Полвека без башни

1955 год. На будущей главной площади Чебоксар, которая тогда еще называлась Советской, возводится здание сельхозинститута. Ему суждено будет стать визитной карточкой города. Роль главной доминанты как этого здания, так и всей площади уготована 50-­метровой башне со шпилем. Но 19 ноября в газете «Советская Чувашия» начальник инспекции Госархстройнадзора, в прошлом главный архитектор Чебоксар Феофан Сергеев публикует статью под заголовком «За экономичное проектирование и строительство». Там будут строчки, которые, по сути, уничтожат проект: «На фоне неудачно построенного фасада вырисовывается силуэт надуманной башни. Непонятно, зачем эта башня нужна сельхозинституту? На этот вопрос никто, включая автора проекта архитектора Калашникову, не в состоянии ответить».
КАК СЛЕТАЛИ БАШНИ
Такого рода статей по всей стране напечатают не одну тысячу. Их появлению предшествовало всесоюзное совещание с архитекторами и строителями, где выступил Никита Хрущев и обвинил проектировщиков в том, что они занимаются украшательством и впустую тратят государственные деньги. «Хрущев сказал там такую вещь: некоторые мудрецы-­архитекторы строят башни со шпилями, и наши социалистические строения становятся похожими на церкви. Вам что, нравится силуэт церквей? В зале никто не сказал, что нравится. Было глубокое молчание», – рассказывает о том съезде Николай Муратов, краевед, автор двухтомника «Объекты культурного наследия Чувашской Республики».
«Было три хрущевских постановления, в том числе и полезные: об индустриальных методах строительства, о крупноблочном строительстве, но известнее всех последнее – об устранении украшательств и излишеств, которое, по сути, убило архитектуру как искусство», – добавляет сотрудник Чувашского института гуманитарных наук, искусствовед Игорь Кугураков.
Его дядя работал на этой стройке инженером и потом рассказывал племяннику, что в случае с нашей башней никакой экономии государственных денег не получилось. Конструкция была готова: над площадью уже высился металлический каркас, оставалось только залить все бетоном, но тут вышло распоряжение демонтировать башню. «Пришлось потом мучиться, ножовками арматуру пилить, – пересказывает воспоминания дяди Игорь Кугураков. – А такую махину сразу под корень не спилишь – упадет, и нужно было снимать по частям. Какие-­то элементы остались. Народ потом смеялся: как будто тюбетейка на башню надета».

Такой видела башню автор проекта Елена Калашникова.

