По старым кадрам можно «перемотать» ленту жизни заново

_Сергей Васильев 2МАЭСТРО ФОТОГРАФ

Фотография переживает второе рождение. Куда ни посмотришь, всюду люди с фотоаппаратами вглядываются в окружающий мир. Даже любителям нынче по силам качественные снимки. Тем ценнее работы настоящих профи, таких как признанный мастер творческого фото – наш земляк Сергей Васильев. На его счету 27 персональных выставок за рубежом, он участвовал в 100 фотосалонах почти на всех континентах. Его уникальные работы неоднократно видели и чебоксарцы. Однако Сергей Григорьевич хмурится, когда его называют фотохудожником. Почему? В эксклюзивном интервью для «СЧ» он ответил и на этот вопрос.

СПРАВКА «СЧ»
Сергей Васильев родился в 1936 году в деревне Малые Кибечи Канашского района Чувашии. Живет и работает в Челябинске. Окончил Академию МВД СССР. 1962 год – начинает заниматься в челябинском фотоклубе творческой фотографией. 1968 год – фотокорреспондент газеты «Вечерний Челябинск». 1997 год – руководитель «Галереи искусств» в Челябинске. Четырехкратный обладатель приза «Золотой глаз» (в 1978, 1980, 1982 и 1983 годах) международного конкурса фотографии «WorldPressPhoto», который приравнен к кинематографическому «Оскару». В 2003 году награжден российским «Золотым глазом». Золотые медали на международных выставках «Интер-прессфото» – 1979 и 1985. Почетный гражданин г. Челябинска (2002 год). Мастер Международной организации журналистов (IOJ).

