В семи кругах рода

Расстилая по спинке дивана широкое полотно, хозяйка вздыхала: «Надо было материал кремового оттенка взять. Белый цвет, оказывается, не хочет признавать другие – глаза режет». Разгладив ладонью складки, она пригласила меня взглянуть на творение своих рук – «эпохальное» по охвату времени в буквальном смысле слова. Более века чувашского крестьянского рода втиснулось в семь символических кругов, обозначающих семь поколений. В центре – имя прапрадеда Терентия.
– У нашего асатте было четверо детей – трое сыновей и дочь, – пояснила Нина Михайловна Ермолаева. – Для того чтобы легче было проследить, как в дальнейшем «плодились и размножались» потомки, я выбрала для каждой ветви свою цветную нить. Наша ветка, например, вся красным цветом вышита. По одной ветви еще предстоит навести справки. Каким образом я своих сородичей разыскивала? Ездила к родственникам. Двоюродная сестра Аля Чуркина очень многое знает о нашей родословной. Пока ее старенькая мама была жива, она подробно записывала и запоминала ее рассказы.
«Сколько здесь родных, Нина Михайловна, не подсчитывали?» Не успела. Даже приблизительно не знает. Виновато улыбается: «По размеру полотна видно, что очень много нас на белом свете». А пустые места обязательно будут заполнены. Двоюродных братьев и сестер она попросила помочь.
Тычем пальцем в цепочку имен, вышитых красной нитью. «Вот Порфирий – дедушка, Михаил – мой отец. Его дети – Иван, Зоя, Нина, Витя, Слава, Юра. Смотрим далее мое продолжение. У меня две девочки – Люся и Ирина. У первой – Регина и Альбина, у второй – Алеша и Настя. Внук уже техникум заканчивает. А сама я с 1944 года», – уточняет Нина Михайловна.
Как поступить дальше, Ермолаева четко представляет. Хочет сначала все данные собрать о дальних родственниках и вышить их имена на полотне. Затем его выстирать, открахмалить. Все-таки получается дорогой сердцу экспонат. Людям на выставке покажет необычную семейную реликвию. Сородичи уже просят изготовить копии. Все ждут, когда она закончит эту работу.
Однако за один присест трудно осилить масштабное древо рода. Оказывается, автор попробовала рядом с именем и год рождения указывать. Но вскоре споткнулась. Для уточнений надо поехать в Кугеси, перерыть архивы, разыскивая данные о конкретном человеке. Хлопотно и, конечно же, большие денежные траты. Хорошо еще, все родственники в основном живут в Чувашии. Пожалуй, только ее старшая дочь – в Татарстане, вышла замуж и уехала в город Альметьевск.
Как пришла идея создать полотно? «Я по-разному думала, – раскрыла секрет мастерица. – Пыталась традиционное генеалогическое древо нарисовать. Не получается. Места не хватает. Вдруг вспомнила прием поэта Владимира Маяковского. Я была однажды на родине поэта и заходила в его дом-музей. Оттуда привезла сувенир – письмо, в котором строчки в виде спирали. С непривычки трудно его читать, но интересно. Подумалось, а не попробовать ли и мне сделать так же».
Получилось следующее. Итак, в центре рода – кружок с именем прапрадеда. Далее на окружности имена его детей, на следующей – детей его детей и по возрастающей. Словом, сплошная геометрия. Все компактно, на виду. Сразу распознаешь степень родства.
На этом материале, возможно, Нина Михайловна закончит поиски. А ее девочки обещают, что продолжат тянуть свою родовую нить.

Кстати

«Древо жизни» Н. Ермолаева разместила на полотне размером 1,5 х 2,2 метра. Родословную она вышивала нитками зеленого, красного, желтого и бордового цветов. На работу «ушло» более 25 катушек ниток по 20 метров каждая.

Опубликовано: 29 января 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.