Чебоксарский ковчег

Конкурс документального кино «На Волжском рубеже», как и любой другой, держался на четырех составляющих — самой программе фильмов, зрителях, интересующихся продукцией документалистов, работе жюри и, в-четвертых, дирекции ДК тракторостроителей, которая обязана была создать условия в своем Малом зале, чтобы могли работать первые три.
В дирекции ДК, видимо, даже не прочитали постер, вывешенный в фойе, на котором программа просмотров была напечатана с неточностями. И неисправленные ошибки вводили в заблуждение и без того немногочисленных зрителей.
Зрителей, постоянных, на трех просмотрах было человек десять. Правда, заходили ненадолго еще две-три организованных группы, какие-то случайные люди, но они быстро удалялись и в целом наслаждению истинных киногурманов не помешали. Расстраиваться по поводу малочисленности зрительской аудитории вряд ли стоит, ибо сказано: «Много званых, но мало избранных». Зато объективная картина количества киноинтеллектуалов явлена во всей красе – в Чебоксарах их процент, оказывается, тот же, что и в Москве, и по России в целом.
Жюри, состоящее всего из четырех человек – двое своих, чебоксарских, двое москвичей – со своей работой справилось очень хорошо, победитель (режиссер Б. Лизнев за фильм «Полк, смирно!) и трое остальных лауреатов определены в высшей степени справедливо и очень профессионально. Если б Маргарита Гартфельдер, вручавшая Гран-при на церемонии закрытия фестиваля не забыла произнести название фильма-победителя, работу жюри можно было бы назвать безупречной. А так мы ставим им четыре с огромным плюсом. Молодцы!
Сама конкурсная программа оказалась и не перегруженной, и разнообразной, разножанровой, а, самое главное, в высшей степени профессиональной и патриотичной. (Для сравнения скажем, что у игровых фильмов были явные проблемы и с тем, и с другим).
Фильмы, посвященные отдельным историческим событиям, «Убить гауляйтера» (о некоторых событиях в оккупированной немцами Белоруссии), «Танец со смертью» (о воздушных битвах и воинах вьетнамской войны), «Война матерей» об Афганистане сделаны на прочной документальной основе, в достойной спокойной манере, без надрыва и перехлестов, фильмы-портреты об отдельных людях («Старик и небо» о летчике-герое фронтовике и «Двое в городе» – о композиторе М. Таривердиеве) – это интересные поиски режиссеров в сфере эмоциональной выразительности. Наиболее же современными они оказались в фильме «Блокада» Санкт-Петербургской студии документальных фильмов, где не прозвучало ни одного слова, ни единой музыкальной ноты, а вся хроника блокады показана лишь на фоне естественных шумовых эффектов и… абсолютной тишины, наполнившей картину какой-то особой духовностью и гуманистическим пафосом. Как тут опять не вспомнить об библейском «слове изреченном…».
Кульминация просмотров, конечно же, «Полк, смирно!», созданный на основе всего лишь одной фотографии 1903 года и озвученный письмами запечатленных, давно умерших героев, гимном «Боже, царя храни». В этом фильме явлен высший режиссерский пилотаж, помноженный на абсолютную веру автора в непреходящее величие России и уникальное назначение искусства кино. Режиссер-победитель выступил на церемонии закрытия со словами, которые целиком и полностью могли бы стать основой, концепцией всех будущих кинофестивалей в Чебоксарах.
Отдельное место в сердцах зрителей занял фильм «Ковчег», снятый в плацкартном вагоне № 7 поезда Уренгой – Адлер. Более пронзительной зарисовке о нас, россиянах, умом ни в чем не твердых, трудно себе представить.
Браво, документалисты!

Наталия ГОВОРОВА.

Опубликовано: 19 июня 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.