Патриот малой родины

Фото Максима ВАСИЛЬЕВАОН НЕ РАЗ МОГ ПОМЕНЯТЬ ПРОПИСКУ, НО ЧУВАШИЯ БЫЛА ДОРОЖЕ ВСЕГО

Петр Васильевич Ивантаев шел по жизни стремительным шагом. Уже свой 24-й день рождения он встретил за рабочим столом председателя колхоза «Октябрь» Красночетайского района. До этого комсомольский вожак и выпускник Чувашского государственного сельхозинститута успел поработать главным агрономом этого хозяйства, отслужил в армии, обзавелся семьей. Колхозом Ивантаев руководил с 1966 по 1973 год, вывел хозяйство в передовые, приобрел славу умелого организатора.

НИ МИНУТЫ ПОКОЯ
Ну а дальше в его послужном списке только ответственные посты: начальник управления сельского хозяйства Красночетайского района, инструктор сельхозотдела Чувашского обкома КПСС, начальник научно-производственного объединения «Чувашхмельпром». В 1981 году Петр Васильевич стал первым секретарем Красночетайского райкома партии. Затем работал в профсоюзных органах. С 1984 по 1994 год – председатель рескома профсоюзов работников агропромышленного комплекса, а потом – председатель Чувашского областного совета профсоюзов.
В 1992 году, когда все начали сдавать партбилеты членов КПСС, Ивантаев не стал этого делать, но создал Крестьянскую партию Чувашии. Спустя год была учреждена Аграрная партия России, которую возглавил Михаил Лапшин. 12 декабря 1993 года новая партия получила 21-е место в Госдуме РФ первого созыва. В числе парламентариев – и Петр Ивантаев, но неожиданно для всех он отказался от присланного ему депутатского мандата.
В 60 лет, в 2001 году, Петр Васильевич вышел на пенсию, но заслуженный отдых оказался не для него. Какое-то время он поработал директором фирмы «Агрика», но скоро понял, что с залетными московскими бизнесменами ему не по пути. Сегодня Петр Васильевич является вице-президентом Чувашского национального конгресса, председателем Союза ветеранов агропромышленного комплекса, заместителем председателя республиканского Совета старейшин при Главе Чувашии, членом коллегии Министерства сельского хозяйства республики. Пробует себя в литературном творчестве.

В канун 75-летнего юбилея Петр Ивантаев награжден орденом «За заслуги перед Чувашской Республикой». Также имеет орден «Знак Почета», медаль «За доблестный труд», другие высокие правительственные награды. Почетный гражданин Красночетайского района и деревни Сеспель Канашского района.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ, ИЗВЛЕКАЕМ УРОКИ
– Петр Васильевич, вы презентовали в прошлом году свою книгу «Возвращение к истокам», что заставило вас заняться литературным творчеством?
– Я не претендую на художественную ценность произведения. Мне просто захотелось узнать больше о своих предках и деревне Сормово, где я родился и рос. Много времени провел в районном архиве, копался с документами в архивах Москвы, Ульяновска. Считаю, что знание своей родословной может сделать человека лучше, направить в нужное русло и даже «очистить карму». Мне удалось проследить историю своей семьи с 17-го века. В 1891 году, во времена первой переписи населения, в метрики стали вносить фамилии, до той поры у чувашей их не было. Чаще всего фамилия присваивалась по имени деда, поэтому в Чувашии много Петровых, Ивановых и Сидоровых. Фамилии также давались от имевшихся прозвищ, черт характера, цвета волос и других качеств. Особой изобретательностью отличился один шумерлинский писарь. Ему обязаны Садырги, а также Симсовы, Сарри и обладатели других фамилий, отражающих цвета радуги.
– Как появилась фамилия Ивантаев?
– От имен Ивантай, Ивантей. Сначала в нашем роду были и Ивантеевы, но потом только Ивантаевы.
– А что касается кармы?
– У моего прадеда было пять сыновей и две дочери, а у дальнего родственника детей не было. Когда родились двойняшки, мой дед и его сестра, прадед новорожденного сына отдал на воспитание в семью родственника, где никак не могли зачать дитя. Но через 10 лет там родился собственный ребенок. С того момента внимания моему деду стало уделяться все меньше, от чего он очень страдал. В 1922 году он женился. В браке родился мой отец, и когда ему исполнилось семь лет, дед умер от тифа. Бабушка вышла замуж. Отец стал пасынком. В 15 лет при первой же возможности он покинул дом, уехал в Кстово, окончил финансовое училище и, вернувшись домой, стал бухгалтером, а затем и председателем колхоза. Женился, так я появился на свет. В 1942 году отец при наличии брони ушел добровольцем на фронт, погиб в 1945 году. Мать вышла замуж, я тоже рос с отчимом. Было несладко, в 14 лет я ушел из дома и жил у тети. И тогда дал себе слово, что никогда не допущу, чтобы моих детей воспитывали чужие люди. И молился о том, чтобы Бог простил грех прадеда. И это случилось.