ПРОЕКТ С МОСКОВСКИМ ШИКОМ
Над проектом Чувашского сельхозинститута работала одна из самых талантливых сотрудниц «Гипровуза», выпускница МАРХИ Елена Калашникова. Создавать проект для Чебоксар ей помогал Николай Оболенский, в те годы еще совсем молодой человек, потомок знаменитого дворянского рода: его дед был вице-губернатором Москвы. И Калашникова, и Оболенский станут очень известными архитекторами, а проект Чувашского сельхозинститута в «Гипровузе» признают одним из лучших, и копии его чертежей передадут в дар Болгарии. Но в 1955 году зданию, можно сказать, повезло: оно могло лишиться не только башни, но и вообще всякого декора.
Здесь, кстати, немало деталей, которые выдают, что проект создавали не местные архитекторы: двухэтажный ризолит главного входа, цветочные гирлянды по фасаду, колонны с желобками – в Чебоксарах больше нет домов, построенных в стиле советского классицизма, где были бы точно такие же элементы декора. Более того, у здания есть еще один богато украшенный фасад, выходящий на улицу Ярославскую. Многие чебоксарцы даже не подозревают, что этот портик коринфского ордера ведет не в какой-нибудь дом культуры, а в сельхозакадемию.
Внутреннее убранство здания не уступает внешнему облику: широкая парадная лестница, колонны с капителями на первом и втором этажах, высокие потолки, много лепнины – это сталинский ампир во всем своем великолепии.
СКИТАНИЯ ПО ЗДАНИЯМ
У здания сельхозакадемии свои отношения со временем. Здесь расположены главные городские часы. В проекте Елены Калашниковой их не было, механизм решили установить только в конце 60-х годов к очередной праздничной дате. «Самые первые часы, кажется, вообще были немецкими, трофейными, они стояли в городской администрации, потом их перенесли сюда. А нынешний механизм работает с 90-х годов», – рассказывает электрик АО «Горсвет» Станислав Енчиков. Последние 17 лет именно он следит за главными часами Чебоксар. Сдувает пыль, ремонтирует, если они останавливаются. Такое бывает один-два раза в год.
Впрочем, отсчет истории Чувашского сельхозинститута начался не с этого здания. Осенью вузу исполнится 85 лет, но сюда он переехал только в 1957 году. За четверть века до этого институт сменил немало адресов. Все началось 22 мая 1931 года с постановления Совета народных комиссаров РСФСР открыть в Чувашской и Крымской республиках сельхозинституты.
Первыми студентами стали 118 человек, большинство были парни, по национальности – чуваши, и занимались они в здании бывшего педагогического техникума по улице Чернышевского. Сейчас этот квартал под водой Чебоксарского залива. Через три года институт переехал на улицу Володарского – специально для него там построили 4-этажный корпус. Сейчас это дом № 16 по улице Композиторов Воробьевых.
Но летом 1941 года, уже в самом начале войны, помещения пришлось освободить для ткацкой фабрики. Институт, в котором к тому времени уже было два факультета – полеводческий и зоотехнический, оказался на улице. «Основная часть преподавателей ушла на фронт, но занятия не прекратились, – рассказывает Николай Муратов. – Я читал документы, что институту пришлось использовать помещения школ, лекции проходили во вторую и даже в третью смену».
В январе 1944 года сельхозинституту отдали здание бывшей фельдшерско-акушерской школы на краю города, на улице Волгостроя. Сейчас это административный корпус ЧГУ. Там зоотехники и агрономы учились до 1957 года, пока для них не построили новое здание. Кстати, располагаться оно должно было не на Советской площади, а по соседству со старым зданием.
«Там заканчивался город, начинались поля, был ипподром, – объясняет искусствовед Игорь Кугураков. – А где еще должен стоять сельхозинститут, как не среди полей? Рядом биостанция, опытная станция, не одно учебное здание, а целый квартал». Но, увидев проект института, руководство республики решило, что такому красивому зданию негоже стоять где-то на краю города, его место – напротив Дома Советов.
Еще в начале 30-х годов, когда Чебоксары принимали свой первый генплан, здесь хотели разбить огромную площадь, обрамлять которую должны были здания театров и ДК. Впрочем, уже заканчивались 50-е годы, а тут по-прежнему была окраина. И проектировщики поняли: наполнить эти места движением и жизнью смогут студенты.
Сельхозинститут, 1986 годВОЗВРАЩЕНИЕ БАШНИ
Почти полвека здание сельхозинститута стояло с усеченной башней. Но в городе все равно надеялись, что придет время и найдутся люди, которые вернут площади завершенный вид. Своим возвращением башня обязана нескольким Николаям.
Николай Кириллов, больше двадцати лет возглавлявший академию, вспоминает, как в 2004 году все началось с разговора в правительстве Чувашии: «Там полностью поддержали мою идею, но деньги, сказали, в Москве нужно просить, – мы же относимся к Минсельхозу России. Я через две недели пришел к руководству республики и говорю: был в Москве, хотя на самом деле я не был, там заявили: башня на образовательный процесс не влияет, поэтому, если вам надо, стройте, если нет – живите так».
Деньги республика нашла. Объявили конкурс на создание проекта башни, где было представлено рекордное количество работ – 23. Правда, Николай Муратов, возглавлявший Госцентр по охране культурного наследия, предлагал вернуться к первоначальному проекту со шпилем. Но в администрации решили не рисковать – проект Калашниковой подразумевал заливку бетоном, и были опасения, что колонны в основании башни не выдержат такой тяжести.
Спустя полвека, когда началось новое строительство, обошлись более легкими материалами, а шпиль заменили одним из символов Чувашии – древом жизни. На башню поставили металлический колпак высотой 25 метров. Это был последний проект архитектора Николая Емельянова. До торжественного открытия башни, назначенного на декабрь 2005 года, Николай Германович не дожил всего месяц.
Архитектор Николай ЕмельяновКинотеатр «Атал» в Новочебоксарске, детская больница на улице Энтузиастов, здание траурных обрядов на Гражданской построены по проектам Николая Емельянова. Он делал привязку к местности и проекта церкви Рождества Христова, открытой в 2000 году. Чертежи были подарены Чувашии правительством Москвы, и наша церковь представляет собой измененную копию храма святых Бориса и Глеба на Арбатской площади. В башне сельхозакадемии, кстати, проступает силуэт церкви, что в свое время так не нравилось Никите Хрущеву. Но, как говорят историки, время всегда расставляет все на свои места. Правда, понадобились десятилетия, чтобы ансамбль главной площади Чебоксар, задуманный архитекторами еще в 30-е годы, обрел завершенный вид.

P.S. Программу «Чебоксарские адреса», посвященную зданию сельхозакадемии, смотрите на телеканале «Россия 24-Чебоксары» 8 апреля в 18.30 и 22.30.

Ольга ПЕТРОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.