитель «Газели» лежащего человека. Такой анализ должен проводиться сразу после ДТП, пока погодные условия не изменились», — сокрушается Валерий Евгеньевич. Теперь механизм происшествия придется определять математически: изучать высоту следов на авто, направленность царапин, степень загруженности машины и так далее.
Также в лаборатории проводятся исследования наркотических средств, спиртосодержащих жидкостей, нефтепродуктов, лакокрасочных покрытий. Например, произошел поджог, молодежь подпалила стационарный пункт милиции. Чтобы доказать вину, необходимо в том числе обнаружить следы легковоспламеняющихся жидкостей, оставшихся на одежде. «Даже если мы просто соприкоснемся с вами рукавами, то уже «обменяемся» частицами нашей одежды», — утверждают эксперты.
Сколько стоят улики?
Перед этим кабинетом — огромный обшарпанный котел, лежат ржавые металлические конструкции… Все это — вещественные доказательства, проходящие в уголовных делах. Их стоимость (иными словами, ущерб) должна определить товароведческая экспертиза.
Впрочем, оценивают здесь не только краденое, но и совместно нажитое имущество, которое экс-супруги делят при разводе: ковры, мебель, бытовую технику. В этот отдел чаще всего обращаются и покупатели. Купили джинсы, а они порвались через неделю. Вот и приносят обновку на экспертизу, чтобы выяснить, не производственный ли это брак. «Нередко виноваты сами покупатели, — констатируют специалисты. — Неправильно подбирают размеры, и неэластичная часть джинсов трескается». А одна дама решила заняться бизнесом — заказала по каталогу целую коллекцию итальянской одежды. Прежде чем выставить ее на продажу, принесла на экспертизу. И выяснилось, что качество изделий настолько низкое, что это больше похоже на подпольную мастерскую, чем известную европейскую марку. С полученным заключением экспертов она отправилась в суд.

Тaтьяна TИНОВА

Опубликовано: 8 октября 2010