На платье вся картина мира

Прекрасно, что традиции национального костюма сегодня развиваются и обогащаются не только эстетически, но и технологически. С благородной целью создания современной народной одежды художники берут на себя функции дизайнера, модельера, конструктора. Результаты этого творчества мы чаще всего видим на сцене, а также в сувенирных магазинах и киосках. Однако, к великому сожалению, смелые решения и разработки, претворенные в жизнь не только умельцами, но даже и профессиональными художниками, не всегда совпадают с исконной, архаичной эстетикой, философией и самой сутью этнического костюма. Ведь здесь каждая деталь, орнамент, узор, цвет имели строго определенное место, смысл и назначение. Декор одежды служил источником информации, можно сказать, был своеобразным кодом жизненных установок и даже имел воспитательную функцию. Об этом следует помнить и сейчас. Иначе современная национальная одежда мало чем будет отличаться от сегодняшних костюмов других народов.
Не только абсолютно не художественных, а порой и просто серых и невыразительных образцов современной национальной одежды сегодня предостаточно. Некорректное использование такого элемента чувашского женского костюма, как «масмак», можно видеть в сценических нарядах детских художественных ансамблей, на украшениях и сувенирах в виде девушки Нарспи, в печатной рекламной продукции и т. д. От нарядов отдельных певцов, составленных из элементов украшения девичьего и женского костюма, иногда просто коробит. Например, певицы, не долго думая, могут надеть женское платье с девичьим головным убором – «тухъей», а певцы используют исконно женские орнаменты – розетки «кеске». Кроме этого, в стилизации отдельных элементов современного национального костюма художники-конструкторы не до конца выдерживают образ и могут запросто превратить чувашский «хушпу» в русский кокошник. Что уж говорить об артистах районных ансамблей художественной самодеятельности. Для придания национального колорита иногда берутся костюмы, которые абсолютно не соответствуют местным традициям. В результате многогранность богатства чувашского народного искусства обезличивается, превращается в нечто стертое и усредненное.
Такое бездумное использование традиционных элементов опасно тем, что в сознании подрастающего поколения укрепляет ложное представление о народном искусстве, обычаях и традициях. Ведь то, что заложено в раннем возрасте, остается в памяти на всю жизнь.
Своеобразие чувашского искусства веками складывалось из особенностей ремесел, промыслов, в том числе женского рукоделия различных этнографических групп, таких как тури (верховые), анат енчи (средненизовые) и анатри (низовые). Основной идеей изготовления народного костюма в каждой этнографической группе была связь человека с Природой и Космосом, где главенствовал белый цвет. Поэтому белая одежда использовалась не только во время календарных праздников, но и в ритуалах встречи младенца на белом свете, при сезонных земледельческих работах, а также в церемониях проводов усопших в иной мир. Идея мироздания в архитектонике чувашского национального костюма выражена очень ярко. К примеру, женская рубаха на поясе условно делилась пополам и символизировала линию горизонта. То, что выше нее, – это части верхнего мира, белого света, а ниже пояса – потусторонний мир. Головной убор отождествляется с верхним миром, с идеей небосвода. Плечи украшались крупным узором вышивки или нашивки и служили небосводу опорой. Нагрудная часть женского платья была покрыта орнаментами “кеске” в виде розетки и символизировала солнце. Этот узор имеет древнее происхождение и связан с мифологией. Образ солнца охранял женскую грудь, дающую силу и рост младенцу, от нечистых сил. Поэтому этот священный орнамент странно видеть в других местах платья, не говоря уже о детских, девичьих и мужских одеяниях. Особенно торжественно декорировалась набедренная часть женской рубахи. В вышитых композициях поясных украшений “яркач” и “сара” можно проследить зеркальное отражение реальности в так называемом нижнем мире. Этот оберег призван был защитить женское лоно, дающее жизнь новому Человеку. Соответственно, не следует слепо использовать этот прекрасный элемент в разработке костюмов, например, для девочек.
Одним словом, прежде чем приступить к созданию современных национальных костюмов, не мешало бы хорошо изучить истоки народного искусства. И ознакомиться не только с ранними трудами по национальной культуре чувашей, но и с исследованиями современных искусствоведов, этнографов и ученых-педагогов. Таких как Г. Волков, А. Трофимов, В. Николаев, Г. Иванов-Орков, В. Иванов.

Г. НИКИТИН,
кандидат педагогических наук, заведующий кафедрой педуниверситета.

Опубликовано: 8 октября 2008

Один Ответ

  1. Спасибо автору за удивительно точное понимание проблемы и ее четкое изложение, без ученого «занудства» или любительской «эмоциональности».
    Хочется пожелать всем, кто прикасается к народному костюму — изучайте реальные вещи по книгам, в музейных витринах и фондах, в сундуках своих бабушек и матерей. Приложите немного усилий, не фантазируйте, проявляйте больше вкуса, не превращайте костюм в пеструю «цыганщину». Не надо, чтобы над нами смеялись.
    Сельским фольклористам лучше сохранять и модернизировать местные костюмы, а не заказывать
    блестящие «парадные одеяния» на фабриках. У каждого есть своя замечательная и неповторимая Родина.

    С уважением — исследователь чувашского костюма Г.Н. Иванов-Орков (www.artmuseum.ru)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.