Неистовый Иоаким

Кинопремьера в Чебоксарах, 1926 г.
Кадр из фильма Волжские бунтари.

14 сентября в республике вспоминали Иоакима Максимова-Кошкинского. К 115-летию первопроходца чувашского театра и кино Госархив электронной и кинодокументации республики подготовил показ фильма Михаила Антонова «Одна, но пламенная страсть», сделанного для телевидения еще 35 лет назад, и выпустил книгу Артура Галкина, рассказывающую о жизни основателя чувашского театра и организатора киностудии «Чувашкино».

Эта дата сподвигла ГАЭиКД, в недавнем прошлом «Чувашкино», не только на скромный показ старого и пока единственного фильма о страстном мечтателе, при участии которого сняты первые и, в общем, единственные чувашские художественные фильмы. По словам руководителя этой организации Николая Медведева, юбилей стал основанием для фестиваля фильмов И. Максимова-Кошкинского, который прошел в Тетюшах. Готовится и электронное издание «Режиссер, актер, драматург», куда кроме основных разделов в качестве приложений будут включены фильмография, репертуар и пьесы народного артиста Чувашской АССР и заслуженного деятеля искусств РСФСР.
Для бывшего «Чувашкино», потерявшего свой «киношный» статус уже во второй раз за свою историю, значение Максимова-Кошкинского сродни фигуре Станиславского для МХТ. Что уж говорить о чувашском профессиональном театре – он появился благодаря мечте, страсти и упорству этого человека и его сподвижников. «Птенца гнезда Ивана Яковлева», родившегося в той же деревне, что и просветитель, Кошки-Новотимбаево Буинского уезда Симбирской губернии, в молодости так потрясла одна из постановок, сопровождавшаяся киносеансом, что он на всю жизнь «заразился» театром и кино. Еще до революции он пробует себя в режиссуре и организует театральную труппу, с которой гастролирует по Волге и Каме. У чувашей на то время не было ни театральных профессионалов, ни какой-либо драматургии. Поэтому когда русский трагик Н. Россов благословляет чувашского парня на создание национального театра, И. Максимов-Кошкинский исполнителей набирает из студентов, а «чувашской» делает пьесу Александра Островского «Не так живи, как хочется», перенеся место действия из Москвы в чувашскую деревню. Поэтому артистам удалось не только заговорить на сцене на родном языке, но и выйти в чувашских костюмах, спеть народные песни. Игралось все это в купеческом клубе в Казани. Чувашские зрители, в основном это была учащаяся молодежь, сразу поняли, что присутствуют при эпохальном событии, поэтому после спектакля устроили настоящий митинг, крича: «Да здравствует Ленин!» Дело было в январе 1918 года. Об этом, в частности, вспоминает одна из исполнительниц исторического спектакля Ольга Ырзем.
После этого были десятки постановок, переводов, сценариев и либретто. Но мысли о кино, как пишут историки, не оставляли организатора чувашского театра ни на минуту. Хотя в фильме М. Антонова жена И. Максимова-Кошкинского, а также первая и пока единственная чувашская кинозвезда Тани Юн кокетливо напоминает, что именно она дала идею о кино своему знаменитому мужу. Актриса бегала на киносеансы в «Чувашское зрелищное предприятие», где театр располагался под одной крышей с первым кинотеатром, и, глядя на итальянских актрис, втайне мечтала оказаться на их месте. Впрочем, как видно, не совсем втайне.
Вот так общая мечта рождает киносценарий «Волжские бунтари». Причем в 1925 году в бедной республике, конечно, никакой базы для создания фильма не было. Но, в конце концов, средства были найдены. Как свидетельствует в своей книге А. Галкин, в июле 1925 года киностудия «Севзапкино» и правительство Чувашской АССР договариваются о финансировании съемок. Стоимость первого фильма составляла 62790 рублей. Чувашская сторона должна была изыскать 25000. Это были очень большие деньги. Но желание иметь собственное кино победило.
Кроме «Волжских бунтарей» при непосредственном участии И. Максимова-Кошкинского были поставлены «Сарпиге», «Черный столб», «Апайка» и другие фильмы. Всего же за пять лет существования студии было создано 7 художественных и 3 документальные ленты. Однако когда в начале тридцатых «великий немой» заговорил, на создание новых фильмов потребовалось другое оборудование. Этого «Чувашкино» уже не осилило. Студия закрылась. Вернувшегося же в театр основателя чувашского кино в 1938 году объявили «врагом народа». В застенках НКВД оказалась и Тани Юн. И хотя два года спустя их дела пересмотрели, а самих супругов освободили, в театр их уже не допускают. Вот тогда первые профессионалы национального кино и театра оказываются в Москве, а Максимов-Кошкинский начинает сниматься на студии «Союздетфильм» и заниматься писательской работой.
Лишь после XX съезда артист, режиссер и педагог был окончательно реабилитирован. Ему «вернули» и роль организатора чувашского театра, упоминание о котором до этого старательно вымарывали из всех книг и учебников. И хотя на 40-летии театра его чествуют как организатора, а местное книжное издательство выпускает сборник его пьес и книгу воспоминаний, патриарх чувашского театра и кино больше не сможет руководить своим театром. С Тани Юн он до последних дней будет регулярно приезжать отдыхать в Дом отдыха «Кувшинский».
Сегодня династию первого чувашского артиста и режиссера продолжает его внук – Андрей Градов, известный киноактер, снявшийся почти в 30 фильмах, в том числе «Берегите женщин» и «Место встречи изменить нельзя».

Опубликовано: 16 сентября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.