Болезнь по наследству

Возможно, сейчас нашу семью и назвали бы неблагополучной – муж часто пил, страдал белой горячкой, не обходилось и без побоев дома – но, видит бог, я всеми силами старалась оградить от этого ужаса своего сына.
Конечно, Вадим рос и не мог не замечать моих слез, да и как скроешь синяки и ссадины на лице и руках. Многие сейчас «городские» скажут, дескать, надо было сразу развестись. Нынче ведь это так просто, а тогда тебя бы осудили всей деревней. Даже родная мать сказала: «Терпи, раз сама такого непутевого мужа выбрала». Я и сама тогда думала, что это мой крест и иного пути нет. А Толя мой в молодости первым красавцем на деревне был, работал машинистом на тепловозе. Нам поначалу, как только поженились, многие завидовали. Вот и сглазили, видно, нас, потому что, с чего началась его страсть к выпивке, я и не знаю.
В те времена сестра моя переехала жить в Чебоксары, удачно вышла замуж, а потом и меня звала в город. Десять лет терпела я обиды и унижения, наконец, решилась. Никому ничего не сказала, собрала кое-какую поклажу, одела сына и отправилась на автостанцию. Я впервые строила планы на будущее: супруг сестрицы был начальником цеха на заводе, обещал мне помочь и с работой, и с жильем. Но на полпути в Чебоксары Толик нас догнал на попутке и, стоя на коленях, уговорил вернуться. Никогда не прощу себе, что вняла мольбам мужа, поверила, что он бросит пить. Поначалу так и было, но не прошло и года, как взялся за старое. Как только он брался за бутылку, становился тираном. Хорошо, что сестренка потом все-таки забрала моего сына к себе в Чебоксары, чтобы не было у юноши перед глазами дурного примера его отца. Вадима устроили в первое Чебоксарское училище. Он подавал надежды, хорошо учился, участвовал в самодеятельности, пел и играл на гитаре. На каникулы приезжал домой, правда, часто ссорился с отцом, пытаясь меня защищать. Говорил, никогда не будет таким. Потом его призвали в армию. Тогда у сестры случилось несчастье – в командировке погиб муж. Вернувшись из армии, Вадим устроился на электроаппаратный завод и помогал сестре как мог, ведь у нее осталось двое несовершеннолетних детей. Ну а вскоре женился. Переехал жить к жене, хотя с ее домочадцами так и не нашел общего языка, на него смотрели как на нахлебника. Через полтора года у них родился малыш, и казалось, что жизнь наладилась.
А у нас с Толей все было по-прежнему. Когда он стал выносить из дома последнее и пропивать, я не выдержала, бес какой-то в меня вселился, что ли, и побила его, а он что – немолодой уже, да и «зеленый змий» здоровья и сил никому не прибавляет. И вот однажды я повстречала настоящего человека – доброго, нежного, заботливого, он увез меня из деревни в райцентр. Все в деревне обвиняли меня, что, мол, на старости лет с ума сошла баба, бросила мужика на произвол судьбы, поговаривали, он даже пить перестал. А ведь когда вместе жили, все судачили: «Какой у Галки дурной мужик».
Я была счастлива. Потом сильно заболела, мне удалили одну почку. Мой новый муж выхаживал меня как ребенка. А Вадим почему-то перестал навещать. Из письма сестры узнала, что сын уже три раза менял работу, сейчас на рынке куртками торгует, и жена там же. Стал налегать на спиртное. Неужели я была тому виной! Невестка моя, как и я когда-то, боролась с этим, а потом и сама стала пить. Ребенка забросили, никто его воспитанием не занимался. Я кое-как оправилась от болезни, хотела забрать внука, а тут известие о бывшем муже – сгорел заживо в своем доме, соседи говорили, уснул пьяный, не потушил сигарету.
Моему сыну сейчас уже 36, жена от него все-таки ушла. Это ужасно, но Вадим повторяет судьбу своего отца, жить без выпивки не может. Где он живет, работает ли, ночует где – я не знаю. К сестре заходит очень редко и всегда пьяный. Она многое от меня скрывает, не пишет, чтобы не расстраивать. Как-то раз заезжали ко мне его бывшие одноклассники, сказали, бомжа какого-то на городском вокзале видели – очень на Вадима похож. Что в своей жизни я сделала не так? Захотела быть немного счастливой? Как мне теперь помочь сыну?
Я нашла его и не сразу узнала. Нынешний муж согласился принять его с условием, что бросит пить. Вадик, я знаю, хороший человек, но безвольный и больной, он – алкоголик… Прошу всех, кто прочтет это письмо, – бегите, бегите от пьянства – этого страшного недуга, который убивает в человеке все живое, не щадит и его близких.

Г. Иванова.

Опубликовано: 14 января 2009
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.