Галина КАВКАЗОВА:Икона – это богословие в красках

В Чувашском педагогическом университете им. И.Я. Яковлева при художественно-графическом факультете с этого года начала действовать школа иконописи. Причем по рублевской технике. Подобного в российских светских вузах еще не было. Руководит школой выпускница этого же факультета, а также Международной школы дизайна и Московского православного гуманитарного института Галина Кавказова. Она прекрасно знает на своем опыте, как много надо знать и уметь будущим создателям икон, и все же надеется, что через несколько лет в Чувашии появятся собственные иконописцы.
– Галина Владимировна, у вас в Москве была работа, успешная фирма дизайна, а вы опять пошли учиться и выбрали далеко не самый легкий вуз, почему?
– В свое время я переехала в Москву, как и многие, в поисках работы. Занималась дизайном и проектированием. Встретила много замечательных людей. Думаю, Господь их словами и руками меня и направил в православный институт. Я выдержала большой конкурс. Да и учеба там, действительно, дело нелегкое. Кроме непосредственно техники иконописи мы изучали историю раннего христианского и древнерусского искусства, палеографию на базе старославянского и церковнославянского языков и догматическое богословие, а были еще литургика и священное писание. Представьте, в каждой группе училось по 20 человек, а до диплома доходили 2-3.
– Светскому человеку это трудно.
– Православные науки очень сложно изучать даже воцерковленному человеку. А уж вышедшим из советских недр, которым эта культура как таковая не привита, сложно вдвойне.
– А как получилось, что вы после института вернулись в республику?
– Владыка Меркурий, он отвечает в Московской епархии за все высшие православные заведения России, благословил каждого из дипломников поднимать на своей родине православное искусство. Поэтому отступать мне некуда. Мы вместе с деканом худграфа Анатолием Даниловым ходили получать благословение митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы. А получив его, два года пробивали документацию под будущую школу. Теперь, наконец, мы этого добились.
– А в наших храмах сейчас какая школа иконописи представлена, не рублевская?
– Нет. Ведь у нас в храмах находятся иконы с 17 по 20 век. А с 17 века рублевская школа стала отходить. Царь Петр «прорубил окно» католическому искусству. И поэтому младенец Иисус стал походить на пухленького Амурчика, а Богородица просто на прекрасную женщину. И очень много стало декоративного оформления: виньетки, золото, прямо сплошное рококо. Сейчас патриарх Кирилл рекомендует обратить внимание на иконы до 16 века. Это не навязывание, просто рекомендации. Икона – это же богословие в красках. А рублевская техника – это наше исконное искусство.
– Ваши воспитанники занимаются вместе с другими студентами университета?
– Нет, сейчас мы проводим занятия в Новочебоксарске, при храме Равноапостольного Князя Владимира. Настоятель храма о. Илия выделил нам помещение в воскресной школе. Оно замечательное, это мансарда в одном из зданий храмового комплекса. Однако под школу требуется значительное переустройство. Мы сами готовы там приложить руки, но спонсорская помощь все же требуется.
– Ваша школа может быть полезна храму?
– И не только этому храму. Конечно, о. Илия заинтересован в развитии православных искусств. Он всей душой поддержал нас, и за это ему особая благодарность. И мы, конечно, будем рады по возможности оказаться полезными. Сейчас мы пока занимаемся в комнате воскресной школы и только со взрослыми. Потому что для детей нужны условия получше. А так мы могли бы набирать подростков с 12-13 лет. И готовить их потом к поступлению в университет.
– А вы видите здесь по-настоящему способных к этому людей?
– Способных много. Я сама училась в Москве и знаю, что даже «готовым» художникам трудно было освоить иконопись, у некоторых вовсе ничего не получалось. Техника сложная, работа с натуральными пигментами, яичной эмульсией. Доски надо делать самим. Краски перетирать собственноручно. Нельзя нарушать канон. Икона – совсем не то что светское искусство. Все с молитвой. Все благословясь. Каждая вещь штучная. И по материалу тоже. Если учащийся через год напишет первую икону, уже хорошо. Через 2 года можно и для храма написать. Хотя должного уровня, конечно, достигнут не все.
– Вы планируете только иконописи учить?
– В перспективе можно замахнуться и на объемную пластику, потому что у нас есть шикарные резчики. Очень квалифицированные. Но самое главное, хочется, чтобы стало как можно больше людей, сведущих в православном искусстве.
– Есть еще и искусство керамических икон. Недавно в Алатырь приглашали для работы москвичей. А ведь у нас есть и свои прекрасные керамисты.
– Вот именно есть! Но здесь опять-таки надо работать по канонам. По керамике у нас такие хорошие вещи можно увидеть в университете. Людям просто надо дать каноническую грамоту.
– В вузах принято считать, сколько требуется специалистов.
– Дело в том, что это сейчас невозможно подсчитать. Потому что у нас иконописцев нет вообще. Как и во всем Поволжье. При монастырях сидят 2-3 человека. А если икона требуется храму или просто верующему, все едут в Санкт-Петербург или в Москву. Это же огромные капиталовложения. Я хочу создать нашу, чувашскую, иконописную базу.

Опубликовано: 8 декабря 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.