Юность средь студеных волн

Бывалого моряка в этом седовласом старике «выдает», конечно же, тельняшка. На Геннадии Алексеевиче Рыбацове, жителе села Батырево, она сидит как литая. Хоть разменял пенсионер восьмой десяток, эта майка в полоску молодит. В ней и мороз не мороз – все равно душа нараспашку. «Семь лет с лишним она меня согревала, – признался бывший военный моряк. – Я служил на Севере, на Баренцевом море. На торпедном катере с апреля 1945 года был радистом. Этому хитрому занятию нас, парней, почти полгода до этого обучали на Соловках в Белом море. Очень известное место эти Соловецкие острова. Строго там было, не побалуешь».
После вопроса, что запомнилось в морских буднях, Рыбацов надолго умолкает. Потом переспрашивает: «Хорошее или плохое? Всякое было, всего не упомнишь. Вместе с командиром на катере нас было 21 человек. В основном все парни молодые и немного злые. Войну не застали, не довелось повоевать и «сломать хребет фашистской гидре». Запомнился понятный каждому мальчишке плакат с таким призывом. Понятно, что я не участник Великой Отечественной войны. Меня обычно спрашивают, мол, как попал во флот? Вроде бы Батыревский район – сугубо сухопутный край. А вот попал. Повезло мне в жизни. Направил военкомат, а я не испугался».
После службы как жилось моряку? Без дела он не сидел: дорожным мастером работал, кузнецом. Геннадий Алексеевич из самого Батырево. «Семья есть, конечно, – с гордостью рассказывал Рыбацов. – Троих детей поднял на ноги. Теперь пять внуков бегают. У меня сын и две дочки. Удивительное дело, зятья служат, оба подполковники. Но с морем никто из них не связан».
Неужели эта морская тельняшка нараспашку с тех памятных лет? Нет, конечно, в сельмаге недавно он купил ее. Зато бескозырка – самая настоящая, с дембеля. Иногда надевает ее на свой праздник военных моряков. Когда внуки попросят, всегда охотно вспоминает морской отрезок жизни. Утверждает: «Тогда очень крепкая дружба была».

Опубликовано: 5 февраля 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.