Охотники за акциями

Жительница Чебоксар, назовем ее Лидия Анатольевна, второй месяц находится под впечатлением уникального события. У нее выкупили без спроса 10 акций «Норильского никеля».

«Без меня меня женили»

К биржевым играм с ценными бумагами героиня нашего повествования страсти не испытывает. Просто в начале 1990-х годов удалось, как считает, удачно вложить четыре семейных ваучера — пополам в «Газпром» и «Норильский никель». Деньги, полученные от продажи «газовых» акций, очень помогли дочери Лидии Анатольевны, благодаря им девушка обучалась на коммерческой основе в престижном вузе. А «Норильский никель» заботливая мама придерживала в качестве хорошего наследства, изредка интересуясь текущими котировками.
Немного огорчало, что дивидендов по «никелю» за все эти годы не было. Правда, однажды прислали извещение на сумму, которой не хватило бы даже на то, чтобы съездить за ней до почты и обратно. А как раз из далекого Норильска пришла депеша с предложением переоформить отношения с компанией в связи с ее реорганизацией. Но для этого обладателю акций вроде бы надо было отправиться если не в Норильск, то в Москву. Лидия Анатольевна решила, что тратиться на дальнюю дорогу из-за 10 акций глупо, не о контрольном же пакете, в самом деле, идет речь. И полагала, что трансформация ОАО «РАО «Норильский никель» в ОАО «ГМК «Норильский никель» никак не отразится на ее акциях, просто они перейдут из одной компании в другую. Совсем недавно был момент, когда ее теоретический капитал составлял примерно 75 тыс. руб. Это, естественно, укрепило держательницу акций в том, что она на верном пути и расставаться с ценными бумагами пока не стоит.
Тем не менее акции были проданы. В конце октября горнометаллургический комбинат «Норильский никель» завалил жительницу Чебоксар письмами. Сначала пришло лаконичное «Уведомление об операции, проведенной по счету», из которого следовало, что в соответствии со статьей 84.8 ФЗ «Об акционерных обществах» все обыкновенные именные акции Лидии Анатольевны с ее счета перекочевали на счет «Норильского никеля». По этому поводу вышло вроде бы распоряжение по предприятию, но от какого числа и за каким номером, неведомо. В графе «ответственный исполнитель» — чей-то росчерк пера без расшифровки ФИО и печать московской регистрационной компании. Следом — другое письмо, уточнявшее, что деньги за акции адресату следует искать не в депозите нотариуса Авдеевой, «сведения о которой были указаны в Требовании о выкупе ценных бумаг открытого акционерного общества, направленном Вам ОАО «РАО «Норильский никель» до 1 августа 2008 года», а в депозите нотариуса Черновой. «Никакого требования я не получала», — возмущается Лидия Анатольевна, и ее трудно заподозрить в лукавстве. Ведь если бы требование действительно было ей отправлено, то почему составители не указали точную дату выхода в свет этого документа или дату отправки того письма, не прикрываясь туманным «направлено до 1 августа»? Вскоре дала о себе знать и нотариус Чернова, предлагавшая теперь уже бывшей владелице акций или приехать в город Дудинку Красноярского края за причитающимися ей 2388 руб. 40 коп., либо назвать счет, на который эти крохи будут перечислены.
Вот так, без шума и пыли, а главное, без ведома Лидии Анатольевны ее «журавль в небе», рисовавшийся в образе семидесяти пяти тысяч рублей, превратился в жалкую «синицу».

Всё по закону

Специалисты, не первый год работающие на рынке ценных бумаг, заметили, что обладательница акций ошибалась, принимая за «журавля» свои акции, которые назывались «РАО «Норильский никель» и изначально не торговались на фондовом рынке. Успешно покупаются и продаются на бирже только акции «ГМК «Норильский никель», которых Лидия Анатольевна фактически никогда не имела. А чтобы получить их, оказывается, совершенно не обязательно было отправляться в Норильск или Москву, разъяснили сотрудники одной чебоксарской инвестиционной компании. Достаточно было отослать по почте письменное согласие. Тогда сотрудники компании обслуживали не только своих клиентов, связанных с «Норильским никелем», но и всех обратившихся, которые восприняли извещения о реорганизации как руководство к действию. Поменять неликвидный «никель» на ликвидный успели многие, ведь «смена вывески» в компании шла поэтапно, несколько лет.
Конечно, не одна Лидия Анатольевна осталась за бортом реорганизованного предприятия. Из многотысячной армии акционеров «Норильского никеля» у нее наберутся друзья по несчастью. Корреспондент газеты связалась по телефону с нотариусом Татьяной Черновой. Собеседница из Дудинки уже задыхается от акционерских писем. Многие, не споря, называют свой банковский счет, чтобы получить последний привет от процветающей компании. Но немало, по признанию нотариуса, и ругательных писем. Жаловаться будем, в суд пойдем — пишут бывшие акционеры.
Тяжелый случай. Иногда российской Фемиде в противозаконных-то ситуациях сложно бывает разобраться, а тут все по закону обставлено, по упомянутому выше — «Об акционерных обществах». То есть когда появляется лицо (все равно — физическое или юридическое), которое приобрело более 95 проц. акций открытого общества, остальным обладателям акций хочешь не хочешь — придется «лечь под него». Не в добровольном, так в добровольно-принудительном порядке они расстанутся с ценными бумагами. Причем если практически все бумажные активы скуплены, собственник иногда не утруждает себя рассылкой контрольных требований о выкупе, как положено по закону, утверждают аналитики. Пример с Лидией Анатольевной тому доказательство. Зачем лишние хлопоты, если результат уже известен?

Продолжение следует

Процесс реорганизации крупных российских компаний, похоже, только начинается. Его «жертвы» наверняка обнаружатся среди акционеров РАО «ЕЭС России». Нынешним летом большая структура умерла, оставив после себя аж 20 с лишним «выделяемых энергокомпаний». Акционеры, так и не расставшиеся с акциями РАО, получили кучу акций мелких компаний, разбросанных по всей стране. На одну структуру, малоперспективное ОАО «ЮГК-ТГК-8», сразу же положило глаз ООО «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка».
Сейчас идет прием заявлений от акционеров о продаже ценных бумаг. Траты им предстоят немалые. Да-да, начнем с убытков, а не с прибыли. Ведь услуги по продаже акций могут составить примерно 3-4 тысячи рублей. Хорошо, если у человека на 10 тыс. руб. этих акций, хоть что-то ему перепадет. А если пакет тянет на 4 тыс. руб. и меньше — сиди и не дергайся, иначе останешься в минусе? Разве на это люди рассчитывали, вкладывая деньги в ценные бумаги?
Нет, большинству тот закон об акционерных обществах совершенно не выгоден, похоже, для избранных он написан. Поэтому специалисты советуют обладателям любых акций не расслабляться, быть всегда начеку. И в случае необходимости сразу обращаться за помощью и консультацией, например, в инвестиционные компании, действующие в Чебоксарах и Новочебоксарске. Сотрудники там отзывчивые, постараются помочь. Надеяться же на авось опасно, «акулы» в море ценных бумаг не дремлют.

Опубликовано: 20 декабря 2008
Тэги:
Без рубрики

2 Ответы

  1. А я на свои две «Волги» от Чубайса так и не пересел, все пешком или на старой кобыле. Чуть хромает, но еще тянет.

  2. Правильно народная мудрость гласит — если у тебя есть, что украсть, то это постораются украсть. по закону или без оного. Финансовая безграмотность населения только способствует процветанию разработчиков и реализаторов таких остапобендерских схем честного отъема денег у граждан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.