Каждый преступник оставляет след + ФОТОРЕПОРТАЖ

СТРЕЛЬБЫ СТАЛО МЕНЬШЕ, А КРАЖ ИЗ АВТОМОБИЛЕЙ – БОЛЬШЕ

черепКриминалистический чемоданчик – главный атрибут, с которым эксперты выезжают на место происшествия. С годами его содержимое много раз менялось и совершенствовалось. Сегодня там есть все необходимое – щеточка, ультрафиолетовый осветитель, лупы, простые и с подсветкой, порошки, перчатки, пакетики, фонарик, фотоаппарат, маркеры, вата… 1 марта экспертно-криминалистическая служба МВД по Чувашии отметила свое 95-летие. По этому случаю криминалисты и решили рассказать о своей работе местным журналистам. Побывала у них в гостях и корреспондент «СЧ».
– Щеточкой наносят специальный порошок, – рассказывает о работе экспертов начальник экспертно-криминалистического центра МВД по Чувашии, полковник полиции Александр Шешнев, – он прилипает к оставленным пальцами следам. Сверху накладывается специальная липкая пленка. А затем полученные отпечатки приобщают к делу и отправляют в отделение криминалистических учетов.
Там отпечатки пальцев сканируют и заносят в автоматизированную дактилоскопическую информационную систему «Папилон», чтобы найти хозяина этих отпечатков. За год в отделении таким образом устанавливают больше тысячи совпадений и раскрывают порядка 100-150 преступлений.
А еще у криминалистов есть специальная лаборатория с похожей на шкаф цианакрилатной камерой, которая позволяет снимать отпечатки пальцев с любых поверхностей.
– После каждой процедуры этот шкаф сразу же чистится, – говорит ведущий специалист-эксперт Павел Яковлев, – так как цианакрилат очень ядовитый.
Вообще работа у Павла Германовича довольно специфическая. Это единственный в республике эксперт, который может установить личность человека по его останкам. Таких специалистов в России единицы. С экспертизами он помогает и правоохранительным органам соседних регионов. Поэтому, даже будучи на пенсии, подполковник полиции в отставке не спешит отдыхать.
На рабочий стол к эксперту поступают, например, кисти рук, мумифицированные или гнилостно-измененные, с которых еще можно снять отпечатки пальцев. На это может уйти пять-шесть дней. Нередки случаи, когда приходится устанавливать личность человека по черепу. Это самая кропотливая работа, которой Павел Германович занимается уже двадцать лет. По черепу эксперт Яковлев может определить, мужчине он принадлежал или женщине, какой расы, возраста, воссоздать прижизненный портрет. И правда, сравнивая фотографию человека и рисунок эксперта, не находишь отличий. Он даже шутит по этому поводу: «Только с прической могу не угадать».
По соседству расположен кабинет, где тоже ведется криминалистический учет. Но уже не отпечатков пальцев, а совсем других «следов преступлений».
– Мы храним фотороботы, следы обуви, автомобилей и орудий взлома, – пояснил заместитель начальника отдела криминалистических экспертиз Дмитрий Максимов. – Наша задача объединять несколько преступлений или искать совпадения. Изучаем, например, одной ли обувью были оставлены следы на местах совершения преступлений. Работа в какой-то степени даже творческая, каждый день что-то новое, головоломка или задачка.
В следующем кабинете полно денег и бутылок со спиртным. Правда, деньги поддельные, а водка – «паленая», с фальшивыми акцизными марками. Купюр тут целая коллекция. В основном это тысячные и пятитысячные «бумажки», но немало и монет. Валюта тоже попадается, хоть и редко. К примеру, на днях на одном из рынков Чебоксар пытались расплатиться стодолларовой купюрой.
Очень интересно сравнивать настоящие купюры с фальшивками под микроскопом. Если у «оригинала» все линии и точки идеально ровные, красивые, то у подделки все довольно размыто.
– Простому обывателю не так уж и просто распознать фальшивку, – говорит эксперт ЭКЦ МВД по Чувашии Александра Егорова. – Обнаруживают их, как правило, уже в банках, когда инкассаторы привозят деньги из магазинов. Вот, к примеру, «пятитысячная» подделка, уже довольно потертая, видимо, многих успела обмануть. Но если приглядеться, можно заметить, что одна цифра наполовину стерлась. Это явный признак подделки.
Следующий отдел – с оружием, в основном из «лихих» девяностых.
микр– Очень радует, что происшествий со стрельбой уже год как не было, – признался Александр Шешнев. – Сейчас намного спокойнее. Конечно, это просто замечательно, но вот набрать опыта эксперту сложно. Я начинал взрывотехником в 1993-м. Первые пять-семь лет работы было много, делал экспертизы и по Шуре Петровой, и по многим взрывам. Но нам не хватало технического оснащения. Сейчас этим можно похвастаться. Изображения пуль можно совместить на дисплее компьютера, чтобы понять, из одного ствола они вылетели или нет. А раньше мы все это делали «мокрым процессом», как фотографы. Иной раз одну экспертизу чуть ли не неделю проводили. И все же техника только помогает отсеивать лишнее, самую ответственную работу проводит сам эксперт.
За время существования экспертно-криминалистической службы в числе «актуальных» были самые разные направления. Сегодня, говорят специалисты, одни из самых востребованных – эксперты-автотехники. Очень уж много дорожно-транспортных происшествий. Специалисты ЭКЦ устанавливают их обстоятельства, выясняют, исправна ли была машина и тому подобное. Очень важно досконально разбираться и в тонкостях маркировки автомобилей, ведь на рынке много «перебитых» угнанных машин.
Кстати, сегодня очень много преступлений связано с кражами из автомобилей – только по Чебоксарам за сутки по два-три случая. Машины для злоумышленников (в основном это наркоманы и любители выпить) легкая добыча. А вот квартирных краж стало меньше – везде стоят видеокамеры и хорошие двери.

Алёна КАЗАНЦЕВА, Марина СЕРГЕЕВА

Фоторепортаж Олега МАЛЬЦЕВА:

navigate_before
navigate_next
Опубликовано: 6 марта 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.