Миллионер с деревенского подворья

«Джек, на место!» – строго прикрикнула хозяйка. Важная, ухоженная кавказская овчарка покорно вернулась в будку, огорченная тем, что не успела облаять гостя. «Проходите, пожалуйста!» – приглашает Маргарита Петровна. Радушие на ее лице явно не показное, видимо, у Павловых принято так вот встречать каждого, перешагнувшего порог дома.
Хозяйка ушла звать мужа, я тем временем осматриваюсь. Огромный, «квадратов» на 25 зал со стенкой во всю длину. Мебель, правда, не самого последнего писка, но вполне добротная. Кроме зала, насчитал еще четыре комнаты, большую столовую и немаленькую кухню с двумя холодильниками. Рядом – санузел с ватерклозетом и душевой кабиной. Одна из комнат, очевидно, детская: в углу – стол с компьютером, до потолка – шведская стенка с другими гимнастическими прибамбасами.
Вошел хозяин Геннадий Павлович. Симпатичный, аккуратно сложенный, в черных волосах ни сединки, лицо румяное без единой морщины. На вид – не больше пятидесяти, хотя уже седьмой десяток разменял. Похож на учителя либо местного чиновника, но профессиональную принадлежность выдают ладони – грубые, с узловатыми потрескавшимися пальцами, привыкшие не к ручке, а к вилам и тракторному штурвалу.
Г. Павлов из деревни Стрелецкая Ядринского района на всю республику «засветился» на прошлогоднем торжестве аграриев республики по случаю их профессионального праздника, когда Президент Н. Федоров вручил ему премию как самому лучшему хозяину личного подворья. В 2008 году семейство Павловых произвело в своем хозяйстве (не путать с фермерским) продукции на 1 миллион рублей. В определенной степени это сопоставимо с тем, как если бы промышленное предприятие вышло на миллиардный рубеж (таких в республике считанные единицы).
– Давай сначала хозяйство покажу, – предлагает Геннадий Павлович. Дом с надворными постройками он возвел еще в конце 70-х годов, когда работал в местном колхозе «Ленинец» главным зоотехником (имеет соответствующий диплом Чувашского сельхозинститута). Построек на дворе несколько – как будто знал, что со временем развернет такое обширное хозяйство. Правда, некоторые пришлось перепрофилировать, один из гаражей – в коровник – размести-ка более десятка буренок. В прошлом году их было 13, нынче двух по возрасту пришлось сдать на мясо. В коровьих стайках, конечно, простора маловато, но на упитанности животных это не сказывается. Кормят буренок вдоволь – доброкачественное луговое сено, зерно, свекла, солома, барда с Ядринского спиртзавода. Отсюда и надои – более 20 кило в сутки на голову, а летом еще больше. За год каждая дает почти 6000 килограммов молока.
Закупает молоко местное райпо по 5 рублей с полтиной за литр – цена мизерная. Можно самому возить на Ядринский молокозавод, где платят на два рубля больше, да времени жалко, говорит Геннадий Павлович. Прибыль продукция подворью, конечно, приносит, иначе зачем держать столько коров. Но это если не брать в расчет свою работу. То есть если при таком поголовье платить работникам, навар окажется под сомнением. Да и на сено не приходится особо тратиться. Заброшенных угодий в районе уйма, заплати в местную администрацию 800 рублей за гектар – и коси сколько хочешь. Кроме того, своей земли 5 гектаров, большая часть под фуражным ячменем, гектара полтора – под картошкой, остальное – свекла, тыква.
Техники у Павловых – полный ряд: новый колесный трактор, косилка, пресс-подборщик, грабли, грузовик. Сенокосничают Геннадий Павлович в основном с зятем Андреем. Тот работает в пожарной инспекции по графику «сутки через трое», времени хватает. Может и коров подоить – хоть переносным аппаратом, хоть вручную. Конечно, и жена Лариса с тещей помогают. Маргарита Петровна когда-то была именитой колхозной дояркой. Аппарат латвийского производства, кстати, куплен еще в советское время, до сих пор редко подводит.