– Чем вам запомнился прошедший год?
– После того, как минувшим летом отдохнул в одном из здешних санаториев, сознательно окунул себя в беспросветную работу – дни и ночи посвящал книге-альбому «Призвание: фотограф». Кажется, задуманное получилось.
– «Фотограф» – от этого слова так и веет ностальгией по чему-то утраченному. Теперь другие понятия и оценки. Человек, занимающийся фотографией, все равно что ремесленник. Но вы, Сергей Григорьевич, выносите в заголовок именно это слово, словно гордитесь.
_IMG-1– Естественно, горжусь, ведь полвека своей жизни я только этим и занимаюсь. Хотя могу и к станку встать, и в полиции пригожусь. Правда, меня иные газетчики кличут фотохудожником. Но я обижаюсь. Говорю, что мне ближе, когда называют фотокорреспондентом. У художников свои правила игры. А фотограф есть фотограф. Некоторые, впервые взяв в руки фотоаппарат, спешат назваться фотохудожниками. Они не знают, как сложен процесс фотографирования. Мало научиться нажимать на кнопочки, не каждому дано овладеть искусством фотографирования.
– На обложке написано: автор проекта Сергей Васильев. Значит, будет продолжение?
– Честно скажу, пока не знаю. Под одной обложкой собраны сведения о 140 фотографах мира из 30 стран. Но, конечно, в основном о наших, российских, мастерах.
– Наверное, с большинством из них вы были лично знакомы?
– Безусловно. Я рассказываю о двух своих друзьях, фотокорреспондентах «Советской Чувашии» Вячеславе Романове и Борисе Иванове, а также еще о двух чувашах – Семене Игнатьеве и Геннадии Верблюдове. В предисловии я написал, что мне давно хотелось сделать такое издание, где бы я собрал фотографов, с которыми в своей фотографической жизни встречался, общался и вместе творил. Эти люди близки мне не только по фотографическому цеху, но и по духу.
– Какой смысл, Сергей Григорьевич, вы вкладываете в слово «фотограф»? Ведь это не только «фиксатор кадра»?
– По этому поводу говорят: «Смотрят все – видят немногие». Кто-то способен поймать в объектив любопытный эпизод, интересного человека, а кто-то нет. Первое и самое главное качество талантливого фотографа – это умение видеть. Кроме этого, мало просто фиксировать момент, надо обязательно увиденное пропускать через себя. И здесь важно все: культурный уровень человека, образованность, жизненный опыт.
Еще, пожалуй, умение выйти за рамки привычных представлений и взглядов, отдаваться своей профессии полностью, без остатка. Вот я бы, к примеру, никогда не получил первый «Золотой глаз», если бы ограничился дежурным газетным снимком по случаю открытия городского роддома. А я напросился еще на одну съемку специально для того, чтобы сделать серию «Рождение человека». И еще, фотограф должен постоянно находиться в ожидании чуда: вот-вот что-то уникальное должно произойти. А я всю жизнь выжидаю, заранее просчитываю варианты. И даже после щелчка не знаю, будет ли запечатлен этот главный момент, об этом только время скажет.
– И все же, как часто вам удавалось «почувствовать» ситуацию?
– Не скрою, иногда получалось. Кто-то из известных людей сказал, что есть фотографии, по которым можно писать романы. Если у вас как раз такой случай, то вы состоялись как фотограф.
– Какие фотографии из своего творческого наследия выбрали бы вы сегодня?
– Это трудно сделать каждому автору. Нам все кажется, что лучший кадр впереди. Есть удачные фотографии, даже признанные. Но они со временем приедаются, хотя все равно дороги тебе, потому что вспоминаешь, как это было, когда и с кем. Ценность фотографии еще и в этом. Работая над этим изданием, посмотрел несколько тысяч кадров – и своих, и других авторов. Как бы перематываешь жизнь заново.
_vecherka_su– Как вы подружились с фотографией?
– С малой родины меня увезли в теплушке – в армию служить. На Урале отслужил три года. Помните, как над Свердловском сбили американского пилота-шпиона? Это наши ребята были, но уже после того, как я на гражданку вернулся. Я остался на ударной комсомольской стройке – Челябинском трубопрокатном заводе. В конце 1950-х годов страну тоже душили санкциями, отказали в поставке труб для газопровода Бухара – Урал. Перед дембелем я сколотил бригаду из 13 солдат, мы напросились «на передовую». Путевки нам выдали в первую очередь. И мы там гремели, ведь вся одежка в первое время состояла из кирзовых сапог да шинели. Нам деньги надо было зарабатывать, вот и «вкалывали». Местные газеты, и даже центральные, о нас писали. В выходные я встречался со своей девушкой. А у нее в комнате на гвоздике в качестве украшения висел фотоаппарат «Смена». Вот я и захотел «выпендриться» перед любимой. Выпросил у нее камеру, зарядил пленку. Так и были сделаны первые в моей жизни кадры.
– И процесс пошел?
– Не то слово. Вскоре свою «Смену» купил, потом «ФЭД-2», который в школе милиции благополучно украли. На первых снимках, конечно же, были девчонки и друзья. Фотки раздаривал. Но это занятие мне быстро надоело – не чувствовал творчества. Моей бригаде присвоили звание «Коллектив коммунистического труда», приняли в партию. Тогда бросили клич: «Лучшие рабочие кадры – на укрепление милиции». Меня долго уговаривали в райкоме партии, а сманили предложением поступить на учебу. Мне хотелось получить юридическое образование. Так и пошла карьера. После учебы – уголовный розыск в Челябинске. Продолжил учебу в Московской академии МВД. И тут новый поворот – открылась газета «Вечерний Челябинск». К тому времени я уже печатался в местных и центральных газетах.
– Как платили за снимки?
– Хорошо. Я почти каждый день почтовые переводы получал. Гонорары в общей сумме перекрывали зарплату. Даже пишущие журналисты завидовали.
– С вашим именем связаны целые эпохи в фотографии – черно-белая и цветная.
– Не открою большого секрета. Многие фотографы склонны к черно-белой фотографии. Она более выразительна, в ней больше нюансов. А цветная – просто красивость. Но сейчас время такое, что без цвета никуда.
– Это не первая ваша книга, как она рождалась?
– С коллегами мы всегда обменивались удачными снимками. Так сложилась солидная коллекция. Они лежали, лежали, и однажды я организовал выставку. Нынче в августе красная дата – 175 лет фотографии. К тому же исполняется 55 лет с тех пор, как я взял в руки профессиональный фотоаппарат, а в Челябинске организовали фотоклуб. Эти юбилеи и подтолкнули меня на издание альбома.
– Расскажите, Сергей Григорьевич, как шагнули к мировому признанию? Опять воля случая?
– Можно и так сказать. Не скрою, мечтал, но не думал, что так быстро на меня посыплются награды. В Челябинске много было корифеев. На выставках нелегко пробиться новичку. Я особо не гнался за призами, добросовестно выполнял свою работу, как хотел, так и снимал.
Но однажды в 1975 году через Союз журналистов были направлены на европейскую выставку три мои снимка. Они не получили наград, но их напечатали в каталоге.
zim73 - uralpress_ruА через два года пришел громкий успех. Дело было так. Редакция направила меня сделать снимок к 40-летию городского роддома. Для меня не проблема сделать то, что газете нужно. Но смотрю, очень колоритная женщина среди рожениц – красивое лицо, формы тела и прочее. С врачами поговорил, они не возражали, но только с ее согласия. Тут и завертелось: я стал каждый шаг снимать. И как ее под душем принимали, как в палату везли. Договорился, что мне позвонят, когда начнутся роды.
Как раз перед новым 1979 годом это было, у жены в ресторане заказали вечеринку. Я и наплел с три короба, мол, не могу пойти, срочное задание – на металлургическом комбинате пускают новый стан. И вот около полуночи звонок из роддома. Моя героиня фоторепортажа звалась, как у классика, Татьяной. Роды были трудные, принимали их дежурный врач-акушер и медсестра. Акушер сильно нервничала, кричала, ругалась, обзывала роженицу. Не выдержав этой сцены, я подключился к процессу: взял женщину за руку, успокаивал, уверял, что все будет хорошо, все равно родишь, только постарайся сама, сделай глубокий вдох, поднатужься что есть силы. И через секунду на свет появился первенец Татьяны – его назвали Олегом. В знак благодарности за моральную поддержку после родов она позвала меня стать крестным отцом. Кстати, моя жена простила обман и даже помогла устроить ребенка в детские ясли.
– Спасибо за беседу. И напоследок – что бы вы пожелали читателям «Советской Чувашии»?
– Рад каждой встрече с земляками. Мой искренний совет: надо просто жить, работать, творить, пытаться оставить о себе добрую память на этой земле. Ваш Сергей Васильев, фотограф.

Опубликовано: 31 июля 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.