Тюрьма ждет перемен

Уголовно-исполнительную систему России ждут кардинальные реформы.
К 2016 году исправительных колоний в их нынешнем виде не будет. Вместо них появятся тюрьмы трех видов. В тюрьмах общего режима будут содержаться впервые осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления, а также рецидивисты по преступлениям небольшой и средней тяжести. Следующая ступень – тюрьмы усиленного режима, где «крышу над головой» найдут те, кто не менее двух раз был наказан и вновь осужден за тяжкие и особо тяжкие преступления, а также признанные опасными рецидивистами. Наконец, в тюрьмы особого режима будут заключены неоднократно совершившие особо тяжкие преступления, приговоренные в том числе к пожизненному лишению свободы, активные члены и лидеры преступных сообществ, «воры в законе», злостные террористы и экстремисты.
А совершившие преступления по неосторожности будут «трубить срок» в колониях-поселениях двух видов – с усиленным наблюдением и без такового. Самое интересное, что обитатели колоний-поселений второго типа будут трудиться на строящихся государственных объектах. Кстати, в прошлом существовали спецкомендатуры для условно осужденных с обязательным привлечением к труду и условно освобожденных из мест лишения свободы с направлением на стройки народного хозяйства. Если же учесть, что такие колонии появятся в период с 2013 по 2016 годы, то можно предположить, что в это время кризис закончится окончательно, ведь сейчас и на свободе работу можно найти не всегда.
Вообще реформа эта достаточно затратная. В беседе с журналистами начальник УФСИН России по Чувашии Вячеслав Волков рассказал: «Создание новых видов тюрем связано с большими расходами, наверняка будут определенные трудности в плане финансирования. Посудите сами: сметная стоимость нового следственного изолятора на 602 места, который уже запланирован к строительству, 1 млрд. 300 млн. рублей. Начало его строительства было намечено на 2010 год, но из-за финансового кризиса срок перенесен на 2012-й». А ведь по состоянию на 1 января этого года в местах лишения свободы содержалось 11160 человек! Это сколько надо построить тюрем? Главное отличие тюрем от исправительных колоний – камерное содержание, общение между заключенными будет минимальным, в то время как в колониях контингент живет, по сути, в общежитиях. То есть часть колоний придется снести подчистую, другую часть можно переделать под колонии-поселения. Корреспондент «СЧ», обеспокоенный предстоящими астрономическими затратами бюджетных средств, поинтересовался, а нельзя ли существующие колонии переделать под тюрьмы. Оказывается, сделать это очень сложно, проще снести до основания и построить новое здание. Впрочем, есть один проект по переделке 6-й колонии под тюрьму строгого режима, но пока неизвестно, поддержит ли его Москва.
Впрочем, как отметил В. Волков, тюрем много не бывает. И привел наглядный пример. В свое время 1-я колония строилась с тем, чтобы ликвидировать 4-ю колонию, которая находится на Волге. Сегодня заполнены и та и другая. 6-я колония строилась с тем, чтобы ликвидировать 3-ю барачного типа. Сегодня заполнены обе. Хотя, с другой стороны, ввиду изменения уголовной политики в сторону либерализации есть устойчивая тенденция уменьшения численности спецконтингента.
С 10 января этого года в России юридически начал действовать новый вид наказания – ограничение свободы, альтернатива лишению свободы. Как пояснил Вячеслав Волков, ограничение свободы может назначаться судом как основной вид наказания и как дополнительный вид. Как основной – за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, на срок от 2 месяцев до 4 лет. Как дополнительный вид наказания ограничение свободы на срок до 2 лет может применяться практически за любые преступления, даже предусмотренные статьей 105, то есть за убийство. Суд может установить следующие ограничения свободы: обязанность находиться дома в определенное время суток, в основном ночью, не посещать определенные места или массовые мероприятия, не выезжать за пределы территориального образования, не покидать место жительства, место работы или учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции. Отбыв наказание в виде лишения свободы, эти осужденные встают на учет этой инспекции.
В. Волков признался, что пока нет механизма исполнения данного вида наказания. Но в этом году обещают поставить в республику электронные браслеты и компьютеры, которые будут следить за местонахождением подсудимого. Впрочем, сотрудники УФСИН готовы исполнять закон, образно говоря, «дедовским способом»: за исполнением приговора будут следить не бездушные электронные конвоиры, а сотрудники уголовно-исполнительной инспекции. «Будем посещать на дому, контролировать телефоны и так далее», – перечислил В.Волков. И выразил надежду, что дадут определенный период для раскачки в плане судебной практики. Хотя в соседней Марий Эл в конце января впервые в республике Моркинский районный суд приговорил жителя к ограничению свободы сроком на один год. Применение ограничения свободы, с одной стороны, выгодно уголовно-исполнительной системе: не надо тратиться на питание нарушителя закона, его содержание. С другой стороны, заметно возрастет нагрузка на сотрудников, особенно на первых порах, до появления электронных браслетов.
Успех любой реформы зависит от людей, их подхода, зачастую неформального, к конкретным обстоятельствам. Думаю, в Чувашии она пройдет нормально, и вот почему. Буквально под давлением журналистов В. Волков рассказал подробности одной показательной, на мой взгляд, истории. В прошлом году к нему на прием пришли родственники осужденного, находившегося в ИК-3. И рассказали, что в больнице в Питере умирает дочь этого осужденного, которую может спасти только операция по пересадке отцовского костного мозга. Отец же был осужден за тяжкое преступление, за убийство. В. Волков сразу же позвонил директору ФСИН России, который дал команду оперативно решить эту проблему. Особым караулом отец девочки был переправлен в Казань, откуда уже на следующий день вылетел в Санкт-Петербург. Была проведена серия успешных операций, девочка начала поправляться. В данной ситуации УФСИН России по Чувашии подошло к решению проблемы нестандартно, без оглядки на циркуляры и инструкции, по-человечески. Потому что если бы механизм был запущен официально, «как полагается», то на это ушел бы месяц, а то и два. Тогда, может, и помощь уже не потребовалась бы… Я это клоню к тому, что обилие бюрократических процедур зачастую тормозит ход реформ или вовсе сводит их на нет. В этом же ведомстве для решения проблемы применяют разные подходы, главное, чтобы дело было сделано, причем реально, а не на бумаге, для галочки.

Кстати. Журналисты поинтересовались, ожидается ли амнистия в честь 65-летия Победы. «Об этом идут активные разговоры, у нас запросили данные, я думаю, амнистия готовится, но это мое личное мнение», – ответил В. Волков. Кстати, есть в местах заключения и участники войны. К примеру, один из них, 1928 года рождения, находится в одной из колоний за убийство. Приговорен он к 10 годам лишения свободы, из которых часть уже отсидел.

Опубликовано: 6 февраля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.