Дом, в котором говорят на трех языках

Дом, в котором говорят на трех языках <br> Фото Е. Зайцевой«Рассказы про непримиримую вражду свекрови и снохи – это не про нас. Надюша мне как дочь, хотя и веры не нашей, и национальности, – тепло улыбается Равза Миназимовна. – Я ведь сама одобрила выбор сына…»
Чувашка Надежда и татарин Радик познакомились, будучи студентами Вурнарского совхоза-техникума. Взаимное чувство вспыхнуло с первого взгляда. По окончании техникума работать поехали в Ульяновск, там и решили связать свои судьбы. Когда каждый поведал родителям о своем намерении, те восприняли его по-разному. Родители Надежды попытались ее отговорить: «Может, не стоит выходить за человека иной веры…» Мама Радика, услышав, что избранница сына – чувашка, промолчала, но напросилась в гости в Ульяновск…

ПЛОВ БЫЛ ВКУСНЫЙ

– Мама завтра приезжает, приюти у себя на пару дней. Не могу же я ее поселить в мужском общежитии, – огорошил однажды Радик Надежду. И, не замечая замешательства девушки, добавил: – На русском она не говорит, на татарском – ты. Будете общаться на чувашском, мама знает его. Приготовь что-нибудь, кроме щей, она их не ест, да и чай из кружки не пьет…»
О том, что приготовить, девушка долго не думала. Когда на следующий день Равза Миназимовна переступила порог ее комнаты, на столе источал аппетитный запах плов и сверкали новенькие чашки с блюдцами… Правда, о том, что обед гостье понравился, Надя узнала только тогда, когда уже женой Радика первый раз приехала в его родную деревню Чичканы Комсомольского района. На ее вопрос, чем помочь, свекровь ласково улыбнулась: «Приготовь, пожалуйста, плов, очень он тогда вкусный был, в Ульяновске…»
А тогда, в Ульяновске, Равза-апа «инспектировала» будущую сноху по всем статьям. Улучив момент, когда девушка выходила из комнаты, она заглядывала в каждый угол, холодильник, шифоньер… Когда же Надя застала ее с открытой дверцей бельевого шкафа, женщина удовлетворительно проговорила: «Чисто у тебя, везде порядок…»
Придя за матерью, Радик с порога по ее глазам понял, мама его благословляет…

ЧУВАШСКИЙ, РУССКИЙ, ТАТАРСКИЙ…

«Мать всегда счастлива, если счастливы ее дети. А мой Радик счастлив с Надей! А какие у меня прекрасные внуки! Приедут, обнимут, спросят, как мое здоровье, ман чун-ч.ре хёпартланса каять» (душа радуется), – так, перемежая татарские и чувашские слова, говорит Равза Миназимовна.
Впрочем, такая речь в Чичканском поселении почти что официальный язык. Правда, в основном у представителей старшего поколения, а молодые, как правило, владеют тремя языками – татарским, чувашским и русским. Что неудивительно. Как говорят здешние жители, они уже четвертое столетие вместе и в горе, и в радости.
Соседи-селения на берегах речушки Хондурла появились примерно в одно и то же время – во второй половине 17 века. Чувашское село Чурачики на левом берегу, татарская деревня Чичканы – на правом. Что удивительно, и сегодня в обоих селениях примерно одинаковое количество дворов и одинаковое число жителей. Рассказывая о том, что мусульмане и православные ходят в один клуб, лечатся в одном офисе семейного врача, здесь обязательно добавляют: «И раньше работали, и теперь трудимся в одном колхозе…» Школ же в поселении две – в Чичканах девятилетняя, в Чурачиках – средняя.
Любую беду сельчане переживают и решают сообща. К примеру, когда в прошлом году сгорело одно из хозяйств в чувашском селе, на помощь пришли и жители татарского – за считанные дни вместе отстроили дом заново. «Так здесь было всегда, – рассказывают в администрации поселения, – надеемся, будет и впредь. Ведь для хороших отношений не бывает ни национальных, ни религиозных препятствий».
Три языка приняты и в семье Халитовых. По словам Надежды, изначально сыновья Роман и Марат с ней разговаривали на русском, с отцом – на татарском. Став старше, выучили чувашский – постоянно проводили каникулы у бабушки с дедушкой, да и школу заканчивали в деревне. Халитовы-младшие уже 11 лет живут в Чичканах – переехали из Ульяновска, когда не стало отца Рашида Шадыевича.
Здесь на татарском заговорила и Надежда. «Я ведь уроженка Урмарского района, у нас там в ходу чувашский и русский. И эней (мама – тат.), и этей (папа) с самого начала пытались со мной говорить на моем родном, но нужные слова не всегда подбирали, а татарские я старалась запоминать… Теперь, как и многие в Чичканах, владею тремя языками».