МОЯ СЕМЬЯ – МОЕ БОГАТСТВО
– А как создавалась ваша семья?
– Я женился в 22 года. Мы с Ниной Павловной познакомились, учась в сельскохозяйственном институте. Полюбили друг друга. С дипломом о высшем образовании, почти одновременно, нам вручили и свидетельство о браке. Решили, что жить и работать будем в моей деревне Сормово. В выборе спутницы жизни я не ошибся – живем душа в душу. Поддержку супруги я ощущаю во всех делах, все 53 года совместной жизни. А бывали ведь очень трудные моменты. Только со стороны кажется, что у руководителей жизнь похожа на праздник. Это совсем не так: начальники и их жены тоже плачут.
– После школы перед вами стоял вопрос, куда пойти учиться?
– Да. Я очень хотел стать инженером, планировал поступать в Московский горный институт или Магнитогорский металлургический. Но на колхозном собрании, это было в 1959 году, решили, что хозяйству важнее растить из деревенских парней агрономов, а не инженеров. Так пришлось оставить мечту о городской жизни. К тому времени умер отчим, и оставлять одну маму с братом и сестрой было бы нечестно.
– А после вуза была одна дорога в большую жизнь или тоже пришлось делать выбор?
– Когда вернулся из армии, в 1965 году, мне в обкоме ВЛКСМ сразу же предложили должность первого секретаря Шумерлинского горкома комсомола. И практически одновременно пригласили на прием к первому секретарю Красночетайского райкома партии, который настаивал на том, чтобы я возглавил колхоз «Октябрь». Дела там шли из рук вон плохо. Я был в растерянности. Помню, сел на лошадь и поскакал в деревню Штанаши, что в 15 километрах от Красных Четай. Три дня размышлял, взвешивал все «за» и «против» и решил, что дороже родного колхоза у меня ничего нет. Жена поддержала такое решение.
– Говорят, что хорошо уживаются люди с разными характерами. Как у вас с Ниной Павловной?
– Мы люди со схожими крестьянскими генами и характерами. Я с детства был очень стеснительным человеком, скромным, она – вдвойне. И детей мы также воспитывали, но давали понять, что без труда не вынешь и рыбку из пруда. В жизни приходится много трудиться и отвечать головой за порученное дело. Нина Павловна и по сей день много работает. Возглавляет центр по оказанию помощи людям, страдающим алкогольной зависимостью. Сколько это требует любви и терпения, одному Богу известно. Наша дочь Татьяна – врач, сын Алексей – предприниматель. Внук Дима, которому исполнилось 27 лет, окончил Высшую школу экономики в Москве, поработал, продолжил учебу в магистратуре в Австрии. И вот на днях устроился там на работу. Это самый лучший подарок для меня к юбилею. Внук Владислав учится на втором курсе физического факультета МГУ, внучка Ольга – в 9-м классе. Когда все ладится в семье – это главное богатство за прожитые годы.

