Трапеза в святой обители

Посидели рядком, поговорили ладком

Матушка Елисавета в старинной обители чуть приоткрыла завесу другой жизни. На дубовой скамье в храме уселись в уголке, чтобы ничто не отвлекало. Перед глазами резной иконостас. Какой-то он особенный – с деревянными завитками и кисточками, словно специально радовать взгляд. Все-таки монастырь женский – Киево-Николаевский Новодевичий, единственный такой не только в Алатыре, но и во всей округе.

ПЕШКОМ ИЗ КИЕВА

В пересказе матушки, в смутное время поляки разгромили монастырь в Литве. Чудом спаслись 52 монахини с игуменьей и бежали в Киев. У настоятельницы из княжеского рода Романовых была привилегия. По ее просьбе их не раскидали по другим монастырям, а определили от гонений подальше от границы. Вот они и пришли в Алатырь и подняли деревянную церквушку на берегу Суры. Принято считать, что монастырь основан в 1639 году, хотя имеются и более ранние упоминания о нем. Он неоднократно сгорал, в том числе и во времена Степана Разина, а затем и Емельяна Пугачева. Но каждый раз в самое короткое время обитель как птица феникс восставала из пепла, пополнялась новыми каменными храмами и постройками, приобретая красоту и величие.
С помощью царской казны и купечества, при поддержке соседнего Свято-Троицкого мужского монастыря, построили сначала Никольскую церковь с келейным корпусом. Потом – храм Покрова святой Богородицы и собор Вознесения Спасителя. В ней еще два престола – великомученика целителя Пантелеймона и святого Тихона Задонского. Кстати, говорят, его мощи исцеляют, в том числе от уныния и бесовщины. До революции в Алатыре было 18 храмов. По словам матушки, когда она сюда приехала, то спрашивала: «Почему вот здесь храм, а через изгородь еще один?» Оказывается, это купцы имели фамильные церкви.

ПОТЕСНИЛИ МОНАСТЫРЬ

В очередное лихолетье, в 1919-м, большевики святую обитель обрекли на долгие годы забвения. Святые стены были разграблены, их приспособили под жилье и склады. Были утрачены многие строения, в том числе колокольня со звонницей. Монастырь потеснили, впихнув две пятиэтажки, а в деревянных домиках прописался частный сектор. Церковь отдали под коммуналку. В соборе разместили вино-водочный склад с ларьком.
«И самое страшное, как насмешку, прямо в храме устроили уборную, – вспоминает собеседница. – Почти пять лет землю с оскверненного места сгребали и выкидывали за забор. На карах перевозили ящики с бутылками. Когда начали возрождать храм, деревянный пол сняли, под ним – сплошь осколки».

В Свято-Троицком мужском – больше приезжих паломников, а сюда идут местные, алатырские. «Храм мы бережем. Здесь все по-домашнему уютно и светло. Знаете, у нас молиться легко», – сообщила матушка.  

После такого наследия безбожников только в 1994 году в храме Покрова Пресвятой Богородицы возобновились церковные службы. Потом открыли надвратную церковь Николая Угодника. По словам настоятельницы, Киево-Николаевский Новодевичий женский монастырь один из уникальных памятников архитектуры Алатыря. И требует к себе соответствующего внимания. Пока же дико, что старинный монастырь 17 века вплотную упирается во двор обычной хрущевки. С верхних ее этажей вся территория как на ладони. Хорошо, она ограждена стеной с угловыми башнями. Не то быть еще одному «проходному двору». Площадь монастыря изнутри оказалась несколько больше, чем кажется снаружи. Необычно было увидеть деревянные избушки. Но там живут вовсе не насельницы. Нынешние хозяева, говорят, не желают уступить участки монастырю, заламывают цену.

ИМЕНА НА КИРПИЧИКАХ

Любопытно, как восстанавливали колокольню. Пока ее не оштукатурили, она так и стоит, вся расписанная именами. А называется это – сбор средств «по кирпичикам». Давняя традиция православия, ведь такое пожертвование не только лепта в общую копилку, но и сугубая молитва за родных и близких. Особой краской пишут имя конкретного человека – ныне живущего или усопшего. Кирпичик будет положен в стену колокольни, а самое главное – этот человек будет поминаться вечно на каждой Божественной Литургии. Любопытно, что алатырцы так увлеклись, что даже после окончания строительства колокольни просят разрешения записать на внутренней стороне стены имена своих близких. На именной кирпичик жертвуется по 50 рублей.
Благое дело спорится. Когда сняли ветхую крышу Никольской церкви, весь старый кирпич посыпался сверху как песок. Почти ничего не осталось от старых стен, одна труха. Теперь выстроили новые, на 14 метров, и восстановили келейный корпус. Для каждой монахини – отдельная комната. А их сейчас 30 и три схимника.
В православии схима – монашеский обет вести особо суровый, аскетический образ жизни. Молитва схимника приравнивается к молитве патриарха. По словам настоятельницы, это редчайший случай, чтобы было столько монахинь в женском монастыре: «Вот в Дивеево монахини в клобуках ходят – принадлежность облачения монаха, надеваемая на голову. Они послушницы при соборе. Красивые все, до 30 лет там берут, обязательно с высшим образованием. А мы берем всех, кто хочет спастись. У нас в основном – старенькие, есть и за 90 лет. Одна из нас прошла всю Великую Отечественную войну прежде чем стать монахиней. Несмотря на почтенный возраст, каждый день она участвует во всех службах. Есть свое хозяйство, но без лугов. На подворье пять коров, куры, две козочки. Надо бы завести одну безрогую, на племя. Молоко у этой породы без запаха».

