Национальность тут при чем

Вчера информагентства пестрели сообщениями о разгорающемся скандале в Госдуме, связанном с показом по «Первому каналу» двенадцатисерийного документального фильма «Лицо российской национальности». Нижняя палата даже поручила двум комитетам добиться повторного показа картины в удобное для зрителей время. В Чувашии одну из серий показали без шумихи и в самый прайм-тайм.
Дело в том, что для демонстрации этого фильма было выбрано весьма странное время. «Первый» решил просвещать народ о 12 нациях, проживающих в России, ранним утром, в пять часов. Все, кто каким-то образом «попадал» на предрассветный просмотр, еще год назад называли такое решение хамством. Ксенофобия растет как на дрожжах, а с экрана в «смотрибельное» время льются в основном гламурные откровения.
Эту же ленту настолько мало кто видел, что, собственно, было не до обсуждений ее достоинств или недостатков. Было известно, что фильм сделан еще в середине 2004 года. Что генеральный продюсер и режиссер фильма – весьма именитый тележурналист Михаил Дегтярь, славящийся независимостью своих взглядов. Что двенадцать фильмов о двенадцати народах сделаны в жанре портретного интервью и хроники. Что в фильме выступают представители цыган, армян, грузин, евреев, татар, осетин, немцев, чувашей, адыгов, башкир, азербайджанцев и калмыков, и рассказывают они о своих семьях, чувствах и отношениях с родиной.
Свой фильм Михаил Дегтярь привез в Чувашию, чтобы его могли посмотреть участники Третьего всероссийского конкурса регионального телевидения «Время действовать». Но одну из серий, а именно о чувашах, наш «Канал 5 плюс» решил показать для всех. Телезрители могли увидеть картину 25 января сначала в 19.00, а потом около полуночи. Поэтому об этом фильме наши телезрители теперь знают не понаслышке.
«Лицо российской национальности» – очень добротная и деликатная работа. Повествование неспешное, но без сюжетных провалов и фольклорных перегибов. Очень внятное кино, которое может помочь, с одной стороны, в осознании себя частью культуры и традиций своего этноса, а с другой – понять и принять чувства других людей. Это пафос хорошего качества. И чувашские лица российской национальности, представленные в нем, – бесспорные величины: Андриян Николаев, Геннадий Айги, Николай Федоров, Надежда Павлова, Елена Николаева, Алексей Айги. Будучи совершенно разными, они словно олицетворяют основные национальные качества: скромность, терпимость, отсутствие прямолинейности и даже упрямство. Одним, как отцу и сыну Айги, эти качества помогли стать гражданами мира, другим, как Надежде Павловой или Андрияну Николаеву, позволили оставаться негромкими даже на пике мировой славы.
За 26 минут рассказать о нации очень сложно. Авторам же удалось вызвать «лица» на удивительную откровенность: они говорят о принадлежности к чувашскому, как об очень интимном. И эта открытость покоряет и заставляет смотреть по-другому на многие вещи и понятия, с которыми мы имеем дело каждый день и, часто не замечая, проходим мимо. Поэтому фильм, где о своих семьях и чувствах говорят россияне, адыгеец Михаил Шемякин, грузин Олег Басилашвили, чувашка Елена Николаева или немка Алиса Фрейндлих, надо увидеть целиком. Причем в самое ближайшее и удобное для всех время. В одной стране живем.
Р. Кириллова.
Михаил Дегтярь является трехкратным обладателем «Тэфи» – самой престижной журналистской награды страны. Данным обстоятельством мэтр гордится чрезвычайно, даже поместил логотип с тремя статуэтками на своей визитной карточке. Но регалии не мешали ему запросто общаться с молодыми коллегами. А первое интервью он дал корреспонденту «СЧ».
– Говорят, пробиться на телевидение вам помогла здоровая профессиональная наглость?
– Можно и так сказать. С самой первой программой у меня действительно вышла смешная история. Никто на РТР не хотел у меня брать даже готовый, смонтированный материал. Поэтому я засел в засаду около кабинета Олега Попцова (тогда председателя ВГТРК) и четырежды, когда он выходил, пытался вручить ему кассету. Олег Максимович мудрый человек, и потому он ее не брал и даже кричал, чтобы меня убрали от него. На пятый раз взял, видимо, спутав с другой программой. Кассету он, по моей информации, так и не посмотрел, но это дало мне наглости заявить, что Попцов программу смотрел и одобрил. После этого она пошла в эфир.
– Вам нравится то, что вы видите на экране телевизора сейчас? Новости, репортажи, возросшая популярность документального кино?
– В моей семье редко смотрят российские каналы. Я иногда смотрю европейские станции, покупаю DVD. А ведь всегда был фанатом телевидения и как производитель, и как зритель. В моей квартире днем и ночью работал телевизор… А недавно мне говорит знакомый: «Миша, у тебя что-то не так в квартире стало. А! У тебя телевизор не работает!» И я вдруг сам себя поймал на мысли, что включать его не хочется. Почему-то начальство говорит журналистам: «Снимайте чернуху, давайте нам трупы, кровь…» Откуда это взялось? Считается, что подобное зрелище повышает рейтинг. Но на самом деле это все ерунда. Мы оболваниваем зрителей. А ведь живем в огромной стране! Неужели все 140 миллионов россиян только занимаются политикой и мочат друг друга? Вовсе нет, люди живут насыщенной, яркой жизнью. И вот как раз об этом нужно рассказывать. Задача репортера – показывать зрителям то, что они без нас никогда не увидят.
– Но что делать представителям СМИ, а особенно молодым, если руководство издания или телеканала требует как раз чернуху?
– Я не рискну советовать. Всегда вспоминаю случай, произошедший во Владивостоке. На встрече журналисты спросили у нас, членов жюри очередного конкурса, как быть, когда хозяин заставляет делать, что ему угодно. Жаловались, что работать в таких условиях невозможно. И мой товарищ сказал: «Уходите с работы, если вас не устраивает ваше начальство. Идите в дворники, грузчики, медсестры». Четверо ушли тут же. Как сейчас помню, молодая девушка — ведущая новостей, которой как раз и вручили первую премию, пошла к своему руководителю, прямо в его кабинете разбила свой стеклянный приз и заявила, что уходит из профессии навсегда. Никто из них на телевидение больше не вернулся. До сих пор этот случай забыть не могу. А ведь они могли сохраниться как журналисты даже при плохом руководителе.
– И все же, как поступаете вы?
– Стараюсь держать свою позицию и лавировать даже в штормовых условиях. Как в дзюдо. Его основной принцип: «Поддаться, чтобы победить». По легенде создатель борьбы наблюдал за тем, как ветка ели гнется под тяжестью снега, а в какой-то момент она резко выпрямилась и освободилась. И он понял, что это и есть принцип, который ведет к победе.
– У кого больше свободы творчества, у телевизионщиков или газетчиков?
– У газетных журналистов, потому что к телевидению, по крайней мере, к центральным каналам, более повышенное внимание.
– Никогда не хотели поменять профессию?
– Я долго работал в «КП», но у меня не плохо получается телевидение. Вот каким-нибудь телевизионным каналом я бы с удовольствием поруководил. Все для этого у меня уже есть – и опыт, и авторитет, да и возраст уже подходящий.
– А каким каналом вам было бы интересно руководить?
– Да каким угодно. Хотя бы «Первым»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.