А котелок у него варит

Когда Николай Григорьев выучился в Канаше на машиниста и уехал молодым специалистом в Казахстан, он не думал, что будет мечтать о возвращении на родину. Вся страна СССР была одной Родиной, и везде требовались рабочие руки. А работать Николай Иванович умел и любил. Особой его страстью были котлы. Как только начал самостоятельно работать машинистом, тут же начал их усовершенствовать. Ежемесячно вместе с немаленькой зарплатой он получал премии за свои рацпредложения, и отдельной статьей – премию за экономию топлива.
Женихом он был завидным. И выбрал в жены замечательную русскую девушку. Он считал, что жизнь складывалась удачно: дружная семья, любимая работа, хобби, которое приносило не только удовольствие, но и деньги. И кто мог предположить, что из Казахстана, где на свет появились дети, а потом и внук, им придется бежать? Когда у дочери убили мужа и дали понять, что такая же участь ждет всю их семью, они, едва успев похоронить зятя, сорвались с места.
Купили билеты на поезд в Россию и поехали. Хотели остановиться в Перми, но проспали остановку, следующей станцией был Киров. Там и остались. Прежних денег уже не было, все до мелочей пришлось покупать заново, но все же обустроились. Между делом продолжил Николай Иванович изобретать новые котлы, что давали значительную экономию топлива. Стал ездить со своими придумками на разные выставки, в том числе и международные. Почувствовав интерес к своим изобретениям со стороны иностранцев, занялся их патентованием. Дело это дорогое, и как-то раз, когда на оплату патента не хватило денег, жена продала свою шубу и три зимы безвылазно сидела дома. Потом Николай Иванович шубу ей купил, но той самоотверженной заботы о нем до сих пор забыть не может.
На одной из выставок к Николаю Григорьеву подо-шли китайские специалисты и предложили купить его изобретение за 15 миллионов долларов. Николай Иванович даже не сразу поверил, что такое возможно. Посоветовался с женой, подумал и отказался, твердо решив, что должны его детища производиться на родной земле, приносить пользу родному государству. Отказался от денег и квартиры в центре Минска, предложенных гонцами, которых заслал к нему президент Беларуси. Вроде бы белорусы – свои, но государство-то другое. Все ждал, что его изобретением заинтересуются в России. А интереса никто не проявлял. И решил Николай Иванович, раз гора не идет к Магомету, сам поехать в Москву к Шойгу. Его тепловой поезд можно развернуть за считанные часы, если случится авария или какое другое ЧП, даже в чистом поле. Помещается он в обычный транспортный самолет, на котором МЧСники вылетают на помощь пострадавшим. Добился приема у министра и… попал в больницу. Шойгу, когда Николай Иванович ему рассказал, что не захотел менять родину на доллары, посетовал, мол, надо было продавать, сейчас все в частных руках и вряд ли за его патент кто-нибудь еще предложит такие деньги. Однако, как уверяет пенсионер, Сергей Кужугетович обещал лично приехать посмотреть на действующий котел и даже сделать заказ для нужд МЧС, если он окажется действительно хорош. Вот только строительство 40-тонного котла стоит столько, что пенсионеру просто не потянуть.
Никак не смирится изобретатель с тем, что нет большой Родины – СССР. После больницы, где врачи спасли его от сердечной недостаточности, потянуло на малую родину, в Чувашию. Приехал в Урмарский район, где родился, и долго сетовал, что из Казахстана сразу сюда не вернулся. Жена его здесь быстро освоилась, вот только сердце не выдержало пережитого, ушла она из жизни.
Так и живет ветеран, никак не примирится с действительностью. Потихоньку собирает свои энергосберегающие котлы, мечтает о строительстве теплового поезда для Шойгу и копит деньги на собственное жилье. Квартиру в Кирове он оставил внуку, которого растил вместо погибшего отца, а сам снимает дом у знакомых. И, несмотря на свои семьдесят лет, где-то в глубине души уверен, что еще будет нужен своей стране. По крайней мере, в администрации Урмарского района ему поверили, выделили грант для строительства небольшого завода по производству котлов Григорьева, на котором планируется задействовать двадцать человек. И Николай Иванович уже назвал будущий завод именем своей жены Татьяны Анатольевны.
Сейчас трудно сказать, как все сложится, иногда кажется, что имеешь дело с изобретателем вечного двигателя, но тот котел, что корреспонденты «СЧ» видели и даже сфотографировали, работает и дает тепло.

Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.