Бронзовая фрау из Норваш-Шигалей

Первую в истории олимпийскую медаль в горном велосипеде России принесла Ирина Калентьева, завоевавшая бронзу. Субботняя гонка вошла в историю не только этим, отрадным для нас, фактом. Вообще-то она была запланирована на пятницу. Но накануне пошел дождь, и организаторы перекроили расписание. В этом не было бы ничего удивительного, если б речь шла, к примеру, о теннисе. Но в маунтинбайке прежде такого не случалось.
– В нашем виде спорта нет понятия плохая погода, – рассказал главный тренер сборной России по маунтинбайку Вячеслав Уринович. – Хоть дождь, хоть снег, никому и в голову не приходит переносить гонку. Китайцы первыми на это пошли. И я догадываюсь, почему.
– Почему? – спросил я.
– В интересах своих спортсменок. Рассчитывали, что, когда трасса подсохнет, у них будет больше шансов зацепиться за медаль. Правда, это им все равно не помогло.
Это, кстати, была не единственная хитрость китайцев.
– Год назад, когда только открыли трассу, мы прислали сюда нашего представителя, – сказал Уринович. – Он прошел ее вдоль и поперек, заснял на видео. Так вот, трасса тогда была абсолютно другая.
– То есть как?
– А вот так. Это была замечательная гладкая тропочка, по которой можно было кататься всем, кому не лень. Мы глазам не верили. Но перед Олимпиадой китайцы добавили камни, препятствия, трамплины, и сейчас тяжелее трассы в мире нет.
Слова тренера подтвердил президент федерации велосипедного спорта России Александр Гусятников.
– Трассу усложнили по требованию UСI. Год назад она была намного примитивнее. Если бы так все и осталось, победа китаянок не вызывала бы сомнений. Они прекрасно себя чувствуют на простой дороге. Где нет техники, а есть лишь одна ломовая работа. Сегодня же на крутых спусках терялись и падали.
Казалось бы, что общего может быть между заморской забавой под названием маунтинбайк и чувашским селом Норваш-Шигали?
Правильный ответ – Ирина Калентьева. Лучшая горная велосипедистка всея Руси появилась на свет в этом селе тридцать лет назад. Там по-прежнему живут ее родители и брат. Из уважения к гонщице старт многоэтапного чемпионата России по маунтинбайку последние несколько сезонов неизменно дают в Норваш-Шигалях, хотя сама Ирина восьмой год обитает в Германии. За это время она обзавелась немецким акцентом. Накладываясь на чувашский говорок, он придает ее речи неповторимый колорит. Жаль, на бумаге этого не передашь.
В субботу от нашей фрау ждали победы. Все-таки в прошлом сезоне Калентьева выиграла за раз и чемпионат, и Кубок мира. Но уже после второго круга стало ясно, что о золоте можно забыть – угнаться за немкой Сабине Шпитц было нереально. Затем пришлось и с серебром попрощаться – полька Майя Влощовска также укатила далеко. Да и бронза в какой-то момент «подвисла», когда коллеги из Китая и Канады задвинули Калентьеву на пятое место. Все решил последний круг, на котором Ирина обошла-таки канадскую гонщицу Катарин Пендрел.
После финиша Калентьеву переполняли эмоции. При этом она не уставала благодарить Бога. И немудрено. Смотришь на Ирину и думаешь: в чем душа держится? Как такой крохе (рост 155 см, вес 45 кг) удается карабкаться в горы, тягать порой на хрупких плечах двухколесную бандуру?
– Я на каждом круге пыталась держаться за канадкой, не отпускать, – говорила Ирина. – Понимала: если сейчас уедет, достать ее не смогу. Разрыв был постоянный: от четырех до десяти секунд. На последнем, шестом круге она начала делать ошибки. Неуверенно проходить повороты, часто менять передачи. Тогда я и сказала себе: бронзу никому не отдам. На «торчке», то есть на крутом подъеме, Пендрел притормозила, переключилась на меньшую передачу, и у нее слетела цепь. Недолго думая, я слезла с велосипеда, взяла его на плечи и обогнала ее. А потом втопила что было мочи. Здесь мне боженька помог, сберег и дал силы.
– Были в вашей жизни более трудные трассы?
