Война, которая не кончалась

На братскую воинскую могилу, в которой покоится и прах уроженца Аликовского района Петра Доматьева, погибшего в 1943 году при защите Ленинграда, мы отправились с его внуком Сергеем.
Здесь, в д. Посадников Остров, что в километре от железнодорожной платформы «55 км», похоронены останки около 1500 солдат и офицеров. Перед памятником лежат три каски, продырявленные пулями и изъеденные коррозией. А на заборе висят и дополнительные доски с фамилиями, которые постоянно пополняются. Поисковикам работы еще надолго хватит.
…Братская могила оказалась в середине кладбища, находящегося на краю деревни примерно в 70 дворов. По словам пожилой местной жительницы, после изгнания фашистов она, «еще молоденькой девушкой», принимала участие в перезахоронении останков советских воинов со всей округи в братскую могилу в их деревне. «Батюшка даже приходил отпевать усопших на первых порах», – сказала женщина.
Из записок И. Прокофьева, председателя Фонда поисковых отрядов Ленинградской области:
Если посмотреть на довоенную карту Ленинградской области, можно увидеть, что на железнодорожной ветке Мга – Кириши всего несколько станций и населенных пунктов. Только через них пролегали дороги, более-менее пригодные для продвижения техники. По этим дорогам и проходили пути отступления наших войск и наступления немецких. А потом наоборот. За владение дорогами и развертывались основные бои. Железнодорожная насыпь стала линией фронта, по одну сторону которой находились части нашей 54-й армии, по другую – немецкой 18-й.
Еще с ноября 1941 года похоронные команды цепляли крючьями разложившиеся или скованные морозом трупы наших солдат, тащили их до первой попавшейся воронки и сбрасывали их туда, как в могилу. Мы не можем сейчас упрекать эти команды: они хоронили как могли. Но многие убитые так и остались лежать под открытым небом. Не заметили их похоронщики или прошли мимо: трупы были повсюду. При возможности пытались изъять у них документы или «смертные» медальоны, но не у всех они были и не всегда удавалось извлечь их из смерзшихся, пропитанных кровью гимнастерок. Потому так много убитых попало в разряд без вести пропавших.

Велика цена, заплаченная нашими солдатами. Сколько их погибло в этих непрерывных атаках на немецкие позиции! Каждый день уносил десятки жизней в полках, сотни в дивизиях, тысячи – в армиях! Вот что пишет знаменитый писатель-фронтовик Василь Быков: «Людей никто не жалел. Все на фронте было лимитировано, все дефицитно и нормировано, кроме людей. Из тыла, из многочисленных пунктов формирования и обучения непрерывным потоком шло к фронту пополнение – массы истощенных, измученных муштрой людей, кое-как обученных обращаться с винтовкой, многие из которых едва понимали по-русски…»
Как жаль, что живые, назвав погибших в этих боях героями, забыли о них. Забыли сразу после боя, потом после войны, и не вспоминают спустя десятилетия после их гибели. Сотни тысяч убитых остались лежать на полях сражений. Сотни тысяч павших действительно героями получили ярлык «пропавших без вести». Их семьи стали изгоями в своем народе. Пропал без вести – страшная неведомая пустота. Сколько горя и страданий принесли эти слова! Страна негласно разделилась на два лагеря: одни до сих пор ищут «концы» своих исчезнувших отцов и братьев, другие давно списали их, будто и не жили эти люди на земле и не добывали ценой своих жизней нашу Победу. Эти другие, облаченные властью, проводят мелиорации, запашки, лесопосадки в местах, где лежат сотни незахороненных героев.
Присели мы с Сергеем на землю перед пьедесталом, где указана фамилия его деда, помянули 29-летнего погибшего. Сергей поклонился от своей матери и всех родных.

…Пока на перроне ждали поезд, решили сходить к соседнему лесу. Смотрим – около одного столба вырыта какая-то яма. Похоже, ремонтники рылись, восстанавливая связь?.. Подошли поближе. О боже! Яма, размером примерно 2 на 2 метра, заполнена водой, видно, что вырыта совсем недавно. Вокруг валяются противогазы, ботинки, насквозь проржавевшие саперные лопаты, какие-то железные ящики (видимо, от радиостанции), коробки с ручками, остатки шинелей, насквозь проржавевшая каска советского бойца, чуть поодаль, метрах в 20, увидели и фашистскую каску… Скорее всего, здесь орудовали так называемые «черные» копатели в поисках оружия и других ценностей. Буквально под ногами валялись проржавевшие патроны не то от карабина, не то от винтовки. Один из них Сергей распотрошил, и порох, пролежавший в земле свыше шести десятков лет, вспыхнул от огня зажигалки.
В одном из ботинок оказались кости. Уму непостижимо, как это можно распотрошить чью-то могилу? Ничего человеческого в людях не осталось?
«Война не кончилась, пока не похоронен последний убитый на ней солдат», – сказал великий полководец Александр Суворов. Но, по всей видимости, таких окопов, землянок и блиндажей, накрытых снарядом или миной и ставших братскими могилами, на полях бывших ожесточенных боев еще немало.
Когда закончится война?

В. ШАШКОВ,
член Союза журналистов России.

Опубликовано: 21 июня 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.