Крыша в кодекс не въезжает

Беды чебоксарской пенсионерки Нины Мясниковой начались вовсе  не с той ночи, когда на ее внука в квартире обрушился угол потолка.
Да, прямо среди ночи на тринадцатилетнего Женю, который мирно спал в своей кровати, упал увесистый кусок штукатурки, а вслед за этим уже на следующий день посыпался весь потолок, обнажая подгнившие доски чердачного перекрытия. Жить, по сути, стало негде. А если жить там, где есть, то утром вообще можно не проснуться. Проблема эта не только бабушки Нины и ее внука. Для многих жителей домов по улице Б. Хмельницкого крыша над головой – понятие относительное. Сегодня она есть, а завтра может ее и не быть в самом прямом смысле слова.
Состояние одной из старинных чебоксарских улиц, застроенной одноэтажными и двухэтажными домами, как известно, весьма плачевное. Домам, построенным сразу после войны, по пятьдесят-шестьдесят лет. Подсчитала Нина Алексеевна, сколько она живет в доме № 44 по Б. Хмельницкого – оказалось, уже тридцать шесть лет, а до этого прежние жильцы еще лет двадцать. И если стены еще держатся, то крыша одряхлела настолько, что пенсионерка, чья квартира на верхнем, втором, этаже, уже который год встречает весну и осень, расставляя по углам ведра и кастрюли. И соседи по лестничной площадке, и соседи через стенку делают точно так же. А зимой еще хуже. Чердачное перекрытие слабо изолирует тепло. Снег на крыше тает и тут же превращается в лед. А под ледовой коркой продолжает скапливаться вода, подтачивающая крышу.
И проблема ведь вовсе не в бытовых неудобствах, хотя, конечно, приятного мало, когда по стенам вода бежит. А в том, что теперь потолка из-за постоянных подтоплений у Нины Алексеевны по сути нет, зато очень хорошо видно, из чего сделано чердачное перекрытие. Кроме досочек, можно еще полюбоваться тем, как из дыр перекрытия неторопливо капает на пол вода. Каждый день, по словам пенсионерки, продолжают отваливаться новые куски. Пожилая женщина аккуратно убирает их и даже моет пол. Своя же квартира – как ее бросить в таком состоянии. К тому же недавно был сделан красивый ремонт, вспоминает Нина Алексеевна, складывая в пакеты сорванные обои для потолка, чтобы выбросить в мусорку.
Возвращаться под обвал внук Женя отказался сразу же после той ночи, когда пережил шок, и теперь бабушка снимает квартиру. Она отвечает за внука перед дочерью, которая зарабатывает в белокаменной деньги для своей семьи. Хорошо, есть кому помочь Нине Алексеевне. А вот, например, семье из квартиры № 13 деваться некуда. И они созерцают трещину, предвещающую обвал, на самом верху стены, да не включают свет на кухне, потому что потолок тоже залит.
Всякий, кто заглянет в дом № 44 по Б. Хмельницкого, всплеснет руками по поводу обслуживающей компании, почему, мол, не отследили, не уберегли. Я тоже всплеснула, но поговорив с начальником ПТО «Богданка-сервис» Сергеем Никитиным, поняла, в какую безнадежную ловушку попали жильцы неблагоустроенного жилого фонда, не только по Б. Хмельницкого, а по всему городу, и отвечающие за состояние домов коммунальщики.
На балансе «Богданки-сервиса» находится 161 дом, и 131 из них в ветхом состоянии, – объяснил Сергей Никитин. – Каждый год мы проводим весенний осмотр и выясняем предстоящий фронт работ. Постоянно убираем снег с крыш, чтобы хоть немного уберечь их, в теплый сезон ремонтируем, чтобы жильцы могли спокойно пережить зиму. Вот в этом году у нас предусмотрен ремонт крыши дома № 44 почти на 13 тысяч рублей по плану текущего ремонта.
На замечание, что, мол, тут ремонтировать, когда крышу целиком менять нужно, может, стоит обратиться за помощью к городу, если не хватает собственных средств, Сергей Иванович развел руками и объяснил:
– В любом случае по новому Жилищному кодексу собственники жилых помещений несут бремя ответственности по содержанию дома. Хорошо, если половина из 16 квартир дома № 44 приватизирована, значит, у нас есть целых 8 собственников. Им предстоит выложить примерно по 20-30 тысяч рублей каждому, а то, может, и больше, чтобы город согласился взять на себя другую половину расходов по смене кровли.
Вспомнила я скромную квартиру Нины Алексеевны, где вместо магнитофона на подоконнике стоит радиола тридцатилетней давности – еще работает, между прочим – и стало мне понятно, почему среди жильцов дома очень популярны обои на потолке. Это не дань моде. Люди просто пытаются хоть как-то прикрыть трещины и следы постоянных подтоплений. Не очень-то приятно перед сном любоваться потолком, грозящим однажды рухнуть.
Вот и ремонт кровли, которым из года в год занимаются специалисты «Богданки- сервиса» – по сути те же «обои на потолок». А куда деваться, если у жильцов ветхих домов набрать нужную сумму на капитальный ремонт мизерные шансы?
Новый Жилищный кодекс ответа на этот вопрос не дает.

Когда верстался номер
В редакцию «СЧ» позвонила жительница дома №35 по ул. Котовского Мариинского Посада, где накануне рухнула часть крыши.
Как считают жильцы, случилось это по вине управляющей компании, которая вовремя не счистила снег с кровли. В итоге шифер не выдержал и провалился на чердачное перекрытие. Жильцы опасаются подтопления верхнего этажа и требуют произвести капитальный ремонт крыши.

Один Ответ

  1. Есть, есть ответ! В законе о приватизации жилья! Если к моменту приватизации дом УЖЕ подлежал капитальному ремонту, то он должен быть проведен властями!!! А этим баракам завтра, наверное как раз 50-60 лет? Дом должен капитально ремонтироваться каждые 15-20 лет. Это сколько же раз вам государство должно было дом ремонтировать капитально? А текущий ремонт- каждые 10 лет! Если кровля шиферная- срок годности истекает через 30-40 лет. Железная- 15-20 лет. Рулонную менять обязаны каждые 10 лет полностью три слоя! Не надо бояться, создать прецедент надо- подайте в суд на власть с требованием обязать провести капремонт!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.