Без детей она не умеет

Жители деревни Арабоси Урмарского района ахнули, когда весной 2007 года их односельчанка и частная предпринимательница, торгующая мелочевкой на местном рынке, Татьяна Егорова появилась на улице с четырьмя чужими детьми. Ребячья стайка пугливо прижималась к 49-летней женщине, несмело называя ее «тетя Таня», она же уверенно говорила всем — «мои». Так в деревне родилась первая приемная семья.
О новых «моих» детях Татьяна мечтала давно, муж Петр, врач санэпидстанции, не отговаривал. Трое своих кровинушек, по мнению женщины, выросли: старший сын работает в Чебоксарах, другой ездит на заработки в Москву, дочь учится на медицинском в Казанском университете. Словом, прилетают птенцы в родное гнездо только на праздники. А у родителей любовь и силы еще не растрачены.
В Чувашии львиная доля приемных семей создается на селе. Города пока в стороне. Там родительский инстинкт тормозит пресловутый квартирный вопрос. Поскольку одно из главных требований к потенциальной приемной семье — наличие свободных квадратных метров: для детского уголка, отдельного спального места ребенку. Такими апартаментами в Чебоксарах или, допустим, в Канаше владеют немногие и, как правило, весьма далекие от государственной проблемы детей-сирот. В деревне же от тесноты никогда не страдали. Да и второй этаж поднять недолго. В некоторых восточных странах так и делают: сколько этажей — столько остепенившихся детей в доме. А у Егоровых аж два дома, недавно переехали в старый родительский в райцентре.

На каждого приемного ребенка выделяется 4-4,5 тысячи рублей в месяц (в зависимости от возраста). А приемной маме (папе) выплачивается заработная плата: 2500 рублей за воспитание одного-двух детей, 3600 — трех и более.

…И начала Татьяна настойчиво обивать порог районного органа опеки: хочу детей, не меньше двух. Но всякий раз ребятишек-отказников буквально перехватывали другие желающие. Урмарский район вообще входит в тройку лидеров по количеству сирот, устроенных в семьи. В прошлом году здесь забрали 34 ребенка, всего оформлено 15 приемных семей. Только в деревушке Бишево родителями чуть ли не хором назвались 8 хозяек: одна соседка за другой. Такая вот нынче хорошая «мода» пошла на селе. Рублем подкрепленная.
Не было бы счастья Егоровым, да несчастье помогло. В районе лишили родительских прав мать четверых детей. «Пьющая, аморальная, безработная… отец детей умер». Семья приезжая, из Аликов-ского района, сразу же попала на учет как неблагополучная. «Младший, Ромка, семи лет, первое время забивался в углы, как запуганный зверек, а девочки-старшеклассницы не умели даже самостоятельно яичницу приготовить, об элементарной гигиене и говорить нечего», — вспоминают сотрудницы Урмарского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних, где дети прожили несколько месяцев. «Разделять братьев и сестер нам совсем не хотелось, — говорит секретарь местной комиссии по делам несовершеннолетних Надежда Борисова. — Но переживали, кто возьмет сразу всех четверых, да еще таких больших? А тут Татьяна, говорит — возьму».

В интернатах Чувашии проживают около тысячи детей-сирот.

