Букет для легенды

А ДЛЯ ВНУКА ОНА ПРОСТО ЛЮБИМАЯ БАБУШКА

kuzmina-1Выбирая цветы, я хотел, чтобы этот букет был особенным. Теплым, как улыбки любимых, громким, как овации миллионов, ярким, как театральные роли, и скромным, как Она сама. Так я спешил на творческий вечер народной артистки СССР, всеми любимой Веры Кузьминой. Москва ждала легенду чувашского театра давно. Новость о ее приезде в столицу разлетелась моментально. Никаких афиш, объявлений и анонсов. Да этого и не было нужно. Уже на эскалаторе в метро услышал родную речь. Десятки земляков, так же как и я, в этот день торопились увидеть мастера сцены.

ПОЧТИ МОСКВИЧКА
За кулисами, будто перед премьерой, прогон за прогоном. В юбилейный вечер она полагается только на себя. За несколько минут ставит с местным ансамблем новый номер, тут же объясняет звукорежиссеру, как лучше выводить нужный «трек» и вносит последние правки в сценарий. Позже в интервью Вера Кузьминична признается, что каждый выход на сцену, даже в тех спектаклях, которые сыграны уже сотни раз, и даже выход в массовках – особый труд. И прежде всего это уважение к зрителю, который в зале. А там – настоящий аншлаг! И это при том, что организаторы выбрали самый вместительный из всех зрительных залов Московского дома национальностей.
«Ну кем была бы я? Наверное, стала бы колхозницей, если не поступила бы учиться», – так начинался документальный фильм, снятый к юбилею. Действительно, именно учеба в театральном институте для обычной девушки из глубинки стала своеобразной путевкой в жизнь. «Это была первая чувашская студия в ГИТИСе им. А.В. Луначарского. В Москву я приехала в феврале 1941года. Меня взяли в группу позже остальных. Помню как сейчас, на мне – сотканное матерью пальто и валенки. Не до излишеств было», – рассказывает В. Кузьмина. Так столица на несколько лет становится второй родиной для юной Веры.
«Среди чувашской молодежи пошел слух, что в Москве, в главном театральном вузе страны, начали обучаться наши земляки-студенты, – вспоминает ветеран войны, писатель Юрий Владимиров. – Мы, старшекурсники института стали и металлов, напросились в гости к будущим артистам. Именно тогда, в апреле 41-го, я впервые увидел студентку Веру Кузьмину. Прогулялись по ВДНХ и расстались. На 72 года! Хотел поцеловать ее тогда, но постеснялся. Так, может сейчас удастся?» – шутил 92-летний ветеран.
Вторая встреча, к сожалению, той далекой весной не состоялась. Началась война. «Москву помню с заколоченными окнами, с аэростатами в небе и воздушными налетами. Нашу студию почти сразу отправили под Смоленск, рыть окопы, – вспоминает артистка, – Москва у меня в крови. Поэтому даже сейчас, когда мне предложили приехать с выступлением в столицу, как я могла отказать москвичам? Я сама почти москвичка».

ГОРЕ ОТ УМА
В сороковые в Москву на лечение после ранений на фронте приезжает уже известный к этому времени поэт Петр Хузангай, и студенты чувашской студии ГИТИСа приходили навещать лирика. Среди них была и Вера Кузьмина.
«Как выяснилось позже, мы жили в одном общежитии. Петр Петрович на мужской половине, я – на женской. Сразу после войны, в 1946 году, стала женой Хузангая», – с улыбкой рассказывает Вера Кузьминична. Эти годы поэт посвящает переводу на родной язык пьесы А. Грибоедова «Горе от ума». Через несколько лет именно этот спектакль «Аса пула инкек» будет в репертуаре Чувашского драматического, и уже с новоиспеченными артистами той самой первой студии ГИТИСа. А режиссером постановки станет всемирно известный Михаил Тарханов, руководитель национальной студии и один из педагогов института.
«Получили дипломы, вернулись в Чебоксары в 1947 году. Драматический театр тогда размещался в небольшом старом здании на берегу Волги. Мы, первые выпускники чувашской студии ГИТИСа, недолго щеголяли тем, что вернулись с московскими дипломами. Сцена все расставила по своим местам, – продолжает артистка. – Сначала были роли мальчишек, девочек. Мне нравилось играть детей. В образе сорванцов чувствуешь себя свободнее». Так началась служба Веры Кузьминой родному театру, народу, которая длится вот уже 66 лет.

ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ
– Вера Кузьминична, а вы считали, сколько ролей воплотили на сцене?
– Да, как-то я попыталась посчитать. Когда цифра перевалила за сотню, перестала. Говорят, около 140.
Безусловно, перечислить все эти образы невозможно, но не упомянуть их тоже нельзя. Это словно большая галерея – золотая коллекция нашего искусства, где есть место драматическим героям и комедийным персонажам. Здесь и Ильинична из «Тихого Дона» Шолохова, Леди Мильфорд («Коварство и любовь» Шиллера), Анисья («Власть тьмы» Толстого), Сайде («Черный хлеб» Мигулая Ильбека), Мать («Кровавая свадьба» Гарсия Лорки) и десятки других ролей.
Особое место в творчестве В. Кузьминой занимают образы матерей. Впрочем, актриса сама стала символом настоящей чувашской женщины – сильной, доброй и ласковой. Матерью она была в «Нарспи» Иванова, «Айдаре» Осипова, «Ежевике вдоль плетня» и «Черной ласточке» Чиндыкова, «Доме Бернарды Альбы» Гарсия Лорки, «Сибирской дивизии» Терентьева.
Именно в образе матери В. Кузьмина вышла и перед московской публикой. Вот Хведура из «Сибирской дивизии», которая потеряла на войне своего сына. Стоит у стен Кремля, возле могилы Неизвестному солдату, и верит, что здесь покоится именно ее чадо. Монолог простой женщины, убитой горем, превращается в гимн всем матерям, потерявшим своих сыновей и до сих пор не оставляющим надежду на их возвращение.
– Вера Кузьминична, какую еще роль вы хотели бы сыграть?
– Джульетту! – шутливо спасает от ответа свою старшую коллегу оказавшийся рядом артист театра Григорий Федоров.

ФАМИЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ
Во время выступлений занимаю место в проходе, чтобы после очередного номера выйти на сцену и вручить букет юбиляру. Знакомлюсь с молодым человеком, который стоит передо мной с цветами:
– Тоже любите творчество Веры Кузьминичны?
– Да. Редко удается в Чебоксарах бывать и попадать на спектакли. Раньше, в детстве, не пропускал ни одной постановки, бабушка часто вместе брала на свои репетиции.
– Бабушка?
– Ну да, – улыбнулся он.
Так, совершенно незатейливо я познакомился с Петром Хузангаем – внуком народной артистки СССР и народного поэта Чувашии. «Бабушку я не воспринимаю как великую, титулованную артистку, она для меня прежде всего самая любимая бабушка. Мы вместе ходили в лес, катались на лыжах», – признался Петр Атнерович. Молодой человек последние годы живет и работает в Москве, трудится в крупной IT-корпорации.
Позже объективы фотокамер то и дело будут пытаться уловить Хузангаев в одном кадре. Редкие снимки. Исторические.

КУПЕЙНЫЙ ВАГОН
Историческим можно было назвать все происходящее вокруг. Кто-то из поздравляющих сказал, что мы с вами самые счастливые люди. Мы имеем возможность насладиться талантом В. Кузьминой, наблюдать этот феномен, слышать и видеть ее. Другой снова напомнил о солидном возрасте и 90-летнем юбилее. Сегодня на российской сцене лишь два народных артиста СССР подобного возраста, которые до сих пор служат в театре. Это артист театра Советской Армии Владимир Зельдин и наша Вера Кузьмина.
«Вчера были с концертом в Вурнарах, сегодня – Москва, завтра спектакль в Чебоксарах. Это даже хорошо. Вот сейчас сижу с вами, а через полтора часа уже поезд с Казанского вокзала отправляется», – извиняясь, напомнила о времени Вера Кузьминична.
И снова купейный вагон, дорога, гастроли, спектакли и новые планы… до следующего юбилея.

Евгений СТЕПАНОВ,
Москва 

Опубликовано: 21 декабря 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.