СПАСИБО ЗА МУЖА

«Килен (сноха) у меня – калама та =ук лайёх (нет слов, какая замечательная), – глаза у Равзы-апа ласково следят за Надей, которая заботливо накрывает на стол. – Мы еще с Рашидом (ушел он в год, когда в деревне газ проводили, не увидел, какая теперь райская жизнь настала) мечтали, чтобы старость нам скрасила семья старшего из сыновей…»
Равза Миназимовна и Рашид Шадыевич вырастили и воспитали четверых сыновей и трех дочерей. Двое младших Халитовых служили в Афганистане. «Слава Аллаху, вернулись живые и здоровые, женились. У всех детей свои семьи, внуков у меня шестнадцать, – не скрывает гордости Равза-апа. – Уже и правнуки есть. Кстати, две внучки замужем за чувашами. Так что семья у нас интернациональная. Как соберутся все – дом становится тесен. Вот Радик со своими сыновьями (оба институт окончили!) и хотят большой дом строить. На работу в Нижний Новгород ездят, на заводе «Буровая техника» месяц работают, месяц отдыхают…»
В отсутствие мужчин дома хозяйничают свекровь со снохой. По словам первой, все хозяйство полностью на килен. «Управляется. И за мной, как за маленьким ребенком, ходит, стирает, готовит все то, что я люблю. На земле в рай попала, жить бы да жить, только вот .м.р иртсе пырать (жизнь проходит), 76 мне скоро будет, – глаза Равзы Миназимовны темнеют от воспоминаний. – Когда мы росли, жизнь была тяжелой. Война: холодно, голодно. Как только семь классов окончила, отправили лес валить. Работа не для молоденьких девушек, но время такое было. В 1946 году замуж вышла за фронтовика, дети пошли. Невзирая на них, наравне с мужчинами летом дороги строила, зимой, опять же, в лес ходила… Не делилась работа в колхозе на женскую и мужскую…»
«Мои кайнана (свекровь) и кайната (свекор) очень трудолюбивые люди и детей такими воспитали, – подхватывает разговор Надежда. – Я очень благодарна эней (маме), такого мужа для меня вырастила. Скоро тридцать лет нашей совместной жизни, ни разу оскорбительных слов в свой адрес не слышала. Живем душа в душу. Если два человека любят друг друга, разве национальность имеет значение? Главное, чтобы люди понимали, уважали и ценили друг друга. Когда придет время жениться моим сыновьям, передо мной не будет стоять вопрос, какой национальности их избранницы, лишь бы девушки были хорошие и родители приличные».

Опубликовано: 12 сентября 2012

3 Ответы

  1. Мне очень понравилась эта статья,я тоже закончила Вурнарский совхоз-техникум,с нами в группе учился парень из Татарии,звали его Вазых Хуснейдинов, это были далекие теперь уже 1971-1974годы мы даже не задумывались кто какой национальности,жили дружно,были молоды и всем было хорошо.

  2. Многие татары, живущие в Чувашии, владеют чувашским языком — надо отдать им должное. Если бы и другие народы Чувашии также уважительно относились к языку титульного народа республики…

  3. Эней=анне—этей-атте почти одинаково. Была передача Андрея Малахова про парня инвалида попавшего в Турецкую семью.Турки дали этому парню(не зная как его настоящее имя) имя Умут-надежда или мечта в переводе на русский. По чувашски тоже умут как эметь- мечта.В Турции сноха кинь-по чувашски тоже кинь. Ничего удивительного -языки входят в Тюркскую группу.Это все равно как славяне имеют много общего в языках-но они почему то враждуют между собой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.