Приехавших в гости журналистов большое семейство сажает за стол. Парится жаркое из утятины, хрустит на зубах квашеная капуста — все свое, домашнее. Девочки суетятся, помогают. Которая из них родная Алена, которые приемные Катя и Ксюша — сразу не поймешь. Разносится: «тетя Таня». Так вот они, новые дочки, слишком взрослые, чтобы называть другую женщину мамой. «Сначала было страшно идти в незнакомую семью, — признаются девочки, — но это лучше, чем в интернате. Здесь мы все вместе».
Откровенна и Алена: «Если честно, мамина идея взять приемных детей мне поначалу не понравилась, это же моя мама. А потом согласилась: родители подолгу одни, кто-то будет рядом». «Теперь нас никто в обиду не даст», — вставляет 10-летний Руслан, кивая на фотографию старших братьев Егоровых.
Если раньше и обижал кто ребят, то только непутевая мать. Но плохое в детской памяти быстро стирается. Татьяна только молча улыбается, когда эта маленькая четверка весной и осенью ходит к той, родной, сажать и выкапывать картошку. А недавно навещали мать в больнице: покалечил очередной сожитель. Словом, взяли неисправимую маму под крыло. Приемные родители не препят-ствуют: это даже хорошо, что они чуткими растут. «Как они раньше жили, мне не интересно, меня волнует, как им живется сейчас», — расставляет точки над «i» Татьяна.
Спрашиваю: «Неужели не хотелось к пенсии пожить для себя?» Задумавшись: «Я без детей не умею».
Министр образования и молодежной политики Чувашии Галина Чернова о проблеме детей-сирот:
— В последние годы заметно изменилась государственная политика в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — дети должны жить в семье. В Чувашии активно развивается такая форма устройства детей, как приемная семья. Она оптимальна не только с точки зрения психологии и педагогики, но и, что тоже немаловажно, материальной. Ежемесячно приемная семья получает детские пособия на каждого ребенка, мама — зарплату воспитателя, ей идет рабочий стаж. Только в 2007 году детей в приемные семьи было передано больше, чем за предыдущие 5 лет, — 247 ребят. В настоящее время 484 ребенка воспитываются в 295 приемных семьях. Особенно активны жители Красночетайского, Цивильского, Урмарского районов.
Если в предыдущие годы граждане обращались в органы опеки с просьбой подобрать им ребенка из детского дома, то сейчас они берут на воспитание детей-сирот из своего микрорайона или соседней деревни. С замещающими семьями хорошо работают в Ядринском, Батыревском, Шемуршинском районах. Радует, что среди приемных родителей немало педагогов, на сегодня таких семей более 40.
Преимущественно детей на воспитание берут сельские жители — 85%. Во-первых, многодетная семья для них традиционна. «Где двое, там и трое» — говорят в деревне. Во-вторых, вопрос: «Чем бы занять детей?» — на селе отпадает сам собой. Здесь приемные дети — это не только «дополнительный рот», но и «дополнительные руки». В-третьих, жизнь проходит на виду друг у друга. Как правило, здесь нет деления на «своих» и «чужих» детей и родители меньше озабочены, что приемный ребенок «попадет не в ту компанию».
По закону защитой прав ребенка в приемных семьях занимаются органы опеки местной администрации. И если у ребенка не складываются отношения в семье, то ему помогут вернуться в школу-интернат. Чтобы свести к минимуму такие случаи — избежать их совсем пока не удается, — в республике планируется создание специальной службы психологического сопровождения. Она будет не столько подбирать семье подходящего ребенка, сколько ребенку подыскивать хорошую семью, а затем — помогать адаптироваться в новом доме. На базе Чебоксарского детского дома уже начали формировать такую службу. Если она оправдает себя, то распространим опыт в районах.
Количество детей в школах-интернатах постепенно сокращается. В результате были закрыты два интерната — в селе Чурачики Цивильского района и Октябрьское Мариинско-Посадского. В ближайшее время планируем перевести воспитанников Батыревской школы-интерната в Кугесьскую, где недавно завершилась реконструкция здания. Кроме того, мы переводим интернаты в ранг детских домов. В школе-интернате дети живут и учатся, а в детдоме только живут, посещая обычную школу с «домашними» детьми. Конечно, школы-интернаты и детские дома еще не скоро опустеют, останутся и коррекционные школы-интернаты для детей с ограниченными физическими возможностями — этим ребятам для получения образования нужны особые условия.
Надеюсь, что в 2008 году, объявленном в Чувашии Годом добрых дел, а в России — Годом семьи, еще немало детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, найдут свои семьи.

Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. МОЛОДЕЦ! ПРАВЕЛЬНО НЕ ЧЕГО БОЯТЬСЯ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.