– Нет. Самой сложной считается трасса в немецком Оффенбурге, но с этой ее не сравнить. В Пекине просто негде расслабиться. «Торчки», затяжные подъемы, крутые спуски. Выкладываешься на подъеме – неизбежно теряешь концентрацию на спуске. А это сразу чревато падением.
– Вы ведь тоже его не избежали?
– На втором круге, пытаясь нагнать лидеров, кувыркнулась через велосипед. Ой, Господи! Руль вывернулся во внешнюю сторону, так и ехала до конца гонки. К счастью, с переключателем ничего не случилось. Да и сама ушиблась не сильно. Опять же, боженька помог. Спасибо ему, я так молилась, так молилась перед Олимпиадой… В Москве на проводах олимпийцев свечку поставила в храме. Мама в деревне тоже за меня постоянно молится, в церковь ходит. Я чувствую, как мне это помогает.
– Расстроились, что гонку перенесли на сутки?
– Хорошего в этом было мало. Ненавижу гоняться в жару. Солнце на меня давит. Лучше уж холод или дождь, тогда чувствую себя в своей стихии. Я очень обрадовалась, когда два дня назад пошел ливень. Знала, что китайские девочки, которые здесь настраивались на медали, не любят грязную погоду. Наверное, поэтому эту гонку и отменили.
– Был шанс подняться выше третьего места?
– Да. Если бы не падение… Потеряла полминуты, после чего поняла, что дальше рисковать не стоит. Я и бронзе безумно рада. На Олимпиаде в Атланте я была запасной, в Афинах не повезло, заболела. Но с третьей попытки все-таки взяла медаль! Теперь буду ждать следующих Игр. Это немка Шпитц сказала, что до Лондона не дотянет. Ей уже 36. А я обязательно буду там бороться за золото. Англия ведь – это наша погода. Никакой жары. Не то что в Пекине.
– Говорят, со Шпитц у вас отношения неважные…
– Было несколько стычек. На прошлом чемпионате Европы, когда пыталась обогнать Шпитц, она мне так двинула локтем, что я чуть в скалу не врезалась! В другой раз на этапе в Мадриде отмахнулась, – я чудом удержалась в седле. Конечно, все хотят выиграть. Но зачем же настолько по-хамски вести себя на трассе?
– Олимпиада закончилась. Теперь в отпуск?
– Если бы! Завтра ночью улетаю на этап Кубка мира в Австралию. Устала, но олимпийская медаль придает бодрости, хочется еще побороться. Потом в Австрии финал Кубка мира, затем финал Кубка Германии, где я выступаю за клуб «Топи-Эргон» из Кобленца.
– А как же личная жизнь?
– Это будет, не переживайте! В октябре, ноябре, декабре… Начнется отпуск, приеду домой – и буду наслаждаться жизнью.
– Бронза лучше, чем ничего, – заметил Александр Гусятников. – Ира могла занять место повыше, но решила перестраховаться. Может, и правильно. Во время гонки я сидел на трибуне вместе с Сергеем Ивановым и Виталием Мутко. На маунтинбайке они оказались впервые. Когда Калентьева опустилась на пятое место, оба занервничали, но я убедил, что повода для волнения нет: «За Ирину не беспокоюсь. Немку с полькой ей, конечно, не догнать, но бронзу она не упустит». Так и произошло.
Обсудив гонку Калентьевой, президент федерации подвел итог выступлению в Пекине всей велосипедной сборной, которая, в отличие от Афин, на сей раз летит домой без золотых медалей.
– Неожиданностью для меня такой результат не стал, – сказал Гусятников. – Я очень недоволен заключительным этапом подготовки к Играм. Хотел внедрить новую методику, привлечь к работе тренера Владимира Петрова, который использует математические подходы. У него масса идей. В Афинах он выводил на последнем этапе Мишу Игнатьева на пик формы – и тот выиграл Олимпиаду. Но сейчас все гонщики, в том числе и Миша, с Петровым работать отказались. И мне сразу стало ясно, что мы в Пекине останемся на вторых ролях. Не понимаю, почему ребята не захотели воспользоваться опытом Петрова? Да, у него своеобразная методика. Но все нестандартное дает удивительный всплеск, если просчитано неординарным умом. Если бы ребята прислушались к мнению федерации, думаю, их результат на Олимпиаде был бы совсем другим.

Александр КРУЖКОВ из Пекина
(Газета «Спорт-Экспресс» от 25 августа 2008).

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.