ВОЗНЕСЕНИЕ КРЕСТА

С Божией помощью, у монастыря появился благодетель – строительно-монтажная организация ООО «Зодчий-74» из города Трехгорый Челябинской области. Сначала бригада восстановила из разрухи Никольский храм. А в день преподобного Сергия Радонежского, в понедельник 8 октября прошлого года, на новую колокольню были установлены купол и крест.
Матушка даже слегка обиделась на замечание, что, видно, не случайно совпали две даты. «Ничего мы не приурочили, Господь так дал. Нелегко давалась стройка. Сначала в Чебоксарах кран пообещали предоставить, но потом отказали, в другом месте тоже не помогли. Колокольня на 32,5 метра, не каждая техника подойдет. Интересно, что она могла быть на два метра ниже. Купол сделали заранее и тоже в Челябинской области, а кладка по размеру не подходила. Пришлось сварить из арматуры пояс и по нему нарастить стену. Купол соорудили из особых пластинок, почти 2,5 месяца их собирали здесь. Спасибо верхолазу из Ульяновска, он достойно завершил работу по установке купола и креста. И после таких хлопот вы говорите, «приурочили» к святому дню. Не просто собрать вместе стольких людей из разных городов. На то – воля Божия».
Оказывается, матушка знает, из чего сделан купол. Назвала материал, подчеркнув, что он самый стойкий. На золото у монастыря, конечно, денег не хватило. Тем более челябинцы строили на свои средства и привлекали своих специалистов. Почему именно они, ведь город не ближний? Но об этом особый сказ, утверждает собеседница. Очень помогли одолеть разорение. По 15 человек мастеров приезжали каждый год. Дивный иконостас привезли из Мордовии. Вот такой интернационал получается. Может поэтому женский монастырь, говорят, такой приветливый.

ЦАРСКАЯ МИЛОСТЬ

Со дня своего основания Алатырский Киево-Николаевский Новодевичий монастырь пользовался особым вниманием и милостью русских коронованных особ. Павел I пожертвовал 30 десятин пахотной земли, Александр I – лесную дачу в 150 десятин. В ризнице хранился серебряный позолоченный напрестольный крест – подарок императрицы Марии Феодоровны. В конце XIX века в распоряжении монастыря имелось 226 десятин земли и мельница, проживали игуменьи, 31 монахиня, 237 послушниц.
Долгое время считалось, что сама Екатерина II во время 10-часового пребывания в Алатыре удостоила монастырь своим посещением. Но это было несколько иначе. Подробности этого короткого визита содержит камер-фурьерский журнал за 1767 год. В сборнике кратких записей событий при дворе, которые велись ежедневно придворными чиновниками, сообщалось, что 9 июня она по очереди жаловала к своей руке местную знать, в том числе и игуменью монастыря Александру с монахинями. При этом те поднесли ей хлеб и соль. Возможно, императрица сделала ответные подарки. Так, в конце XIX в. в ризнице монастыря хранились воздухи, поручи и пояс из шелковой белой материи с цветами, вышитыми на каждом золотом вензеле Екатерины II. Об этом факте рассказал ученый Ю. Гусаров в «Алатырских вестях». Сохранилась чудотворная и мироточивая икона святителя Николая Чудотворца, подаренная обители царем Михаилом Федоровичем.

БЕЗ ДОБАВКИ НЕ ОБОШЛОСЬ

Не зря говорится, со своим уставом не ходят в чужой монастырь. А в жизни вот как все происходит. Получив благословение, трапезница ударяет в колокол, и сестры не медля, без опоздания, собираются за общим столом. Трапеза начинается и оканчивается положенными молитвословиями. Продолжение вкушения после благодарственной молитвы признается бесчинием и решительно пресекается. Трапеза в монастыре носит священный характер и требует от инокинь священного к ней отношения. Обычно сестры собираются в подрясниках, всегда чистых и опрятных, а в дни особых праздников и торжеств – в рясах и клобуках.
В Великий пост обед очень простой – картофельный суп, пшеничная каша, приправленная тушеными овощами, компот, соленья. Весь стол заставлен кастрюльками. Чтобы еда не остыла, матушка сама потчует, накладывая в миски порции. После первой же ложки густой похлебки убеждаешься, что очень вкусно. Как тут откажешься от добавки. Чувствуется, что приготовлены кушанья с молитвой и любовью. Во время трапезы не разговаривают. Вкушают еду молча, слушая чтение Псалтиря. Его читают по очереди. Вновь звон колокольчика – все встают и снова молитва.
Многие думают, что монашеская еда – хлеб да вода. Тем более во время поста. Но оказалось, расхожее мнение не соответствует действительности. Более вкусных постных, хотя и невзрачных на вид блюд, в жизни не пробовал. И секрета в том никакого нет. После обеда матушка пояснила без малейшего намека на желание поучать и назидательность: «Важно, с какими мыслями, не говоря уже о словах, человек приступает к приготовлению еды и самой трапезе».

Опубликовано: 30 апреля 2013

Один Ответ

  1. Спасибо за статью. Очень интересная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.