У КАЖДОГО СВОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ
– Заглянем в прошлое. Как отнеслась ваша жена к тому, что, получив мандат депутата Госдумы, вы отказались переехать в Москву?
– Да, я на тот момент был единственным депутатом, кто отказался от мандата, являющегося пропуском в жизнь с иным достатком. А Нина Павловна – единственной женщиной, которая посчитала, что я поступаю правильно. Я крепко привязан к родной Чувашии и по натуре – хозяйственник. Особенно я это ощутил, когда работал первым секретарем Красночетайского райкома партии. Когда предложили заняться профсоюзными делами, согласился сразу.
– А в Чувашском рессовпрофе разве не было рутинных обязанностей?
– Не было, это очень живая, интересная работа. Да и мне тогда было всего 43 года, кровь кипела, усталости я не знал. Это стало, пожалуй, лучшим временем в моей жизни. Профсоюзы активно в то время занялись улучшением бытовых условий в трудовых коллективах. На фермах, в механических мастерских сельхозпредприятий открывались душевые, сауны, комнаты приема пищи. Удалось навести порядок с распределением путевок в санатории, дома отдыха и главное – в предоставлении жилья. Права у проф-союзов были широкие, за нарушения мы могли наказать и даже снять с должности любого руководителя. Но делали это в исключительных случаях.
– Петр Васильевич, вы считаете себя скромным и даже застенчивым человеком. Качество это нехарактерно для политических и хозяйственных деятелей, мне кажется. Там жесткость требуется.
– Отчасти могу с вами согласиться, но руководителям ничто человеческое не чуждо. У меня есть и другая черта характера, которая часто выручала. Если я принимал какое-то решение, то шел до конца, не испытывая страха. Никогда не забуду, как в середине 90-х годов первый Президент Чувашии Николай Федоров мне, как профсоюзному лидеру, строго запретил проводить первомайскую демонстрацию в Чебоксарах, грозил жесткими мерами. Я отказался подчиниться. Демонстрация прошла с размахом, люди были благодарны за нашу принципиальную позицию. В своей книге воспоминаний Николай Васильевич пишет, что Ивантаев был для него большой головной болью, но все же в 1998 году, в самый кризисный для страны и Чувашии период, предложил мне занять пост заместителя председателя правительства Чувашии по социальным вопросам. А когда накопившуюся за полгода задолженность по пенсиям, зарплатам и детским пособиям удалось ликвидировать, предложил возглавить Министерство сельского хозяйства.

БЛЕСК «ЗЕЛЕНОГО ЗОЛОТА»
– Вы не попытались тогда возродить «Чувашхмельпром» как одно из самых перспективных направлений в аграрном секторе республики? Ведь в 1978–1981 годах, будучи начальником этой организации, сумели вывести производство «зеленого золота» на новый качественный уровень. Годовой объем собираемых сухих шишек хмеля достиг рекордных 3 тысяч тонн, 85 проц. производимого в стране хмеля.
– В те годы, когда я возглавлял это предприятие, в него входили 35 совхозов, 5 хмелефабрик, стройтрест, 5 ПМК, научно-исследовательский институт в Цивильске. Более 100 колхозов выращивали хмель. Объединение «Чувашхмельпром» занималось производством мяса, молока, строило дороги, школы и больницы. Это было государство в государстве. Восстановить такую махину непросто было и тогда, и сейчас. Разговоры шли, но дальше дело не двигалось.
– Что послужило причиной развала хмелеводческой отрасли?
– Чиновничий произвол и глупость. В конце 1981 года Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР было решено реформировать систему управления сельским хозяйством, перевести все с отраслевого на территориальный уровень. Всем сестрам решили раздать по серьгам. «Чувашхмельпром», как самое успешное предприятие, стало финансироваться по остаточному принципу, и в результате случилось то, что случилось. Отрасль пришла в упадок.
Попытки возродить производство хмеля предпринимались не раз, но с наскока проблему не решить, хмель – трудоемкая культура. Сегодня отрасли требуются огромные финансовые вливания. Но они окупятся. Хмель – поистине золото, цена его на рынке очень велика. Ввозить его из-за границы, как сейчас, просто грешно. Глава Чувашии Михаил Игнатьев многое делает для возрождения хмелеводства в республике. Потенциал, кадры для этого имеются, обещана поддержка и со стороны Минсельхоза России. Хочется верить, что на этот раз все получится.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА
– Петр Васильевич, все о вашей жизни в рамках газетной публикации рассказать сложно. Будем ждать очередную книгу. Но напоследок хочу спросить, как вам удается сохранять отличную физическую форму, ясность ума и высокую работоспособность? Ведь 19 декабря вы отмечаете 75-летний юбилей…
– Выручают крестьянские корни, спасибо родителям. В фитнес-зал не хожу, но двигаюсь много – тружусь летом в огороде, имеется теплица, пасека, зимой с удовольствием чищу снег у дома. Словом, беру энергию от земли-матушки. Слежу за питанием, не курю, не употребляю спиртного, чего и всем желаю.

Опубликовано: 16 декабря 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.