Милее родины нет

Маруся и предположить не могла, что ее сообщение о предстоящей свадьбе вызовет у матери такую неожиданную реакцию. Нет, Фекла Ивановна, всегда спокойная и уравновешенная, не повысила голос на дочь, только тихо заплакала: «Как же так, он же не нашей веры человек, сживетесь ли? Увезет тебя в далекие края и бросит там…»
Дочь понимала беспокойство матери. Но знала и то, о чем не ведала мама. Да, Анвар – узбек по национальности, и вера у него другая, но он настоящий мужчина – надежный, преданный, с ним хоть в огонь и в воду… И не рядовой он человек, а инженер с Ташкентского авиационного завода, с высшим образованием.
– Позже, когда родители познакомились ближе с Анваром, – с улыбкой вспоминает Мария Константиновна, – души в будущем зяте не чаяли. И свадьбу здесь, в Яманово, сыграли, и его младший брат из Ташкента приехал нас поздравить. После свадьбы сразу же поехали к их родителям – в город Коканд Ферганской области. Там свадьба продолжилась, только уже по узбекским обычаям. И было это в далеком 1974 году.
– Мария Константиновна, как же вы, чувашская девушка, вскружили голову узбекскому парню?
– После окончания Чебоксарского мед-училища я работала в одной из городских больниц, а обедать ходила в кафе в центре города. Там и встретила черноглазого смуглого парня с пышной шевелюрой. Он приезжал из Ташкента в длительные командировки на электроаппаратный завод. После трех лет встреч и решили создать семью. Я благодарна судьбе за то, что она свела меня с Анваром. За годы совместной жизни не слышала от него ни одного дурного слова. У нас чудесные дети Талат, Малик, Сухроб. Двое живут в Москве, один – с нами.
– У чувашей и узбеков разная вера. Как родители Анвара, мусульмане, приняли вас?
– Как родную дочь. Свекровь всегда звала меня уважительно: Марьям-хон. Она была очень мудрой женщиной, говорила: «Бог – един, а какой веры придерживается человек – неважно, лишь бы Человеком был». И свекор был замечательным человеком (пусть земля им будет пухом), занимал высокие должности в исполкоме Кокандского горсовета.
– Незнание языка неудобств не доставляло?
– Разговорную речь я освоила за четыре месяца: прислушивалась к разговорам дома, на улице, запоминала. В садике, где работала, дети не знали ни одного русского слова! От них и училась. Все удивлялись чистоте моей речи. Мы и сейчас с Анваром дома общаемся на узбекском.
– Вам, наверное, было очень интересно сравнивать их традиции и нравы, праздники с нашими…
– 21 марта, в день весеннего равноденствия, у них начинается Навруз, то есть Новый год по солнечному календарю. Обязательно готовится сумаляк – халва из проросшей пшеницы с небольшим добавлением муки и сахара. Все женщины-соседки собираются у огромных котлов, помешивая варево, чтобы не пригорело… На улицах выступают артисты. До позднего вечера слышны шутки, песни, смех. А утром праздник продолжается в домашнем кругу.
– Потребляют ли на празднике вино или другие горячительные напитки?
– Нет, только чай. Что мне по душе у мусульман – это уважительное отношение к старшим и женщинам. Захожу в автобус, мне 3-4 молодых человека место предлагают. Девочку в семье с малых лет готовят к замужней жизни, учат почитать родителей мужа.
Сначала я не понимала, мне казалось, что наши православные праздники проходят ярче и интересней. Сейчас, после приезда в Чувашию, сравниваю их и прихожу к мысли, что восточные народы четче соблюдают национальные традиции, чем мы. На торжества узбеки облачаются в национальную одежду. На каком празднике вы видите чувашей в вышитых платьях и рубашках? Разве что на Акатуе, и то только на сцене.
Какими бы душевными ни были люди и прекрасна жизнь, но в последние годы (прожили в Узбекистане 26 лет) Мария Константиновна постоянно тосковала по родной Чувашии. Да и жизнь стала меняться к худшему: зарплату перестали платить, работы достойной не стало…
Вот и переехали Иргашевы в 2000 году в село Тобурданово. Мария Константиновна занимается домашними делами. Анвар Садыкович каждое утро на рейсовом автобусе уезжает в Канаш – работает на элеваторе электриком. До выхода на пенсию здесь же трудился главным энергетиком.
Еще года два назад Иргашевы держали пару коров, десяток овец, разную домашнюю птицу. Но в последнее время хозяйка стала чувствовать себя неважно, и поголовье скота пришлось сократить. Коров продали, купили козу Катю, которая нынче, к всеобщей радости, принесла трех козлят. Об этом недавно Мария Константиновна сообщила по телефону и узбекским родственникам, а также призналась, что очень тоскует по ним…

В. ЛАПИН.

Опубликовано: 27 апреля 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.