Дядя Ваня «всея» Шумерли

Настоящий полковник собирал сводку происшествий по дороге на работу 

Многие в МВД республики считают этого человека своим учителем. А жители Шумерли, где Иван Николаевич Кузьмин почти 15 лет проработал начальником милиции, от мала до велика называют его не иначе как дядя Ваня…

Из личного дела полковника Кузьмина:
Окончив Горьковскую школу милиции, служил в органах внутренних дел с 1961 по 1987 год. Прошел путь от оперуполномоченного уголовного розыска до начальника районного отдела внутренних дел. Награжден медалями «За безупречную службу», «За отвагу на пожаре» и другими ведомственными знаками отличия. Заслуженный работник МВД СССР.  

«ПЛАМЕННЫЙ» ПРИЕМ

В Шумерлю уроженца Канашского района Кузьмина отправили в начале шестидесятых в командировку – «для оказания практической помощи». Тогда у него и в мыслях не было, что этот районный центр скоро станет для него второй малой родиной, а сами шумерлинцы отнесутся к нему почти как к члену семьи. Правда, такое отношение еще надо было заслужить – нельзя сказать, что в этих краях лейтенанта встретили с распростертыми объятиями…
А времена-то были лихие: чуть ли не в каждом доме по обрезу или, на худой конец, холодное оружие, кровавые и беспощадные групповые драки стенка на стенку. Пришлось Ивану Николаевичу усаживать, как сказали бы теперь, тогдашних лидеров ОПГ за стол переговоров. Словно Соломону, решать конфликты, примирять, уговаривать и убеждать…
Сошли на нет драки – стали один за другим гореть дома в Алгашинском «кусте». Песочили за это милицию на каждом углу – от партсобраний до газет. Между тем Кузьмин сотоварищи тогда не вылезали из зоны риска неделями, можно сказать, поселились у тамошнего председателя сельсовета. Население реагировало на пляски «красного петуха» довольно своеобразно: к соседям на выручку односельчане не спешили, хотя порой огонь бушевал буквально за забором. И поджигали, как в конце концов удалось установить сыщикам, друг друга сами алгашинцы. «Пламя мести» затухло после пары показательных судов над поджигателями…

ЛОШАДЬ В ЛАПТЯХ…

Другой бедой района было конокрадство. Охрана-то во многих колхозах, совхозах или вообще отсутствовала (вешали на сарай со скотиной замок – вот и все меры безопасности), или была чисто символической, потому как крепко спящие сторожа помешать «угонщикам» никак не могли. В общем, не досчитались тогда в разных хозяйствах голов тридцать лошадей! Хотя и предполагал начальник милиции, что это дело рук заезжих «ромал», но провернуть такое без помощи местных им вряд ли было под силу. Было на заметке у оперов несколько цыганских семей, осевших в Шумерле, однако пока милиционеры узнавали об очередной краже, пока устраивали облаву – любители лошадей успевали организовать себе надежное алиби. И все же с помощью коллег из Пильненского района соседней области преступников задержали с поличным: горьковские милиционеры – своих, шумерлинские – своих, передававших лошадей из рук в руки прямо на «границе»…
Вспомнил Кузьмин и историю с конокрадом-«оборотнем». Был у них в райотделе один старичок-осведомитель еще сталинской закалки. В войну работал на «старшего брата» КГБ, потом по привычке стал помогать и отпочковавшейся от него милиции. Он частенько бывал в райотделе и, что называется, владел обстановкой. А оперативники долго не могли понять, как это вору удается обходить все тщательно продуманные ловушки и западни. На «деда» и подумать не могли, пока не встретили того случайно в лесу недалеко от места очередной кражи, а потом наткнулись там же на привязанных ворованных коней. Ну и хитер же был старик: обувал лошадок в лапти, чтобы сбить милицию со следа. Отсидев лет пять (сроки тогда давали большие), прожил, правда, потом совсем недолго…

ВСЕМУ ГОЛОВА

Бывало, пока дойдет Кузьмин с утра пораньше до работы (а по Шумерле он передвигался исключительно пешком), получает от людей подробнейшую сводку всех происшествий. Еще и дежурные милиционеры ничего не знают о преступлении, да что там, даже потерпевшие не обнаружили пропажу, а дядя Ваня приходит в райотдел и отправляет по адресам три оперативные группы: на осмотр места происшествия, за пострадавшими и за преступниками, которые совершили нехорошее дело. «Как и когда он все это сумел узнать?!» – разводили руками коллеги…
Несколько раз Кузьмин отказывался от весьма лестных предложений о переводе в аппарат МВД, суливших продвижение по карьерной лестнице. Но своих учеников при себе не удерживал. Как вспоминает председатель совета ветеранов органов внутренних дел и внутренних войск Чувашии генерал-майор Михаил Киселев, именно Иван Николаевич порекомендовал ему ехать учиться в академию. И Киселев потом стал министром внутренних дел республики…
Сам полковник ничуть не жалеет, что не стал аппаратчиком – ему всегда была ближе «живая» работа. Поэтому дядя Ваня душой переживает за нынешнее состояние МВД, ему кажется, что «бумагооборот» занимает у сотрудников неоправданно много времени в ущерб тому, что действительно важно. Не по душе ветерану и переименование службы…
От активных дел Иван Николаевич отошел только пару лет назад. Выйдя в отставку, возглавлял народную дружину, продолжал работать юристом в администрации города, на машиностроительном заводе, поднаторев и в гражданском судопроизводстве. До сих пор всегда готов помочь землякам дельным советом, телефон 76-летнего «консультанта» практически не умолкает. Верную «половинку» полковника, Клавдию Афанасьевну, не слишком радует такая востребованность мужа. Но дядю Ваню уже не переделать…


Опубликовано: 16 апреля 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.