Ученая монахиня из Алатыря

Несколько лет назад в одной старой книге меня заинтересовало упоминание о писательнице – переводчице Анне Ефимовне Алфимовой, о которой было известно только то, что она перевела на русский язык и издала книгу религиозных бесед знаменитого французского проповедника Ж.Б. Массийона (1663-1743). Архивные и книжные поиски позволили осветить некоторые факты ее биографии, тесно связанной с Алатырем.
Алфимова происходила из дворянского служилого рода, известного с 16 века. Будущая переводчица родилась, вероятно, в г. Самаре около 1772 года, где прошла ее юность. Ей принадлежало поместье в с. Родники Симбирской губернии с 18 крестьянами. Личная жизнь Алфимовой не сложилась, поэтому она выбрала монашескую стезю и поступила послушницей в Киево-Николаевский женский монастырь Алатыря. Здесь ее навестил самарский литератор И.А. Второв, так описав перемену в характере старой знакомой: «Она, кажется, стала добрее, любезнее и святее. Она надавала мне несколько тетрадей своего перевода массийоновых проповедей. Всех помнит, любит и прощает за огорчение. Молится о всех… Так же весела и даже шутлива». Учитывая значительный объем книги Массийона, можно думать, что Алфимова занялась ее переводом задолго до поступления в монастырь.
Перевод долго проходил «все мытарства духовной цензуры», что заставляло Алфимову совершать поездки в столицу. Книга была анонимно напечатана на средства переводчицы в типографии Императорской Российской академии под названием «Беседы Массийона, епископа Клермонскаго, славного французского проповедника. Собранные и расположенные в систематическом порядке». Большую часть тиража издательница передала московскому купцу-книготорговцу А.С. Ширяеву для продажи в пользу алатырского Киево-Николаевского монастыря.
В Петербурге Алфимова стала свидетелем ожесточенной борьбы между влиятельными политическими группировками, куда входили граф А.А. Аракчеев, князь А.Н. Голицын и др. В круг ее общения входили члены императорской семьи, проявлявшие интерес к культуре и благотворительности. Алфимова подарила свою книгу вдовствующей императрице Марии Федоровне, жене Александра I Елизавете Алексеевне, жене великого князя Михаила Павловича Елене Павловне. В ответ все они, а также фрейлина Елизавета Собакина, передали ей подарки для монастыря: напрестольное Евангелие в серебряном чеканном, богато позолоченном переплете, позолоченный серебряный крест, серебряный позолоченный потир с принадлежностями и др. Церковную утварь пожертвовали еще несколько ее петербургских знакомых. К слову, сама Алфимова неоднократно дарила монастырям Алатыря церковную утварь и деньги.
Положение послушницы не мешало Алфимовой участвовать в культурной жизни Поволжья и столиц. Зимой 1826 г. она жила в Казани, где подружилась с попечителем учебного округа М.Л. Магницким, архиепископом Амвросием и архимандритом Казанского Спасо-Преображенского монастыря Феофаном. Осенью 1827 г. – весной 1828 г. ездила в Петербург, где вела светский образ жизни.
В ноябре 1830 г. Алфимова подала прошение о переходе в монашество, чему воспротивилась игуменья Уалентина. Обходя запрет, в 1831 г. она перевелась в Спасский женский монастырь г. Симбирска, где приняла постриг с именем Анатолии, но в том же году вернулась в Алатырь «впредь до открытия монашеской вакансии».
1 апреля 1837 г. Алфимова вступила в должность игуменьи и сразу активизировала ремонтные работы, в которых остро нуждался старый монастырь. После ее рапорта об аварийном состоянии колокольни Киево-Николаевской церкви в монастырь был командирован архитектор. Алфимова планировала снести ветхие монашеские кельи, построив на их месте больницу на собственные средства, для чего заготовила строительные материалы. Перед кончиной она завещала своей душеприказчице В.А. Поповой закончить строительство Покровской церкви и построить больничный корпус. Волокита с утверждением завещания помешала выполнить ее волю, и в 1843 г. церковь была достроена уже силами монастыря.
Алфимова умерла 7 апреля 1838 г. в светлую неделю после Пасхи, что почитается за свидетельство праведности человека. Ее кончина сопровождалась грязной возней у незакрытого гроба. В скорбный час в монастыре присутствовал архимандрит Троицкого монастыря Иоанн, который, вместо того чтобы отслужить панихиду по покойной, стал расспрашивать о ее деньгах и, поставив на монастырский сейф собственные печати, в 11 часов ночи уехал домой. 8 апреля В.А. Попова от имени монахинь обратилась к духовным властям Алатыря с просьбой похоронить игуменью у Покровской церкви, но получила отказ. По распоряжению местных властей могила была подготовлена на городском кладбище.
Днем того же дня В.А. Попова была вызвана в келью игуменьи, где находились официальные лица, прибывшие для приема имущества покойной: Иоанн, протоиерей Неофитов, и. о. городничего Семенов и столоначальник Алатырского духовного правления Хрусталев. Сначала у нее отобрали личные подарки Алфимовой – Библию и рукопись перевода книги Массийона. Затем гости вскрыли ящик, предназначавшийся Поповой, не подпустив ее к нему и не сообщив, что из содержимого было позднее передано монахине-казначею. Напоследок Иоанн разорвал на мелкие части какую-то бумагу, возможно, содержавшую волю покойной. Выпроводив Попову, компания стала распивать виноградные вина, найденные в келье игуменьи, при этом гости «составивши веселую беседу, смеялись над найденными у нее (Анатолии. – Ю.Г.) бумагами и, просидевши за оной довольно, поздно разошлись». Недоброжелатели Алфимовой на этом не успокоились. В нарушение правил на заупокойной литургии вместо главы из Евангелия от Иоанна об уверовании Фомы в Бога (было воскресенье перед Фоминой неделей) была прочитана 12-я глава из Евангелия от Луки с притчей о богатом человеке, что друзья покойной расценили как глумление над ее памятью. Словно в насмешку в могилу игуменьи положили тело младенца, мирского мальчика по имени Алексей, как будто на кладбище не нашлось другого места.
Праведные дела не забываются: через восемь лет писарь Алатырского земского суда допустил в служебном документе красноречивую описку, назвав действующую игуменью Киево-Николаевского монастыря Иларию Анатолией. В истории русской культуры она известна как писательница-переводчица А.Е. Алфимова.

Ю. ГУСАРОВ.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.