Реставрируются росписи главного храма

Идет реставрация росписей в Введенском кафедральном соборе Чебоксар. Мастера из Санкт-Петербурга работают над северной стеной храма, возвращая ей тот вид, что был если не первоначальным, то хотя бы до последней реконструкции в начале семидесятых годов прошлого века. «Секретов никаких нет, – говорит реставратор Юрий Смольянский. – У нас все доступно и открыто».
За плечами питерских мастеров работа в городе Пушкин, который приводили в порядок к трехсотлетию, а до этого знаменитый Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге, да и весь центр Северной столицы. Так что от европейского классицизма, как признается Юрий Владимирович, он изрядно подустал. А вот к Введенскому собору в Чебоксарах сразу душа легла.
– Собор очень интересный. Мне он, например, с первого взгляда понравился. В отличие от петербургских храмов его стиль ближе к старинным русским образцам. Перекликается с древними церквами Нижнего Новгорода и Суздаля. Очень понравилась роспись девятнадцатого века в народном стиле, прямо своя, родная. Какие-то сюжеты и лица автор, кажется, даже подсматривал из жизни. Подозреваю, что здесь до пяти слоев росписи. Но у нас не было задачи расчистить ее полностью. Мы реставрируем то, что осталось по наследству из двадцатого века.
Сейчас четыре питерских реставратора работают над так называемой технической реконструкцией. Северная стена была очищена специальным раствором от копоти, пыли и сажи. И прихожане, наконец, могут хоть немного разглядеть за строительными лесами, что за красота покрывает стены храма. Теперь следует укрепить грунт с росписями к каменной кладке, для чего используют немецкий материал высокого качества.
После завершения технической части заказчики, среди которых и Минкультуры России, будут обсуждать, как должна выглядеть художественная реконструкция. Тут тоже есть свои тонкости. Реставратор может сделать так, что его работа будет практически невидима. А ЮНЕСКО, в чьих списках памятников культуры значится храм, требует, чтобы труд реставраторов был заметен.
– Реставратор, на мой взгляд, подобен врачу, – говорит Юрий Смольянский. – Главное здесь правильно поставить диагноз. От него будет зависеть лечение. Поэтому мы сначала изучаем памятник, делаем экспертизу, чтобы знать, какой краской написаны росписи. В Введенском соборе смешанный тип – наслоение темперы и масла. Так сложилось, что в предыдущих реставрациях было принято широко «прописывать» автора, – реставратор смело правил то, что ему казалось недостатками в росписи. Сейчас мы относимся к авторам более деликатно, стараясь сохранить замысел целиком. Идеальная реставрация – это когда не видно, что мы тут натворили.
В любом случае работы по технической реставрации продлятся три месяца. Конечно, на их ход влияет и та аномальная жара, что была совсем недавно, и грядущие холода. Но в действующем храме невозможно создать музейные условия, напоминают работники реставрационной мастерской, и, тем не менее, росписями прихожане смогут любоваться еще тридцать лет. Сами реставраторы говорят, что с удовольствием продолжат работу в соборе и дальше, если сложится.
К слову сказать, когда мы приехали знакомиться с мастерами из Питера, оказалось, что у возглавляющего команду Юрия Смольянского день рождения. Свои пятьдесят семь он встретил на строительных лесах, так сказать, с трудовым энтузиазмом. И даже пошутил по этому поводу:
– Реставраторы – как памятники архитектуры: чем старше, тем ценнее.

Опубликовано: 25 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.