Не заблудились в сумрачном лесу

imgp566419 апреля в Чебоксарах премьерой балета «Сарпиге» открылся ХVI Международный балетный фестиваль. Это уже третье обращение театра к балету Федора Васильева. Современное прочтение получилось весьма динамичным и ярким.
«Сарпиге» – первый национальный балет на чувашской сцене со всеми вытекающими. То есть обреченный на трепетное к себе отношение, обостренное внимание, многочисленные редакции и новые версии. Хотя история этого балета насчитывает еще не так много лет. Первое обращение состоялось 42 года назад. Первой Сарпиге стала Галина Васильева. Новая постановка случилась в 1986 году. И чувашскую самоотверженную красавицу, спасающую любимого из лап иного мира, танцевала Елена Лемешевская. Теперь она же выступила в качестве хореографа-постановщика.
Интересно, что все балетные прочтения этой сказки Ефима Никитина не были обделены фантазией постановщиков. Сюжет о путешествии влюбленных в мир духов вдохновлял на неординарные находки. То персонажи выходили из страниц нотной тетради, а пуанты разрисовывались в виде лаптей и онучей, то сельские парни времен язычества облачались в прогулочные брюки волжских пляжей. Именно в этом балете впервые попробовали расписывать ткани чувашским орнаментом. Сценограф Валентин Федоров, работавший над нынешней версией, сразу предупредил, что он вдохновлялся идеями этнофутуризма. Художники этого направления смело смешивают архаику и будущее, чтобы показать национальное как нечто динамично меняющееся во времени. Для насыщенной символикой постановки такое вдохновение пришлось явно кстати. Сказка заблагоухала как цветок после дождя.
Конечно, «иной» мир с его богом смерти Эсреметем, колдуньей Саххой и чертенятами мог быть и таким, где все грозит чудовищными ураганами, градом, саранчой, мором и лягушками с неба. Но В. Федоров даже потусторонний лес и его обитателей превратил в яркий, живой, почти карнавальный хоровод, так что и мир «этот» просто обязан был противостоять колоритным размахом полей и солнца. И размах этот получился таким мощным, что на первых порах даже прессинговал скромных влюбленных чувашской деревни. Но когда улеглось первое волнение, хореография Елены Лемешевской тоже взяла свое. Помогла постановщику и редакция московского композитора Анны Стрельниковой, давшая чувашской классике необходимый ритм, современное звучание.
imgp5786На прошлом фестивале в постановке Е. Лемешевской мы видели одноактный балет «Нунча». Однако нынешняя большая работа, можно сказать, испытание, показала, что наша кавалерственная дама ордена Дягилева способна на большее, чем мелодраматическая эмоциональность и нежная фантазия. Она сумела добиться тонкости переживаний внятным языком и живого дыхания в самых фантастических эпизодах. Чего стоит одна атмосфера дурманного леса или соблазнение колдуньей Сардивана. Работает Е. Лемешевская со своей привычной командой. Главных героев танцуют Татьяна Альпидовская и Айдар Хисамутдинов. Но антиподов не менее азартно и уверенно исполняют Алмаз Ахметзянов и Анастасия Абрамова. Отдельные сцены, полные красоты и изумительной завершенности, сливаются в абсолютно цельную картину. Е. Лемешевская нисколько не лукавит, когда говорит, что хочет подарить искреннюю радость зрителям. Ей это действительно удается. Чем не могут похвастаться иногда даже опытные постановщики.
Оттого и зал так бурно реагирует на новую «Сарпиге», сказка – ложь, да в ней много всего. Особенно сказочной верности. В обычной жизни у зрителя покой чаще всего сильнее любви. А тут ему бац! – такие «чувашские качели» на пике чувства с растворением злых духов в колокольном звоне. Овации.
Программу фестиваля продолжили постановки на тему национальных легенд и преданий, что является отличительной чертой нынешнего праздника балета. Вчера зрители увидели спектакль театра оперы и балета Республики Коми «Яг-Морт». Сегодня сцену готовят для легендарного «Шурале» театра из Татарстана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.