Немалого ухода и кормов требуют еще и полтора десятка бычков, квартирующих тут же (хрюшками Павловы практически перестали заниматься – невыгодно, слишком дешево закупают). При реализации мяса перекупщикам и местному мясокомбинату доверяют только в крайнем случае. Большую часть продают на Ядринском рынке сами, имея там постоянное место, благо до города от деревни рукой подать. Сейчас говядина в рознице поднялась в цене до двухсот рублей, а комбинат берет по 65 в живом весе.
Итак, в прошлом году подворье Павловых произвело 74 с половиной тонны молока и без малого 12 тонн мяса, став миллионером по валовой выручке. Продали также часть урожая картофеля, овощи. Что касается миллионного личного состояния – это сугубо их личное дело и коммерческая тайна. Хотя люди они, в общем-то, открытые и к пресловутым куркулям и жлобам явно не относятся. Во дворе «мерзнет» новенький «Опель», есть старенький «Жигуль». Мог бы глава семейства, наверное, купить и отдельное жилье для дочери с мужем и внучками Аней и Настей, к чему сейчас очень уж все стремятся. Только они с супругой хотят сохранить настоящий деревенский семейный очаг в полузабытом уже его понимании. Благо огромный дом позволяет жить всем в просторе и согласии.
Сидели мы в домашнем тепле за чаем и новогодним студнем и все рассуждали о том, как же человеку как можно дольше оставаться здоровым и жизнерадостным. И ни к чему иному, кроме труда, не приходили. Для кого-то тяжелая деревенская работа – настоящая каторга, позволяющая сводить концы с концами, в лучшем случае – обеспечивать современными благами детей. Для Павловых – это, без всякого преувеличения, сама жизнь, и работа не только отнимает силы, но и дает их, считают они.
Ну и, конечно, наследственность, утверждает Маргарита Петровна. И ее, и родители мужа дожили до 90 лет, а прабабушка хозяйки дня не дотянула до столетия. Наследственные корни также у трудолюбия и крестьянской хватки Геннадия Павловича. Отец его держал после революции три мельницы, с которыми в 30-е годы известно что стало. «Хорошо хоть не сослали», – говорит Геннадий Павлович.
…Не один час беседовали за столом. Обо всем, только не о кризисе – для Павловых он, похоже, и не существует. Время подошло к полудню, хозяин заторопился задавать корм скотине, Лариса стала ждать старшенькую Настю из школы. Любит, говорит, с дедом на лыжах кататься. А дед и вовсе во всех районных соревнованиях до прошлого года участвовал. В своей возрастной группе, конечно. «В нынешнем Году земледельца, наверное, для спорта времени меньше останется. Но не беда, сельский труд – лучший спорт. Так что вызываю коллег на соревнование», – сказал Павлов, прощаясь.

Опубликовано: 16 января 2009
Тэги:
Без рубрики

3 Ответы

  1. Читаешь статью и бальзам на душу.Срасибо за нормальный русский язык,без обычных штампов.Чувствуется автор знает ЖИЗНЬ, вложил в статью всю душу.В Москве газеты не покупаю,одна желтая пресса как мы говорим писи-миси.Впервые зашел на сайт газеты и глазам не поверил,что еще остались в этой жизни издания с человеческим лицом.Низкий Вам поклон.Владимир Викторович.Москва.

  2. Ребят, вы вообще русским языком владеете? Похоже, увы, нет. Очень жаль, что уровень журналистики в этой стране не то, что скатился до нуля, ушел вниз. Господи, вы хоть книжки читайте, учитесь у профессионалов, ведь есть интернет — доступно множество прекрасных сайтов и журналов (openspace.ru, inthecity.ru). Другой вопрос, что кому это в Чебоксарах нужно — пишите на деревенском языке, как неграмотные крестьяне. Стыдно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.