Алла ГЕРБЕР: Мне нравится нынешняя интеллигенция

_dsc_0500Председатель жюри V Чебоксарского международного кинофестиваля, сценарист Павел Финн на встрече с журналистами высказал предположение, что в работе жюри, где представлена обширная палитра как кинопрофессий, так и взглядов на кино и саму жизнь, вполне могут быть жаркие дискуссии и споры. То есть фестивальная работа наших гостей обещает быть насыщенной.
Дискуссии, кстати, начались уже до непосредственной оценки фильмов, и даже до торжественной церемонии открытия фестиваля. На самой первой из череды пресс­конференций обозреватель «СЧ» поинтересовалась у кинокритика и общественного деятеля, президента общественного фонда «Холокост» Аллы Гербер, ожидает ли она найти в конкурсных фильмах отклик на происходящие в стране события, меняющие общество, в чем­то раскалывающие его, а в чем­то объединяющие. В разговор вступил и председатель жюри.
Алла Гербер: Да, общество проснулось, оно больше не похоже на, не хочу сказать стадо, упаси Бог, на таких овец, которые просто спят, едят, жуют. Ему стало небезразлично, что происходит наверху. Это подлинное вставание с колен. Общество заявляет не только о своих требованиях и претензиях, оно размышляет и думает о том, что делать и как жить дальше. И это очень серьезно. Правда, с одной стороны, общество проснулось, стало активным и более осмысленно существующим в этой жизни, с другой – есть тенденция наступления варваров. И, безусловно, кино так или иначе это отразит. Кино уже много что отражает из того, что сейчас происходит. Вы все, наверное, уже видели фильм «Елена», который показал такое страшное явление, как «быдловизм». Буквально вчера об этом же явлении была запись на «НТВшниках». В «Елене» же рассказано и о классе сильных и богатых, уровне их опустошенности. В чем смысл жизни, когда у них, казалось бы, есть все? И об этом картина Александра Зельдовича «Мишень». То есть я не могу сказать, что наш кинематограф глух к тому, что происходит вокруг. Наоборот. Только вот, к величайшему сожалению, очень мало где показывают наши фильмы. А если и показывают, как, например, в московском кинотеатре «Пять звезд», то это почти пустые залы. Что с этим делать? А есть замечательные картины. Что касается интеллигенции, творческой в том числе, то мне она сейчас нравится. Мне нравится, что произошло. Когда довольно много писателей, художников вышли на улицы. Конечно, стиль, тональность этого протеста, они разные. Но умные, спокойные шаги ведут к размышлениям, а не к крикам. Это новая тенденция, раньше такого не было. И это даже интересно. Я была одной из тех, кто в 90­е делал митинги и всякие шествия. Не знаю, что в этом смысле происходит в Чебоксарах, хотелось бы, чтобы что­то тоже происходило. Должно что­то происходить. Такая спячка невозможна.
Павел Финн: Хотел бы добавить к первой части вопроса и ответа. Я отношусь к тем, кто не считает, что кинематограф должен впрямую реагировать на действительность. Действительность оказывает влияние на кинематограф опосредованно, через свободу художника. Так получается, увы, что я оказываюсь все старше и старше по отношению к сидящим вокруг меня. И я помню то время, когда мы были внутренне, нам казалось, свободны. Но при этом приходилось постоянно биться и пробиваться. И именно кино того времени дало выдающиеся картины и выдающихся режиссеров. Сейчас мы вроде бы свободны, а уровень кино очень низкий. Действительно, появляются замечательные Хлебников, Попогребский, Миндадзе. Тем не менее общий уровень кино чрезвычайно низкий. И было бы несчастьем, если бы кино стало публицистически реагировать на то, что происходит. Главное, на мой взгляд, это повышение художественного и профессионального уровня, который сейчас находится в ужасающем состоянии. Особенно это касается моей профессии, сценарной. Тут будут мастер­классы, я знаю. Последние несколько лет я все время даю классы в разных странах. И вижу новое поколение молодых людей, поколение другой культуры, от которого многое зависит в нашем кино. Вот это так или иначе должно отражаться, а не реакция на политические события. Конечно, общество должно пробуждаться, но кино должно быть выше злободневности.
Алла Гербер: Я совершенно согласна с вами. Но я говорила о картинах только высокого художественного уровня. Кстати, именно в Чебоксарах Гран­при получила картина, которая впрямую отражала такое явление в нашем обществе, как неофашизм, скинхедство. Это «Россия­-88», которую не пускали, замалчивали, но она очень сильно отражала страшный процесс, который и сейчас продолжается. И сделана при этом замечательно, художественно.
Действительно, ЧМКФ, куда в 2009 году привезли фильм Павла Бардина о неонацистской группировке «Россия­88», а затем и присудили ему главный приз, проявил себя как открытая площадка для различных мнений и высказываний о сложных процессах окружающей действительности. К сожалению, в этом году на такую репутацию легла тень. Из конкурсной программы был исключен фильм, выбранный программным директором, считающим ее очень хорошей. Вокруг фильма Ахима фон Борриса «4 дня в мае» в последнее время разыгрались нешуточные страсти, и организаторы фестиваля решили не подливать масла в огонь.

Опубликовано: 23 мая 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.