Фермер с титулом почетного жителя

Он выращивает скот и открывает в деревне медпункт 
Его дом стоит на самом краю Шомикова, окнами прямо в поле. Но хозяин – фигура в деревне поистине центральная.
На фасаде голубеет надпись, оповещающая, что здесь обитает почетный житель Кадикасинского сельского поселения Михаил Алексеевич Каликов. Кого попало такой чести в деревне не удостаивают, причем в титул почетности входит не только хозяйская состоятельность обладателя, но и его желание и способность быть опорой сельчанам. То, что раньше называлось активной гражданской позицией.
Какой хозяин Каликов, видно по его дому. Кирпичный коттедж в два этажа с полудюжиной комнат, ванной, туалетом, просторной столовой. Сосновые полы сверкают лаком, в холле – современнейший мебельный гарнитур.
При доме – обширное подворье с двумя вместительными помещениями. Однако по первому впечатлению и не скажешь, что в них содержится сотня хрюшек и более десятка бычков. На дворе не чувствуется резкого запаха сопутствующей животноводческой атрибутики.
Глядя на все это, человеку городскому трудно даже поверить, что оное создано руками по сути одного человека (конечно, не без ниме). Причем построены помещения явно на века – перекрытия железобетонные.
Фермерская биография Каликова, пожалуй, характерна для его коллег по всей республике. По окончании Цивильского совхоза-техникума работал инженером в совхозе «Гигант» – был такой в Моргаушском районе, куда входило Шомиково. Некоторое время довелось потрудиться и председателем сельсовета – уже тогда на общественном поприще отметили Каликова односельчане. Потом – постперестроечный развал хозяйства, но одновременно и начало массовой газификации в середине 90-х годов. Михаилу Алексеевичу как имеющему опыт общественной работы предложили организовать прокладку труб на территории Шомикова и других деревень. Справиться с этим в то время было весьма и весьма нелегко. Как многие, вероятно, помнят, для этого приходилось собирать деньги у сельчан под честное слово, что потом, мол, государство вернет. Но как бы ни было трудно, и тут бывший глава сельсовета оказался на высоте.
А вот что делать потом – снова пришлось выбирать. На «Гигант» не было даже самых маленьких надежд, оставалось самому браться за землю, благо в распоряжении имелись три земельные доли почти по полтора гектара. Разжился на находящейся поблизости Моргаушской птицефабрике, где по сей день работает жена Тамара Витальевна, практически списанным колесником МТЗ, завез десятка полтора молодняка свиней – и начал работать.
С тех пор минуло более десяти лет. Домашняя свиноферма Каликовых разрослась почти до ста голов, да еще и бычками, как уже сказано, решил заняться фермер. Все это вместе – целое мясное производство. Причем Михаил Алексеевич нащупал и наладил достаточно выгодный сбытовой канал в отличие от многих других единоличников, особенно из отдаленных от городов мест. В глубинке ведь крестьяне вынуждены продавать свинину перекупщикам подчас по низким ценам – это общеизвестно. Вынуждены потому, что отвезти на рынок и реализовать – себе дороже. Шомиково же почти под боком у столицы, а посему у фермера сложился весьма прочный круг потребителей по принципу «один хороший знакомый порекомендовал». То есть достаточно было по чьей-то рекомендации двоим-троим горожанам разок приехать за мясом к Каликову – и уже через неделю покупатель по выходным повалил. В смысле цены для них прямой резон – она минимум рублей на 40 ниже, чем на рынке. О резоне самого фермера и говорить не приходится – он продает продукцию, что называется, не отходя от кассы, почти по рыночной цене. Конечно, не все выращиваемое мясо реализуется таким вот образом – и сам фермер отвозит его на чебоксарские рынки для продажи опять же через знакомых оптовиков.
Не следует думать, что весь навар от производства и торговли мясом Каликовы тратят себе в удовольствие и на текущие нужды. (А они имеются – две дочери еще только учатся, Светлана – в сельхозакадемии, Галина – в педуниверситете.) Доходы от своего хлопотного бизнеса вкладывает самым настоящим предпринимательским способом. На шее у фермера два кредита, взятых по нацпроекту, оба использовал как раз на строительство новых помещений. Выплачивать займы придется еще не один год, и ежемесячный взнос весьма солидный, равный, для сравнения, месячной зарплате главы района.
А с некоторых пор Каликов наметил для себя еще один весьма солидный и, можно сказать, неординарный источник инвестирования. Он упорно хочет открыть в Шомикове медицинский пункт. Тут требуется пояснение.
Сельская медицина, как известно, в последние годы претерпела ряд изменений, замысловато именуемых реструктуризацией. В частности, признано нецелесообразным и накладным держать два медпункта в радиусе менее двух километров. Поэтому шомиковцы обслуживаются сейчас в амбулатории в Кадикасах. Не ахти как далеко, конечно, да ходить надо через овраг, а народ в основном пожилой.
Вот и задумал Каликов открыть в Шомикове хотя бы процедурный кабинет Кадикасинской амбулатории. Помещение уже есть – построил на свои деньги еще один небольшой дом. Дело теперь за выдачей надлежащих разрешений, что не так-то просто, как кажется на первый взгляд. Главный врач центральной райбольницы В. Данилов не против такой инициативы, но, по его словам, под кабинет требуется не менее двух комнат, иначе Росздравнадзор не разрешит открыть. Что касается персонала, то понадобится лишь одна медсестра, которая может быть приходящей из тех же Кадикасов.
Поддерживает в принципе начинание Каликова и глава местной администрации Г. Лебедев. Но как-то уж очень осторожно, дескать, Каликовы там еще и аптеку вроде бы собираются открыть – старшая дочь у Михаила Алексеевича медичка, в городе живет…
Что на это сказать? Определенный коммерческий расчет у фермера, безусловно, есть. Совершенно бескорыстно вкладывать деньги, да еще заработанные потом и кровью, сейчас вряд ли кто станет. Но если и появится аптека, то кому от этого будет плохо, ведь людям не придется за лекарствами ходить в соседнюю деревню. Разве мало того, что фермер бесплатно откроет в собственном доме медпункт для бесплатной же медпомощи?
Да и не все мерит рублем Каликов. В этом его односельчане убеждались не раз. Взять хотя бы вышеупомянутую газификацию. Не каждый бы тогда взялся за столь хлопотное дело. Так что деньги деньгами, а остается у многих сельчан еще и ответственность не только за себя, но и за тех, кто послабее тебя и менее удачливее. Тем пока деревня и держится. А если подойти еще с одной стороны, это и есть самое настоящее самоуправление. Пока же о нем больше долдонят на разных там семинарах.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.