Вскрытие мощей в Алатыре

Как святыни пытались «освидетельствовать»

Сто лет назад в нашей стране началась масштабная антирелигиозная кампания. По сути, она стала одним из фундаментальных оснований будущей массовой атеистической пропаганды. Это потом раз за разом следовали различные богоборческие акции, но именно эта показала идеологический лик новой власти и наиболее ярко вскрыла намерения лидеров страны Советов. Речь идет о кампании по вскрытию мощей.
В борьбе с непримиримым врагом (а именно так относились В.И. Ленин и его сподвижники к Русской православной церкви) все средства хороши, а ударить по одному из ключевых звеньев — самое то. Акцент, по-своему, был поставлен удачно: разбей одну из основ веры — и пошатнется все здание. А что лучше укрепит твою власть и докажет правоту, если не падение авторитета оппонента?
Как отмечал профессор Московской духовной академии И.В. Попов в подготовленной в начале 1920-х гг. статье, словом «мощи» в славянском языке переведено греческое слово «липсана» и латинское «реликвия», что в буквальном переводе на русский язык означает «останки». Следовательно, этим словом обозначаются всякие останки умершего, все, что осталось от человеческого тела после его смерти. Если же обратим внимание на происхождение слова «мощи» от коренного «мощь» — сила, то станет очевидным, что словом «мощи» на славянском языке обозначаются не тела умерших, а именно только кости их, ибо сила, крепость человеческого тела, по общему убеждению, заключается именно в костях человека, а не в его теле (плоти). Но в России широко было распространено мнение, что мощи должны быть обязательно нетленными. Именно последнее обстоятельство сыграло роковую роль при проведении названной безбожной акции.
Большевики полагали, что почитание мощей — это «один из способов одурачивания и обмана трудящихся масс», а потому этим самым «массам» нужно «своими собственными глазами и руками освидетельствовать мощи» и поклонение им само собой исчезнет. Несмотря на направленное Священным Синодом в марте 1919 г. в СНК РСФСР ходатайство о прекращении «освидетельствования» мощей, процесс набирал обороты: подводилась необходимая нормативная база в виде циркуляров и постановлений НКЮ РСФСР, ширилась география и росло количество вскрытых рак, проводилась фото- и киносъемка процедуры вскрытия (снятия с них покровов и облачений). Процесс должны были осуществлять священнослужители в присутствии представителей местных органов советской власти, ВЧК и медицинских экспертов. По итогам вскрытия предписывалось составлять акт. Всего за 1918–1920 гг. было вскрыто по разным данным от 58 до 63 рак с мощами.
На территории современной Чувашии тоже не захотели остаться в стороне от общей тенденции и попытались провести показательное вскрытие мощей. Благо, был подходящий объект.
Алатырь с его величественными монастырями был давно известен как один из паломнических центров Среднего Поволжья. Слушатель Казанских миссионерских курсов Григорий Кокель в своем подготовленном в сентябре 1908 г. отчете о религиозном состоянии чувашей Буинского уезда Симбирской губернии констатировал, что чуваши-паломники «посещают Саров, Алатырь, Свияжск, Казань, Киев, Иерусалим и другие места». Неудивительно, что именно в Алатыре разыгрался один из актов общероссийской трагической акции. Вернее, была предпринята попытка такого действия. 17 марта 1919 г. на заседании Алатырского городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов рассматривался вопрос о «мощах» местного преподобного Вассиана.
Сначала — исторический экскурс. По данным исследователей, в 1748 г. по указу настоятеля Троицы-Сергиевской лавры в Алатыре начинает строиться первый в мужском монастыре каменный храм — в честь Живоначальной Троицы. 28 августа указанного года в ходе земляных работ по очистке места под будущее строительство нашли гроб, а в нем останки схимонаха Вассиана. Сведений о нем практически не имелось. Единственное, что знали алатырские старожилы: когда-то в Троицком монастыре жил и умер схимонах Вассиан. Был ли он настоятелем и строителем монастыря в 1697–1698 гг. или простым монахом — предание умалчивает.
Целую неделю мощи простояли на открытом месте, а затем были перенесены в теплую церковь во имя преподобных Соловецких чудотворцев Зосимы и Савватия, где оставались открытыми всю зиму. В мае 1749 г. мощи были освидетельствованы повторно; в полной сохранности оказались тело, одежда и гроб. Можно было даже ясно прочесть вышитые на схиме слова Священного писания. Над гробом постоянно служились панихиды, на поклонение мощам массами стекался народ, причем больные отламывали от гроба щепочки. Некоторые тут же получали исцеление. Но факты последнего тогда не записывались, и при вторичном опросе никто из жителей их достоверность не подтвердил. После этого указом Синода епископу Нижегородскому и Алатырскому Вениамину (Пуцек-Григоровичу) было предписано предать тело земле.
Несмотря на это, почитание не прекратилось. Схимник являлся страждущим и призывал отслужить панихиду на могиле, после чего больные исцелялись.

Из «Православной энциклопедии»:
«Толчком для кампании по вскрытию мощей стало известие о разгроме красноармейцами осенью 1918 г. Александрова Свирского в честь Святой Троицы мужского монастыря (Олонецкая губерния), хранившиеся в нем мощи преподобного Александра Свирского объявили «восковой куклой». Вскрытие сопровождалось глумлением над мощами, изъятием серебряной раки. 16 февраля 1919 г. Коллегия НКЮ приняла первое постановление об организованном вскрытии мощей; в нем указывалось, что следует предоставить инициативу местам («вскрытие мощей на местах нужно приветствовать… Разрешение от центра на вскрытие не требуется»).
Вскрытие мощей объяснялось советской властью «требованиями трудящихся, красноармейцев…». Для вскрытия мощей создавалась комиссия в составе представителей исполкома, райкома партии, ЧК, врача, духовенства и других. При скоплении публики вскрывалась рака, с мощей снимались облачения. В оскорбляющем верующих виде мощи выставлялись в храме в целях «раскрытия обмана». В публиковавшихся в центральных и местных газетах протоколах вскрытия внимание акцентировалось на таких, по представлению членов комиссий, отталкивающих верующих деталях, как «почерневшие кости», «отсутствие останков», «пыль», «труха». Нередко на вскрытие приглашался фотограф».

 

 

Федор Козлов

Фото с сайта 22-91.ru: Вскрытие мощей Германа Казанского.

 

«Взгляд в прошлое» — совместный проект Государственного исторического архива Чувашской Республики и газеты «Советская Чувашия».

Продолжение

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.