С четвертой попытки

Борьба с коррупцией, судя по всему, становится главным пунктом в повестке дня российской политической жизни на ближайшие месяцы. Пакет законопроектов, посвященных этой злободневной проблеме, Президент Дмитрий Медведев передал в Госдуму 3 октября, и уже через несколько дней ее спикер Борис Грызлов заявил, что их обсуждение и принятие стоит в списке первоочередных задач нижней палаты парламента на осеннюю сессию.
Завидная оперативность. Особенно если вспомнить, что подобные законодательные акты российский парламент принимал уже дважды – в 1995 и 1997 годах, и дважды тогдашний президент Борис Ельцин накладывал на них вето. Третий законопроект в ноябре 2002-го успешно прошел первое чтение, был отправлен на доработку, но дальнейшая его судьба неизвестна. Не исключено, что он до сих пор пылится где-то в столах депутатов и министерских чиновников. Правда, в прошлом году только что назначенный премьер-министром Виктор Зубков о нем все-таки вспомнил, но до конкретных действий руки у него так, видимо, и не дошли.
Теперь дело своих предшественников обещает довести до конца Дмитрий Медведев, который поклялся, что в новый год Россия войдет с новым антикоррупционным законодательством. Ну а пока избранники народа знакомятся с планами обуздания «третьей российской беды», показатели продажности «государевых людей» продолжают бить рекорды. По данным, которые изложены в опубликованном в сентябре ежегодном докладе Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International, по уровню коррумпированности Россия ныне находится на 147-м из 180 обозначенных мест. За последние восемь лет она скатилась на 65 «ступенек», вернувшись к своему наихудшему результату за все годы наблюдений. Даже в таких государствах, как Гаити, Уганда, Мьянма, Сомали, чиновники и то более скромны в своих запросах.
Можно, конечно, особенно не доверять выводам этой международной организации, которая, честно говоря, всегда не очень-то жаловала нашу страну, но ведь и мы сами прекрасно знаем, что без «барашка в бумажке» у нас редко чего удается добиться. Подношений требуют все: и постовой, и преподаватель вуза, и служащий муниципалитета, и генерал, и министр. О гаишниках и сотрудниках разного рода надзирающих органов уже и говорить не приходится.
По данным опроса, обнародованного в прошлом месяце Фондом «Общественное мнение», свыше трети россиян за последний год сталкивались с ситуацией, когда госслужащие вымогали у них взятку, 29% ее давали, ну а в столице, эдакой чиновничьей Мекке, и того более – 42%! Мало того, 44% тех, кто никогда не «подмазывал» чиновников, для себя такую возможность допускает. И это дает социологам основание утверждать: коррупция в нашей стране – «сложившийся стереотип поведения и технология решения проблем».
Однако суммы, вручаемые должностным лицам обычными гражданами, не идут ни в какое сравнение с масштабами «оброка», который вынуждены платить чиновникам в виде взяток и «откатов» отечественные и иностранные предприниматели. Теперь уже, в отличие от советских времен, номер с шариковой ручкой или дешевеньким диктофоном, преподносившимися «за особые услуги», не пройдет. И если в начале десятилетия британская консалтинговая группа Control Risks оценивала поборы с западных компаний в нашем Отечестве в 15 миллиардов долларов, то сейчас они намного выше. По подсчетам экспертов фонда ИНДЕМ, в то время как «бытовая» коррупция ныне ежегодно опустошает карманы россиян на 3 миллиарда долларов, «корпоративная» обходится бизнесу уже в 33,5 миллиарда.
И это понятно – аппетиты и, соответственно, расценки растут. Вот некоторые из них, названные в исследовании, проведенном совместно Институтом общественного проектирования и Институтом сравнительных социальных исследований. Так, выдача лицензии (или отзыв таковой у конкурента) сейчас стоит от 1 до 5 миллионов долларов; место в партийном списке – 2-5 миллионов; вынесение на рассмотрение законопроекта – 250 тысяч долларов. А вот другие цифры: хочешь участвовать в нацпроекте, так вынь да положь 30-40% от выделенных средств, за получение госзаказа отдай не греши треть от суммы проекта, за выигрыш процесса в гражданском или арбитражном суде – 10% от отбитой суммы. И так всюду и везде!
В мае Дмитрий Медведев, который только заступил на свой пост, объявил мздоимству войну. «Коррупция превратилась в системную проблему, – заявил он. – Этой системной проблеме мы обязаны противопоставить системный ответ». Прокуратура взяла под козырек и до конца первого полугодия уже выявила свыше 28 тыс. преступлений коррупционного характера. Однако многие такие громкие дела последних лет, так и не доведенные до суда, показывают, какие мощные силы подключаются для противостояния дерзким следователям и прокурорам, осмеливающимся покуситься на систему всеобщего подкупа.
Депутат Александр Гуров, который в советские, а затем и в российские времена возглавлял антикоррупционные службы, как-то заметил: «Не каждого чиновника могут взять милиция и ФСБ… Существует определенный уровень коррупции, который можно преодолеть. А дальше? За этим уровнем можно разбить себе голову». Да и вообще, на «местоблюстителей» чаще наезжают лишь в тех случаях, когда это выгодно с точки зрения политической конъюнктуры либо если те начинают брать «не по чину».
Кстати, сама история предыдущих антикоррупционных законопроектов также свидетельствует о всесилии продажного чиновничества. Хотя дело не только в новом законе – ведь и в действующем Уголовном кодексе несложно отыскать с десяток статей, по которым можно привлечь взяточника к ответственности. Так что даже с учетом того, что новое законодательство с четвертой попытки все-таки приняла Госдума, совсем не факт, что оно сумеет ограничить аппетиты «крапивного семени».

М. Кранс.

Опубликовано: 21 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.