«Улыбки судьбы» Эльзы Карловны

НАДО УМЕТЬ ЗАБЫВАТЬ ПЛОХОЕ

эльза гекле«Моя судьба – лишь маленькая страничка печальной судьбы моего народа, – говорит одна из самых пожилых активисток (недавно отметила 90-летие) Немецкого культурного центра Эльза Карловна Обрядина (Гекле). – Много было в жизни тягот, лишений, но плохое я постаралась стереть из памяти. Надо жить с легким сердцем, хорошими моментами, тогда и судьба улыбнется тебе».
Родилась и выросла она в Калмыкии, в небольшую немецкую деревню Нем-Хагинка родители приехали из Крыма. Как они оказались там, Эльза Карловна не знает. Предполагает, что переселились не по своей воле, но говорить об этом в семье было не принято.
В 1937 году в деревню приехали военные и забрали работавших учителями в местной школе отца и дядю. Какие тому были причины, никто не понял. Может, где-то что-то не так сказали. Все знали только то, что в доме рядом со школой живет человек, который за всеми следит и «стучит». Через некоторое время отец вернулся, а его брата семья никогда больше не видела…
Весть о начале войны девушка узнала на выпускном вечере. Прибежала домой, а родители уже выселены в русскую деревню… Вместе со сверстниками поехала в районный центр, где молодежь набирали для отправки на фронт рыть окопы. Но девушку с фамилией Гекле не взяли. Эльза Карловна горько шутит: «Наверное, мне, немке, нельзя было доверить даже рыть окопы».
Домой возвращалась в смятении – навстречу подводы, на одной из них родители. Оказалось, что сразу после ее отъезда всем немцам в деревне велели быстро собрать вещи и отправиться на станцию в Сальск. «И если бы меня тогда записали добровольцем, я, возможно, никогда не встретилась бы с семьей…»
В Сальске всех посадили в вагоны и повезли в неизвестность… И опять: «Нам повезло, вагон был пассажирский, со скамейками. Те, кого везли в Сибирь, рассказывали, что неделями ехали в товарных поездах, и выходить им запрещалось…»

С начала 1942 года мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше 3 лет, были мобилизованы в так называемую трудовую армию. Мобилизованные немцы строили заводы, работали на лесозаготовках, в шахтах, на рудниках.

В Казахстане их поселили в поселке, где жили депортированные еще в конце 30-х годов немцы и поляки с украинской границы. «Они в голой степи построили маленькие мазанки, где нас и приютили. Спали на полу. А на улице – зима, холод, снег до самых крыш. Тогда, думаю, нам помогли выжить Вера и Бог».
В трудармию сначала забрали мужчин, затем очередь дошла до женщин. В 1943-м на фабрику в Архангельской области вывезли и Эльзу с мамой. Женщины выгружали и таскали бревна, перерабатывали их в огромных чанах, куда однажды упала и погибла Эльзина подруга… «А мне опять повезло – определили в плановый отдел статистиком. Тем, кто трудился на тяжелых работах, выдавали по 500 г хлеба, нам поменьше. Ну а суп из какой-то там травы у всех был одинаковый…»
Когда закончилась война, Эльзу определили переводчиком. Сначала в лагерь, где содержались мальчишки из «Гитлерюгенда», а когда тех отправили домой – в лагерь для военнопленных. Работавшим в каменоломнях немцам разрешалось писать письма домой, а Гекле должна была их переводить и все записывать. «Опять повезло. Работа была легкой».
В 1949 году всех пленных отпустили домой, и вчерашняя переводчица устроилась учительницей в одной из деревень Вологодской области с условием, что каждый месяц будет отмечаться «в органах». А вскоре она вышла замуж за русского парня, и молодая семья поехала на целину в Казахстан. Когда Эльза Карловна пошла вставать на учет, там только возмутились: «Как вам разрешили уехать с места приписки?» «Немцам перемещаться в то время по стране было запрещено под страхом расстрела. Удача опять была со мной…»
В 1963 году Обрядины вместе с детьми переехали в Чебоксары. Документа об образовании у Эльзы Карловны не было, но ей удалось устроиться в магазин «Огонек», где проработала кассиром до выхода на пенсию. Она ветеран труда, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Сегодня долгожительница находит утешение во внуках, правнуках, отдохновение – в общении с соплеменниками. Вспоминая о прожитых годах в Чебоксарах, говорит: «Наконец-то настала спокойная, размеренная жизнь…»

Опубликовано: 14 декабря 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.