Мифы и страхи онкологии. Лучевая терапия: риски реальные и мнимые

В семье Любови Ивановны поселилась тревога, близкая к панике. У нее обнаружили неоперабельную опухоль. Дочери тайком плакали и делали вид, что ничего не происходит. Сама она старалась держаться — почти тридцать лет работы преподавателем научили не показывать свои чувства. И только муж младшей дочери не мог понять, почему теща не хочет попробовать последовать совету врачей: они ей предлагали вначале облучение, затем химиотерапию и, если опухоль отреагирует, операцию.

Однако Любовь Ивановна была уверена — если не делают операцию сразу, а назначают лучевую терапию, значит, все безнадежно. Убедить ее в обратном, зная характер женщины, родные даже не пытались, пока в очередной раз во время ужина не повисло тягостное молчание. И тут зять устроил скандал. Довод был один: если бы все было безнадежно, врачи не предлагали бы лечение. Раз предлагают, значит, отчаиваться рано. Сразу забегу вперед: лечение было не простым и не легким, но вот уже четыре года, как Любовь Ивановна хорошо себя чувствует, занимается внуками, дачей, и считает, что зять помог ей настроиться на борьбу за здоровье.

К счастью, о лучевой терапии как о методе, который эффективно помогает справиться с онкологией, сейчас узнает все больше людей, хотя мифов о нем все-таки хватает. С заведующей отделением радиотерапии Республиканского клинического онкологического диспансера Аидой Свекловой мы постараемся развеять самые основные.

Миф № 1. Радиотерапию назначают только безнадежным больным

— Это неправда. Моя мама Людмила Танеева занималась лечением пациентов еще в 70-е годы. И вот представьте, мамы уже нет с нами, а ее пациенты до сих пор приходят ко мне, чтобы просто сказать спасибо. Они не просто живы, у них семьи, взрослые дети, у некоторых есть внуки. Люди все эти годы после лечения работали, путешествовали. Есть опухоли, при которых лучевая терапия — это единственный способ лечения. Представьте себе рак горла или гортани. Удалить опухоль — это значит лишить человека возможности глотать, говорить. Лучевая же терапия позволяет без хирургического вмешательства избавиться от новообразования, сохранив орган и его функции.

— Аида Алиевна, а давайте разберемся, в каких случаях назначают облучение.

— Про опухоли шеи уже сказали. Но это не все. При раке шейки матки, раке прямой кишки часто назначают радиотерапию. Лучевая терапия при опухоли прямой кишки уменьшает ее и повышает шансы сохранить функции органа почти наполовину. Ведь кроме самого образования удаляют еще часть здоровой ткани с обоих краев. А после облучения опухоль уменьшается, в результате хирурги могут сделать органосохранящую операцию.

— С облучением до операции мы разобрались. А после операции для чего его назначают?

— Злокачественная опухоль может дать метастазы. Более того, хирурги не всегда могут ее удалить полностью, а если осталась хоть небольшая ее часть, она может дать рецидив. Злокачественные клетки очень быстро делятся, вот благодаря этому свойству они становятся чувствительными к воздействиям разного рода. Потому что повредить клетку легче всего во время деления. Под воздействием ионизирующего излучения наступает их гибель. Опухоль уменьшается. Процесс метастазирования также замедляется: опухолевые клетки уже не разносятся по всему организму. Более того, нередко под воздействием облучения метастазы перестают расти, наступает длительная ремиссия, которая может длиться десятками лет.

— А при четвертой степени рака, когда пациент уже не может вылечиться, зачем назначают лучевую терапию?

— Мы в своем отделении оказываем и паллиативную помощь. Например, при запущенном раке опухоль давит на пищевод, человек не может глотать. Он вполне еще может прожить 6-8 месяцев, если вернуть ему способность есть. При облучении опухоль уменьшается, пищевод открывается.

Или, к примеру, метастаз давит на спинной мозг. У человека возникают сильные боли, он перестает ходить. Облучая злокачественные образования, можно уменьшить боли и буквально поставить пациента на ноги.

Миф № 2. Человек, которого облучают, опасен

— У меня за последние полгода было около десятка вопросов: не опасно ли жить с мужем — женой в одной квартире, если он (она) лечится в вашем отделении?

— Опасения людей понять можно, мы все напуганы Чернобылем, радиацией. Но… Надо сказать, что нам бы не позволили выпустить человека из отделения, если бы он был опасен для окружающих. Дело в том, что облучение может быть дистанционным, когда пациента помещают в специальный аппарат с источником облучения, или внутренним — внутриполостным или внутритканевым. При дистанционном облучении, когда радиация воздействует на определенную часть организма снаружи, человек абсолютно не опасен. Он не становится источником радиации. При внутреннем облучении радиоактивный источник помещается в полость пациента или специальная игла вводится прямо в опухоль на определенное время. И опять-таки, опасен не он сам, а источник, который мы ему ввели для лечения. Все это время человек находится в специальном помещении — в каньоне. Он ни с кем не контактирует. И как только сеанс лечения заканчивается, источник из полости или ткани убирается. По правилам, после сеанса, прежде чем отпустить пациента домой, мы его проверяем специальной аппаратурой. Надо сказать, что больные в большинстве своем у нас лечатся амбулаторно. И во время лечения они очень нуждаются в поддержке своих родных и близких.

Миф № 3. Во время лучевой терапии у человека может развиться лучевая болезнь

— Я занимаюсь лучевой терапией уже несколько десятков лет, но ни одного случая лучевой болезни у нас не было. Дозы облучения рассчитаны таким образом, чтобы повредить раковые клетки, и при этом минимально затронуть здоровые. Уровень технического обеспечения вырос настолько, что позволяет прицельно воздействовать на опухоль, учитывая движение человека во время его дыхания. Да, не все одинаково хорошо переносят лечение. Снижается уровень лейкоцитов, падает гемоглобин, в результате пропадает аппетит, может появиться тошнота, слабость. Но сейчас у нас работает реабилитационное отделение, где пациентам помогают снять неприятные ощущения, набраться сил. Если раньше категорически запрещалась любая физиотерапия, то теперь она стала для многих онкобольных обязательной. К сожалению, борьба с онкологией процесс нелегкий, но и цена успеха в ней высокая.

— И еще один вопрос: у нас в республике собираются приобретать новые ускорители для лечения онкологии. Что изменится с поступлением новой аппаратуры в лечении опухолей?

— Мы сможем увеличить дозу для опухоли и снизить до минимума лучевую нагрузку на здоровые ткани. С более высокой точностью будем определять онкологические заболевания на ранних стадиях, а также отслеживать эффективность химиотерапевтического и радиотерапевтического лечения.

Ускоритель с функцией стереотаксиса нам позволит точечно воздействовать на опухоль большой дозой облучения, это сократит курс лечения до 1-3 сеансов лучевой терапии. И, конечно же, количество успешно пролеченных пациентов будет выше, чем сейчас. Хотя, надо сказать, пятилетняя выживаемость наших пациентов выше, чем в среднем по России.

 

Фото Екатерины Угловой: Лучевая терапия проводится на современной аппаратуре в специальном помещении, которое называется каньоном.

Опубликовано: 29 октября 2019 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.